N106-112. Дело «О злоупотреблениях по должности Дмитровского градского головы купца Немкова», 1851 г.

N106. Рапорт ротмистра П.Урусова московскому военному генерал-губернатору А.А.Закревскому от 26 апреля 1851 г. о злоупотреблениях дмитровского градского головы купца Е.А.Немкова



Его сиятельству

Господину Московскому военному генерал-губернатору господину генералу от инфантерии, генерал-адъютанту и кавалеру графу Закревскому.

Ротмистра князя Урусова

Рапорт.

Во исполнение предписания Вашего сиятельства от 19-го апреля за № 544-м, прибыв в г. Дмитров, я произвел секретное дознание о неправильных действиях дмитровского градского главы, купца Немкова при выдаче приданого невестам и пособия бедным из процентов с капиталов, завещанные умершим купцом Крашенинниковым, и по собранным мною сведениям оказались следующие злоупотребления:

1. Немков раздает вспомоществование бедным по собственному произволу, и выбор тех бедных преимущественно падает на его родственников или на им особенно покровительствуемых, сверх того, при раздаче сих денег, делал им разные вычеты, как-то: на панихиду за упокой души завещателя 50 коп., на свечи 20 коп. серебром и т.п. поборы.
2. Невестам в приданое, вместо следующих им наличных денег, Немков выдает муку, крупу и иные припасы на свадьбу из его мучной лавки, а также сукно, ситец, платки набивные и проч. и т.п. товар, рассчитывая оный несравненно дороже против его настоящей стоимости; в случае же потребности предметов, не имеющихся в его торговле, Немков как невестам, так равно и бедным, дает от себя записки, по которым эти люди получают таковые из других лавок; но деньги Немков большею частию не раздает на руки, а оставляет их у себя под благовидными предлогами: на погашение казенных недоимок и соблюдения личной пользы самих бедных и невест, из опасения, чтобы они тех денег не промотали.

Вообще из собранных мною сведений заметно, что купец Немков, имея в г. Дмитрове трактирное заведение и мучную лавку (в которой с некоторых пор стал держать и панской товар), извлекает для себя большую пользу, располагая произвольно процентами с капиталов, завещанных умершим купцом Крашенинниковым.
В заключение честь имею присовокупить, что при раздаче пособия бедным и выдаче приданого невестам, Немков, отзываясь содержанием духовного завещания купца Крашенинникова, не дозволяет присутствовать не только посторонним лицам, но даже и местным начальникам г. Дмитрова.

ротмистр Петр Урусов.
№45
26 апреля 1851 г.
Москва.
ЦИАМ. Ф. 16. Оп. 41. Д. 112. Л. 4-5.

№ 107. Докладная записка статского советника князя А.И.Трубецкого

Секретно.
Докладная записка.
№ 61-й.
7-го мая 1851-го года
О Дмитровском голове Немкове

Вменяю себе в обязанность повергнуть на благоусмотрение Вашего сиятельства некоторые замечания касательно Дмитровского градского главы Немкова, обвиняемого в притеснениях при выдаче пособий бедным невестам и неимущим из процентов с капитала, завещанного Крашенинниковым. Сведения об этих притеснениях подробно изложены в следственном деле, которое я имею честь представить Вашему сиятельству. Что же касается до самого Немкова, я полагаю необходимым отстранить его совершенно от занимаемой им должности. Человек злонравный, непреклонный, мстительный, он пользуется почти всеобщею ненавистью; но мысль о возвращении его к прежней должности внушает всем страх, тем более сильный, что, зная его характер, ожидают тяжких притеснений. Отдание Немкова под суд будет, кажется, бесполезно, ибо чрез разные происки оправдан может снова быть избранным, и тогда он с новою алчностию, предастся пагубным для общества наклонностям и мести.

Если же он вернется в г. Дмитров, лишенным звания городского головы, то вредное его влияние исчезнет, и может быть тогда откроются новые злоупотребления им произведенные.
Узнал я также, что Немков, 15 лет постоянно избираемый в городские головы, употребляет для достижения сей цели средства непозволительные: перед выборами он в собственном трактире и бесплатно кормит и поит многих людей, которые в нетрезвом виде избирают на свою погибель человека, коего они проклинают, когда очнуться от винных паров.
Внезапное удаление Немкова произвело всеобщую радость и я сам слышал, как многие благословляли имя Вашего сиятельства за отеческое попечение о бедных, сирых и беззащитных, угнетаемых человеком злонамеренным, алчущим разбогатеть на счет неимущих.

Бывший кандидат Немкова дмитровский 3-й гильдии купец Поленинов на законном основании принял дела и вступил временно в исправление должности градского главы. Этот человек, пользуясь всеобщим уважением и достойно заслуживший имя честного и благонамеренного гражданина, будучи назначен градским главою, вероятно, оправдал бы доверие избравших его дмитровских горожан и удостоился бы одобрения начальства его определившего.

Статский советник князь Трубецкой.

ЦИАМ. Ф. 16. Оп. 41. Д. 112. Л. 14-15.

N108. Предписание московского военного генерал-губернатора графа А.А.Закревского Дмитровской градской думе от 9 мая 1851 г.



Управление Московского военного генерал-губернатора.
По секретной части. Москва.
9 мая 1851.
№ 669.

Дмитровской градской думе.

Даю знать дмитровской градской думе, что вследствие подданной мне дмитровским градским главою, купцом Немковым просьбы об увольнении его от службы, я разрешаю кандидату на должность главы купца Поленинова исправлять эту должность, впредь до утверждения его законным порядком градским главою.

Подписал: генерал-адъютант граф Закревский.

ЦИАМ. Ф. 16. Оп. 41. Д. 112. Л. 16.

N109. Предложение московского военного



генерал-губернатора А.А.Закревского об увольнении купца Немкова от должности городского головы, 1851 г.

Управление Московского
военного генерал-губернатора
По секретной части.
Москва.
«11» мая 1851.
№ 677.
Московскому губернскому правлению.

Препровождая при сем поданное мне дмитровским градским главою, 3 гильдии купцом Немковым прошение об увольнении его от занимаемой им должности, я предлагаю губернскому правлению сделать немедленно надлежащее распоряжение к увольнению просителя Немкова от должности градского главы и о назначении на его место другого лица, о последующем же меня уведомить.

Подписал генерал-адъютант Граф Закревский.

ЦИАМ. Ф. 16. Оп. 41. Д. 112. Л. 17.

N110. Выписка из следственного дела, произведенного над Дмитровским градским главою Егором Андреяновым Немковым



Состоящий при Московском военном генерал-губернаторе статский советник князь Трубецкой 30-го апреля, прибыв в город Дмитров, приступил 1-го числа мая к исполнению возложенного на него поручения. В этот день, прибыв в присутствие дмитровской градской думы, вручил он градскому главе Немкову предписание его сиятельства о немедленной сдаче кому следует его должности на законном основании и, по сдаче тотчас отправиться в Москву и явиться к его превосходительству Московскому военному генерал-губернатору. Тогда же поручено было исправляющему должность уездного стряпчего секретарю уездного суда наблюдать за тщательною сдачею дел градской думы. В тот же день Немков сдал на законном основании должность свою кандидату дмитровскому 3 гильдии купцу Полянинову, и сам выехал в 4-ре часа по полудни в Москву, о чем сообщил городничий; которому поручено было наблюдать за скорым его отъездом.

2-го числа мая приступлено было вместе с тем же исправляющим должность уездного стряпчего секретарем уездного суда к исследованию злоупотреблений главы Немкова при выдаче на пособие бедным невестам и неимущим из процентов с капитала, завещанного Крашенинниковым. Из допросов 75-ти человек мещан города Дмитрова оказалось, что получившие пособия, каждый порознь единогласно показали, что Немков при выдаче денег в присутствии думы ставил на стол кружку, настоятельно требуя с каждого лица по 50-ти копеек сер. и даже более; в нынешнем же году, вероятно, соболезнуя к бедным, предлагал добровольно положить в кружку для отпевания панихиды и покупки церковных свечей в память покойного Крашенинникова и поэтому все клали по 20-ти копеек серебром, а иные и более. Некоторые в допросах объявили, что Немков преимущественно давал деньги своим родственникам, хотя имевшим собственное достаточное состояние и таковых по удостоверению городничего, оказалось 7 человек. Мещанин Осип Попов объявил, что ему назначено было ежегодно по 10 рублей сереб., но четвертый год он получает лишь по 5 руб. сереб. и расписывается в книге в полной сумме (т.е. 10 руб. сереб.) из опасения впредь лишиться пособия; по освидетельствовании книги оказалось, расписка Попова, согласно с его показанием мещанин Егор Дмитриев Владимиров объявил, что, не взирая на совершенную свою нищету, получил от Немкова два года тому назад всего 6 рублей ассигнациями, хотя в духовном завещании Крашенинникова сказано, что каждая выдача должна быть не менее 10 руб. сереб. Мещанин Владимиров, оскорбясь таким поступком, подавал жалобу московскому гражданскому губернатору, но вместо удовлетворения по самопроизвольному распоряжению Немкова был содержан 6 месяцев в рабочем доме и даже наказан розгами. Священник и церковный староста Дмитровского Успенского собора в отзывах объявили: первый, что прежде голова Немков за две панихиды в год по завещаниям Крашенинникова платил 3 руб. сереб., а ныне лишь 2 руб. сер. Второй же объявил, что Немков в дни служения панихиды жертвовал в церковь два пуда свеч, а в последние два года пожертвовал в первый 35 руб. сер., а во второй 30 руб. сер. Спрошены были вступившие в замужество 6 мещанских женщин, которые показали, что ни одна из них не получала полной суммы назначенной в завещании серебром 150 руб., а что напротив выдано Немковым первой на ассигнации 160 руб., второй ассигнациями 250 руб., третьей ассигнациями 400 руб., четвертой ассигнациями 175 руб., пятой ассигнациями 340 руб., шестой ассигнациями 225 рублей, вместо остальных же денег по приказанию Немкова выдаваемо было из его лавки разные товары, как-то ситец, мука, чай и другие подобного рода припасы; за неимением же в лавке его некоторых предметов, нужных невестам, сын Немкова выдавал им записки на получение желаемых товаров из лавок дмитровских купцов Филатова и Варенцова, что подтверждается показаниями сих лиц, которые также были допрошены, а купец Филатов представил 12 подлинных записок, писанных сыном Немкова, который не отвергает тоже их достоверность; сей последний, будучи спрошен, при увещании священника, объяснил, что эти записки действительно были им писаны по личным просьбам бедных невест и единственно с целию им помочь. Трое гласных и секретарь думы на сделанные им вопросы отвечали, что при выдаче пособий на столе действительно находилась кружка, в которую Немков, предлагал получающим пособия положить денег по своему произволу, как знак усердия Животворящему Кресту и на свечи панихиду за упокой души завещателя Крашенинникова, но кем и сколько положено было в кружку и на что эти деньги были употреблены неизвестно.

После всех допросов в Дмитрове, спрошен был в Москве и сам дмитровский голова Немков. В отобранном от него показании он подтверждает, что действительно во время выдачи вспомоществования невестам и бедным находилась в присутствии на столе кружка; но уверяет, что с его стороны принуждения не было в нее вкладывать по 50-ти коп. сереб., а что каждый клал по своему желанию. Относительно невест, показавших на Немкова, что он выдавал им не все следуемые им деньги 150 руб. сереб., а только часть наличными деньгами, а на остальную сумму принуждал их брать разный товар, как в своих так и посторонних лавках, в кои сын его Иван по его же приказанию выдавал записки на отпуск требуемых невестами вещей с тем, что хозяева тех лавок сводили уже после свой счет с самим головою Немковым, и таким образом Немков сделал расчет с дмитровским купцов Филатовым, который ему должен был переводимую сумму денег. Сего обстоятельства Немков также не мог опровергнуть, а дал оному тот оборот, что так как по завещанию Крашенинникова следовало выдавать деньги невестам после их замужества, то он будто бы из жалости выдавал им до замужества для приготовления к свадьбе из своих и других лавок вещи и после, разумеется, высчитывал при выдаче следуемых им денег 150 руб. сереб. О том, что служащие в канцелярии думы насильственно домогались денег с каждого получателя, то Немков отозвался, что подобные слухи и жалобы до него никогда не доходили. На вопрос от чего он не допускал и не приглашал местное начальство и почетных жителей города присутствовать при раздаче пособий, Немков сослался на то, что о сем в завещании Крашенинникова ничего не упомянуто.

По другим обстоятельствам не столь важным, Немков отозвался непамятством.

В заключение, Немков оказывается виновным даже и по собственному показанию: 1-е. В самопроизвольном сборе денег в кружку на поминовение покойного Крашенинникова без всякого на то разрешения от начальства. 2-е. Главнейшая его вина состоит в том, что он до назначенного завещателем времени выдавал в долг невестам разный товар из своих и других лавок и причитающуюся за то сумму высчитывал в последствии из следуемых 150 руб. сереб. 3-е. Что производил сии выдачи пособий, не приглашая в думу присутствовать при оных местное начальство города и почетнейших граждан, как сие обыкновенно делается в подобных случаях, ссылаясь при том совершенно несправедливо на духовное завещание, которым упоминается об одной лишь отчетности.

Статский советник князь Трубецкой.

ЦИАМ. Ф. 16. Оп. 41. Д. 112. Л. 18-25 об.


N111. Из протокола опроса горожан по делу городского головы, 3 мая 1851 г.



1851 года, майя 3 дня, в присутствии следователя, состоящего при его сиятельстве господине московском военном губернаторе, камергере статском советнике князе Трубецком, при исправляющем должность уездного стряпчего уездного суда секретаре Преображенском, нижеписанные лица, согласно предписанию его сиятельства господина московского военного генерал-губернатора от 28 апреля за № 595, быв спрошены, показали:

1-я) Дмитровская мещанка Марья Ивановна Тютькина, а урожденная Востроглазова: имею от роду 24 года, вышла замуж в 1850 году; в дмитровской градской думе от головы Немкова я получала из назначенной суммы на пособие бедным невестам из процентов с капитала завещателя Крашенинникова, по выходе в замужество деньгами на ассигнации 160 рублей, а прежде сего на остальные 365 руб. забираемо было товаром из лавки головы Немкова по приказанию его как то на приданое и на прочие припасы для свадьбы, и более ничего показать не могу. К сему показанию за безграмотную мещанку Тютькину по личной ее просьбе коллежский регистратор Василий Вишняков руку приложил. 2-я) Жена почтальона Авдотья Ларионова Васильева, урожденная Лубянкина: имею от роду 19 лет, вышла в замужество в 1850 году, сентября 12 дня. В дмитровской городской думе от головы Немкова я получала из назначенной суммы на пособие бедным невестам из процентов с капитала завещателя Крашенинникова, по выходе в замужество деньгами наличными 250 руб. ассигнациями, а на остальные 275 руб. ассигнациями забираемо было разным товаром из лавки головы Немкова, как то: брала ситец, сукно, муку, крупу, чаю, сахару, и тому подобное, собственно по приказанию его Немкова, и хотя я у него просила деньгами, но он мне кроме 250 руб. ассиг. не дал, а сказал деньги он не получал из Москвы, и более показать ничего не могу. К сему показанию вместо жены почтальона Авдотьи Ларионовой Васильевой за неумением ее грамоте и по личному прошению уволенный ученик из духовного звания Михаил Иванов Смирнов руку приложил

<...>

7-я). Дмитровская мещанка Татьяна Васильева Кафтанникова, урожденная Чечеткина, от роду имеет 22 года, вышла замуж в 1850 году: в дмитровской городской думе от головы Немкова я получала из назначенной суммы на пособие бедным невестам наличными деньгами всю сумму 150 руб. сер., хотя он и принуждал меня взять часть товаром из его лавки, но я решительно в том отказала, и более ничего добавить не могу. К сему показанию вместо дмитровской мещанки Татьяны Васильевой Кафтанниковой, за неумением ее грамоте и по ее личному прошению уволенный из духовного звания ученик Михаил Иванов сын Смирнов руку приложил*.

ЦИАМ. Ф. 16. Оп. 41. Д. 112. Л. 64-66.

* Из 7 невест все деньги получила лишь 1. Все 75 опрошенных бедных мещан и мещанок показали, что голова из суммы в 10-15 рублей сер. вычитал у них 50 к. (в первые 4 года) и 25 к. сер. в последний год. В последний год, как показал дмитровский мещанин Артамон Еремеев, 65 лет, голова предложил внести в кружку, сколько кому будет угодно (ЦИАМ. Ф. 16. Оп. 41. Д. 112. Л. 48-62).

N112. Рапорт Дмитровского городничего с приложением ведомости о лицах, которым незаконно было выдано денежное пособие, 2 мая 1851 г.



Секретно
Его Сиятельству господину статскому советнику и кавалеру, князю Алексею Ивановичу Трубецкому.
Дмитровского городничего
Рапорт.

Согласно требованию Вашего сиятельства от 2-го майя за № 49, честь имею при сем представить Ведомость о тех мещанах и мещанках, кои могли бы по своему безбедному состоянию содержать себя, не прибегая к пособию, раздаваемому от градского главы с капитала завещателя Крашенинникова.

Городничий (нрзб.)
N12-й

Майя 2 дня 1851-го года.

ЦИАМ. Ф 16. Оп. 41. Д. 112. Л. 44.

Ведомость о лицах, которые получали из дмитровской градской думы сумму в числе не имеющих, а имеют состояние
N
1 Андрей Афанасьев Шестаков Кузнец, имеет дом
2 Марья Иванова Минина Имеет два дома и получила хорошее наследство
3 Вдова Агафья Васильева Баженова Имеет свой дом и занимается огородом
4 Авдотья Григорьева Санкина Имеет дом и лавку в городских торговых рядах, которая отдается в наймы
5 Николай Сергеев Новоселов Трубочист, поставщик по подряду
6 Александр Степанов Скобцов Имеет двухэтажный дом, с коего доходу получает около 50 рублей серебром
7 Иван Макаров Воропанов Имеет свой дом и огород, и молодой человек

Городничий (нрзб.)

ЦИАМ. Ф. 16. Оп. 41. Д. 112. Л. 45.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5367