4.5. Материально-техническое обеспечение Железнодорожных войск
Обеспечение строительно-восстановительными материалами

В период Великой Отечественной войны организацию снабжения работ по восстановлению железных дорог материалами, конструкциями и оборудованием осуществляло Главное управление военно-восстановительных работ через имевшееся в его составе Управление снабжения, которое возглавлял И. В. Щуров, а затем А. В. Кондрашов. В УВВР для этой цели имелись соответствующие отделы, а в бригадах — отделения.

Порядок снабжения восстановительными материалами в годы войны был определен постановлением Государственного комитета обороны от 3 января 1942 г. № 1095. Постановление ГКО сыграло исключительно важную роль в организации материального обеспечения восстановительных работ. Использование ресурсов тыловых дорог, материалов, конструкций и имущества, выпускаемых предприятиями НКПС, а главным образом материалов, изыскиваемых на месте, позволило войскам с честью справиться с восстановлением железных дорог в годы Великой Отечественной войны.

Централизованно через ГУВВР войска и спецформирования снабжались материалами, конструкциями и оборудованием, которые невозможно было изыскать на месте: металлическими пролетными строениями, аппаратурой связи, насосами, паровыми котлами и др. Основное же количество потребных средств (4,5 млн. т из 6,5 млн. т, израсходованных в годы войны) было заготовлено на месте.

По окончании войны, когда Железнодорожные войска перешли к капитальному восстановлению, в ГУВВР наряду с Управлением снабжения были образованы сначала отдел, а затем Управление подсобных предприятий, последовательно возглавляемые И. Н. Шершовым, И. С. Ивановым и В. С. Миридоновым. Это Управление руководило созданными в войсках предприятиями для заготовки леса, камня, щебня и других материалов и изготовления металлических, железобетонных и деревянных конструкций, сборных жилых домов и т.п. В управлениях корпусов вопросами снабжения ведали штатные «Стройтехснабы», подсобными предприятиями — отделы подсобных предприятий, а в бригадах — соответственно отделы материально-технического снабжения и отделения подсобных предприятий. В ГУВВР (с 1950 г. — в ГУЖВ), корпусах и бригадах имелись базы материально-технического снабжения. Такая система руководства снабжением просуществовала до 1957 г.

С 1945 по 1956 гг. Железнодорожные войска, ведя работы по капитальному восстановлению железных дорог, строительству новых линий и электрификации, в среднем ежегодно расходовали около 1000 км новых и старогодных рельсов, 1,7 млн. шпал, 1,5 тыс. комплектов стрелочных переводов, 30 тыс. т металлопроката, свыше 100 тыс. т цемента и около 400 тыс. куб. м лесоматериалов (в перерасчете на круглый лес).

Потребность в материалах и конструкциях покрывалась как за счет их получения по фондам, так и за счет производства на собственных подсобных предприятиях: заводах и полигонах бетонных и железобетонных конструкций, деревообделочных комбинатах и стройдворах, каменных и песчано-гравийных карьерах, лесоучастках и др. (приложение 11).

В 1957 г. в связи со значительным сокращением численности Железнодорожных войск большинство подсобных предприятий было передано Министерству транспортного строительства СССР. В Управлении железнодорожных войск вместо управления снабжения и подсобных предприятий был организован отдел материально-технического снабжения, а в корпусах и бригадах — соответственно отделы и отделения. Базы материально-технического снабжения были сохранены. Такая организация снабжения материалами и оборудованием просуществовала до 1989 г.

Передача подсобных предприятий существенно изменяла характер снабжения Железнодорожных войск строительными материалами и конструкциями. Начиная с 1957 г. войска стали централизованно их заказывать предприятиям Минтрансстроя, получать от них бетонные, железобетонные и металлические конструкции. Производство таких конструкций собственными силами тогда не превышало 10–15% потребности.

Круглый лес, пиломатериалы, шпалы, переводные брусья, столярные изделия, пароводяную арматуру, щебень и другие материалы и изделия войскам поставляются промышленностью и специализированными организациями Минтрансстроя.

Коренные изменения, происшедшие в Железнодорожных войсках в связи с революцией в военном деле, усложнение обстановки, в которой им придется действовать в будущей войне, увеличение объемов и изменение характера работ, необходимость обеспечения высоких темпов восстановления железных дорог — все это потребовало дальнейшей разработки вопросов снабжения войск материалами, конструкциями и оборудованием. Однако основной принцип, которым руководствовались Железнодорожные войска в прошлую войну: максимальное использование местных ресурсов — не только остался неизменным в новых условиях, но и приобрел главенствующее значение.

Заготовка восстановительных материалов и конструкций из местных ресурсов будет производиться силами и средствами начальников железнодорожных войск фронтов, командиров бригад, воинских частей и начальников специальных формирований. Доставлять их от мест заготовки к объектам или к базам (складам) планируется транспортными средствами, находящимися в распоряжении соответственно начальников железнодорожных войск фронтов, командиров бригад и частей.

Материалы, конструкции и имущество, направляемые на фронт в порядке централизованных поставок из тыла страны, поступали на головную базу восстановительного имущества, подчиняющуюся начальнику железнодорожных войск фронта, откуда направлялись на бригадные базы или непосредственно на восстанавливаемые объекты.

При восстановлении войсками железнодорожных объектов на территории страны, порученных им для технического прикрытия, начальники соответствующих железных дорог должны обеспечивать эти работы материалами, конструкциями и тяг.

Ответственная роль, которая будет принадлежать органам тыла Железнодорожных войск в современной войне по обеспечению восстановительными материалами, конструкциями, оборудованием и т.п., требует дальнейшей глубокой разработки всех связанных с этим вопросов, начиная от изучения материальных ресурсов ТВД и кончая организацией подвоза всего необходимого к разрушенным объектам. И такая работа в настоящее время ведется в войсках. Техническое обеспечение

С целью создания условий для обеспечения постоянной технической готовности машин и механизмов в дополнение к техническим ротам, имевшимся в батальонах, в штаты рот мостовых, путевых и механизации были включены технические взводы, в штаты бригад и в состав железнодорожных войск фронта — технические, ремонтные и ремонтно-восстановительные батальоны. Это позволило создать стройную систему эшелонирования в обслуживании и ремонте техники.

Для укомплектования технических подразделений и частей были разработаны, изготовлены и приняты на вооружение специальные ремонтные средства.

Особенно серьезное значение в последние годы приобрели вопросы поддержания в состоянии высокой технической готовности парка машин, находящихся на длительном хранении. Эти вопросы также были разработаны, и рекомендации по организации хранения изложены в соответствующем Руководстве для Железнодорожных войск. Снабжение табельной техникой

В годы Великой Отечественной войны основными источниками снабжения войск табельной железнодорожной техникой были два центральных парка.

По окончании войны фронтовые парки были расформированы. Центральные железнодорожные парки № 1 и 2, вернувшиеся из эвакуации в Торжок и Брянск, выпускали для войск путевые тележки, агрегаты водоснабжения типа «Коммунист», пилорамы, шпалорезки, копры со штанговыми молотами, водолазные станции и другую технику. Одновременно парки расширяли производственные площади, оснащались новым технологическим оборудованием, что позволило шире развернуть работу по выпуску новой табельной техники, а также осуществлять ремонт экскаваторов, электростанций, автомобилей и других сложных машин. В 1950 г. железнодорожные парки были преобразованы в центральные военно-железнодорожные заводы № 191 и 192.

В 1952–1953 гг. производственная база войск пополнилась заводами № 41 и 48. Эти заводы занимались ремонтом техники Железнодорожных войск.

Заводы № 191 и 192 в 1950–1957 гг. освоили изготовление новых образцов техники. В 1958 г. завод № 191 по решению Правительства был передан другому ведомству. На изготовление новой техники в начале 60-х гг. были переключены и заводы № 41 и 48.

Особенно усилилась работа по выпуску новой техники с 1958–1959 гг. в связи с перевооружением войск для обеспечения требуемых темпов восстановления железных дорог в условиях ракетно-ядерной войны. В 1959–1967 гг. на заводах Железнодорожных войск было изготовлено 108 опытных образцов средств технического вооружения, 78 из которых выпускаются серийно. Всего в этот период заводы поставили в войска 5600 единиц крупной техники и 35 тыс. шт. гидро — и электроинструмента, а кроме того, 1600 единиц крупной техники в спецформирования и 190 единиц для экспорта.

Продукция заводов неоднократно экспонировалось в Москве и награждена многими Почетными дипломами всех степеней.

Около ста рабочих и инженерно-технических работников награждены золотыми, серебряными и бронзовыми медалями: Н. Ф. Стельмах, В. К. Бухарин, Н. С. Кутко, В. Н. Трошин, Е. В. Грибов и др. Техника, изготавливаемая заводами, пользуется спросом не только на отечественном, но и на мировом рынке и поставлялась в 12 стран мира.

Обеспечение войск автотракторной техникой, землеройными и бурильными машинами и механизмами, энергетическим и подъемно-транспортным оборудованием, металлорежущими станками, понтонными парками, имуществом железнодорожной связи осуществляется путем поставок из отечественной промышленности.

Инженерное, химическое, артиллерийское имущество и имущество общевойсковой связи Железнодорожные войска получали через довольствующие органы военных округов на общих основаниях с другими войсками.

Неоценимый вклад в развитие промышленных предприятий войск по внедрению передовых технологий, переоборудованию и установке станочного оборудования, выпуску серийных и новых образцов техники, решению финансовых и экономических вопросов, бытоустройству работников заводов внесли П. И. Бакарев, Г. В. Белокуров, В. Г. Боровский, С. В. Брыкин, В. К. Бухарин, Ф. Д. Гайдамака, Е. В. Григорьев, В. С. Даниленко, Ф. Н. Доронин, М. А. Максимов, К. И. Москин, М. С. Нестеренко, Е. Е. Овчинников, Н. С. Пеньков, В. Р. Польмая, Г. Т. Ревеко, М. М. Ставцев, Б. А. Стариков, Л. Я. Сулье, С. П. Трифонов, А. В. Трухачев, А. К. Феофилактов, А. Г. Цуцаев, П. П. Якимов, Е. П. Буряк, П. В. Власов, А. А. Гуров, С. Н. Елизаров, В. А. Карпов, И. К. Корнеев, А. И. Колунтаев, В. И. Лемешко, С. А. Макаров, Ю. С. Мишик, А. М. Никулин, В. И. Сазонов, С. Е. Степанян, Е. А. Хромов, Н. Н. Чурилин, Д. В. Якименко, Б. С. Ярушкин и др. Продовольственное снабжение

В период Великой Отечественной войны снабжение частей Железнодорожных войск продовольствием производилось, как правило, через фронтовые и армейские склады по схеме фронт (армия) — отдельная часть. Бригадное звено в этой схеме отсутствовало.

При сравнительно невысоких темпах ведения операций такая схема снабжения себя оправдывала, несмотря на преобладание конного транспорта для подвоза продовольствия в части.

В будущей войне снабжение Железнодорожных войск продовольствием предполагалось производить по схеме фронт — железнодорожная бригада — отдельная часть. До начала операции железнодорожные бригады будут обеспечиваться продовольствием с фронтовых продовольственных складов, входящих в состав ФПБ, а пополнять свои запасы в ходе операции будут из отделений складов, развертываемых в составе отделений ФПБ. Плечо подвоза в начале операции составит 100–150 км и затем может возрасти до 200–300 км. Это потребовало увеличения количества транспортных средств для перевозки продовольствия, а также увеличения его запасов в войсках.

В штаб бригады на военное время вместо базы материально-технического обеспечения введен отдельный батальон материально-технического обеспечения. Вещевое снабжение

В годы войны Железнодорожные войска снабжались вещевым имуществом по схеме фронт (армия) — бригада — отдельная часть. В условиях будущей войны схему снабжения Железнодорожных войск вещевым имуществом предполагалось не менять. Части будут получать его через обмто, который, в свою очередь, будет доставлять такое имущество с фронтовых (армейских) складов.

Важное место занимает банно-прачечное обслуживание личного состава. В настоящее время части оснащены достаточным количеством банно-прачечных средств, которые обеспечивают обслуживание личного состава войск в любых условиях. Эти средства позволяют широко использовать их для санитарной обработки личного состава, дезинфекции и дезинсекции обмундирования и другого вещевого имущества.

Вещевая служба также располагает необходимыми силами и средствами для производства среднего и мелкого ремонта вещевого имущества. Во всех частях и бригадных базах МТС для этой цели имеются мастерские с необходимым оборудованием.

БАМ убедительно подтвердил целесообразность проведенных мероприятий. Квартирное обеспечение

В первые послевоенные годы штабы и личный состав частей из-за отсутствия казарм и других помещений, как правило, размещался в землянках. Отсутствовали жилые помещения и для офицерского состава.

Создание в войсках домостроительных комбинатов и стройдворов позволило уже к 1960 г. приступить к изготовлению щитовых сборно-разборных общежитий, казарм и жилых домов. В дальнейшем с увеличением количества средств, отпускаемых на собственное строительство, а также за счет смет строек, которые вели войска, появилась возможность сооружать военные городки с благоустроенными казармами, помещениями для штабов, капитальные дома для офицеров и сверхсрочников.

По состоянию на 1991 г. более 95% личного состава размещалось в капитальных казармах, около 90% семей военнослужащих жили в капитальных домах. Более 85% зданий, принадлежавших войскам, было теплофицировано, более 80% зданий оборудовано водопроводом и канализацией. Проведены большие работы по озеленению и благоустройству военных городков, обеспечению типовой армейской мебелью, противопожарным инвентарем и оборудованием.

Для создания нормальных бытовых условий на объектах работ в войсках использовались сборно-щитовые здания, автовагончики бытового назначения, а также сборно-разборные хранилища для хранения и размещения техники.

В 1986 г. в Железнодорожных войсках было начато освоение производства казарм системы «Модуль», превосходящих обычные сборно-щитовые казармы добротностью, улучшенными санитарно-гигиеническими условиями, простотой сборки и конструктивной возможностью подключения к инженерным коммуникациям. В войсках была разработана программа обеспечения каждой семьи благоустроенным жильем. Только за 1986–1990 гг. планировалось ввести 311,3 тыс. кв. м жилой площади вместо 160 тыс. кв. м в 1980–1985 гг. Медицинское обеспечение

В период Великой Отечественной войны раненым и больным медицинская помощь оказывалась в основном в медпунктах частей, а нуждающиеся в специализированном лечении направлялись в соответствующие общевойсковые подвижные госпитали.

Недостатком такой системы являлось то, что солдаты и сержанты, эвакуированные в общевойсковые госпитали, как правило, в Железнодорожные войска не возвращались.

В послевоенные годы в состав каждой железнодорожной бригады был включен лазарет на 80 коек, медицинские пункты частей были оснащены современным оборудованием и санитарно-хозяйственным имуществом, созданы и действовали 51 нештатная клиническая лаборатория, 35 физиотерапевтических и 14 врачебных кабинетов, электрокардиографические и подвижные зубоврачебные и зубопротезные кабинеты. Это позволило значительно улучшить медицинское обеспечение личного состава и приблизить медицинскую помощь к частям и подразделениям. Свыше 70% больных проходило курс лечения в медицинских учреждениях частей и бригад до 1991 г.

Большая лечебно-профилактическая работа, проводимая медицинской службой войск, позволяла в 1991 г. в два раза снизить заболеваемость личного состава по сравнению с заболеваемостью в первые послевоенные годы. Много внимания уделялось медицинской службой контролю за питанием, водоснабжением, размещением и банно-прачечным обслуживанием личного состава, физическим состоянием солдат, сержантов и офицеров, за физподготовкой и спортом.

Применение в будущей войне оружия массового поражения неизбежно вызовет увеличение санитарных потерь личного состава, которые, по данным теоретических расчетов и проведенных учений, могут в ходе наступательной операции ежесуточно составлять 0,8–2,5% численности железнодорожных войск фронта. Это резко усложнит задачи медицинской службы, так как потребует организации и осуществления в основном силами и средствами Железнодорожных войск медицинского обеспечения, направленного главным образом на своевременное оказание пострадавшим помощи в очагах поражения, эвакуацию и лечение их с целью быстрого возвращения в строй. Важнейшее значение будет иметь своевременное проведение медицинской разведки, санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий.

Медицинское обеспечение железнодорожных войск фронта организовывалось на общих принципах, принятых в Сухопутных войсках Советской армии, с учетом особенностей деятельности бригад и частей.

В связи с исключительной важностью знания всем личным составом основных положений по оказанию первой помощи при поражении ядерным, химическим и бактериологическим оружием в войсках большое внимание уделялось военно-медицинской подготовке. В совершенствование медицинского обеспечения войск и улучшение медицинского обслуживания личного состава много труда вложили офицеры В. Т. Вольский, И. Н. Братель, И. В. Вержба, Н. Х. Данилюк, Б. В. Демьянов, Т. Ф. Дымов, А. Е. Васянович, А. И. Картавцев, Д. И. Клюев, Н. П. Леонов, Я. Н. Никитин, Ю. И. Орлик, Б. С. Проскуряков, Г. А. Рашковский, В. П. Сукачев, Н. Е. Тюрин, Н. Д. Тявин, Г. Р. Урецкий, А. И. Фицнер, П. И. Шестакович, Ю. Н. Цапенко и др. Тыловое и техническое обеспечение в условиях БАМа

Особого внимания заслуживает опыт тылового обеспечения Железнодорожных войск на БАМе, где в 70–80-е гг. было сосредоточено почти 50% воинов-железнодорожников.

О размахе обустройства можно судить по таким данным. Военные городки строились с учетом всего необходимого для нормальной жизнедеятельности войскового организма. К 1979 г. — году максимальной производственной загрузки — были построены и функционировали: 231 казарма, 78 кухонь-столовых на 500 посадочных мест каждая, 83 штаба, 54 медпункта по 8–10 коек, 29 лазаретов, 32 пекарни, 13 овощехранилищ на 12 400 т, 64 ледника, 64 бани, 57 прачечных, 82 продовольственных и 85 вещевых складов, 69 котельных, 59 складов на 29 тыс. т. ГСМ, 42 скважины водоснабжения, 55 пожарных депо, войсковые магазины, кафе, комбинаты бытового обслуживания, гостиницы и общежития, жилые дома для семей военнослужащих и т.д.

С первых же лет строительства изыскивались и использовались любые возможности для благоустроенного жилья семей военнослужащих, рабочих и служащих войск.

Для собственных нужд сводным сметным расчетом были предусмотрены специальные средства (раздел «В» сводной сметы, а также использовались средства, отпускаемые на временные здания и сооружения титулов стройки). За счет этих средств уже к 1990 г. было построено 123 тыс. кв. м благоустроенных жилых домов и общежитий для строителей. Построены также великолепные здания штабов управлений корпусов и некоторых бригад, 20 (1260 мест) детских садов, 17 (1970 учащихся) школ. В крупных поселках — Тында, Дипкун, Ургал, Чегдомын, Березовка — школы имели спальные корпуса, где обучались и проживали дети старших классов из гарнизонов, не имеющих 9–10-х классов. Дети, проживающие от школ на расстоянии более 2 км, подвозились на занятия автобусами воинских частей. В каждом гарнизоне были построены временные клубы на 250–500 мест, с библиотеками. Уже в 1977 г. культурно-массовая работа проводилась в 73 клубах. В Чегдомыне в 1978 г. и в Тынде в 1987 г. были построены капитальные административные здания — управления строительств с актовыми залами по 300 мест, спортзалами и гаражами. В 1988 г. в Чегдомьне войсками построен прекрасный капитальный госпиталь с самым современным диагностическим и лечебным оборудованием. Аналогичное обустройство имелось и в тресте «Ургалбамтрансстрой».

Для собственного строительства использовались возможности Министерства обороны СССР, Минтрансстроя и собственной производственной базы войск.

На участок было получено около 700 тыс. кв. м инвентарных зданий: казарм, общежитий, двух — и четырехквартирных домов, контейнерных домов, сборно-щитовых столовых, магазинов и др. Для складских помещений поставлялись конструкции типа РМГ-40, РМХ-20, СРМ-10,8. Широко применялись рубленые и брусчатые здания для овощехранилищ, прачечных, бань, столовых, КБО и т.д.

Изолированные от цивилизованного мира строители БАМа самостоятельно организовывали торгово-бытовое обеспечение и общественное питание. При корпусах были развернуты управления торговли Дальневосточного военного округа, при управлениях бригад и многих батальонов — отделения торговли.

Командованием войск и соединений уделялось значительное внимание самозаготовке и хранению картофеля и овощей для личного состава. В каждой части было организовано подсобное хозяйство для откорма свиней, содержания крупного рогатого скота, выращивания огородной зелени и овощей. Во многих частях были теплицы. Например, только в Тындинском соединении в 1990 г. содержалось 1750 голов свиней, имелось 48 коров, 18 теплиц. За год получали до 70 т мяса. Кроме нормативного довольствия, военнослужащие, работающие в ночную смену, получали дополнительное питание. Весь личный состав пользовался продукцией подсобного хозяйства и теплиц. Больные дети получали натуральное молоко.

Военные городки стали пользоваться централизованным теплоснабжением, горячей и холодной водой, канализацией, бытовым электричеством или привозным газом.

В начале строительства на БАМе практически не было сети местных медицинских учреждений, за исключением поликлиник и больниц в Тынде и Чегдомыне да окружного военного госпиталя в Хабаровске. Военные медики самоотвержено боролись за жизнь каждого военнослужащего и гражданского строителя. Большой вклад в медицинское обеспечение на БАМе внесли военные врачи Васянович А. Е., Печеров А. А., Гайдучик П. С., Рарата И. И. и др.

Для обеспечения нужд строителей и лечебных учреждений в сжатом кислороде в 1975 г. были организованы пункты наполнения кислородных баллонов на базе кислороддобывающих станций АКДС-70. Такие пункты размещались в Дипкуне, Зейске, Февральске и Ургале в капитальных отапливаемых зданиях. Каждый пункт оборудовался сооружениями для наполнения баллонов кислородом, для размещения свободных баллонов и для выбраковки баллонов.

Больший объем выполненных работ, почти круглогодичная эксплуатация техники в суровых климатических условиях предопределили потребность в создании мощной собственной ремонтной базы для капитального и среднего ремонта дорожно-строительной и автомобильной техники.

В 1975–1977 гг. в Ургале, Дипкуне и Зейске было построено по нескольку утепленных ремонтных цехов из сборных металлических конструкций размерами в плане 72(54)х18 м каждый.

До 30% среднего и 80% текущего ремонта техники выполнялось непосредственно на местах работ выездными ремонтными летучками ремонтных батальонов с использованием подвижных ремонтных мастерских «Ориеншталь и Коппель», «Банзай», «Магирус», МТО-СДМ, ПММ-3 и других с максимальным использованием сменных агрегатов и готовых узлов. Для текущего ремонта техники, кроме названных, использовались мастерские ПРМА, ПАРМ-1М, МТО-АТ производства собственных предприятий войск.

Созданная система технического обслуживания и ремонта позволила обеспечить 50–70% потребности в капитальном ремонте, 100% — в среднем ремонте техники на собственных ремонтных предприятиях. Остальная часть техники — до 150 единиц дорожно-строительной и до 120 единиц автомобильной техники в год — ремонтировалась на предприятиях Минтрансстроя СССР и других ведомств.

Условия строительства потребовали значительного количества горючего и смазочных материалов. С начала строительства до ввода последнего участка в постоянную эксплуатацию, т. е. по 1989 г. включительно, на БАМе израсходовано почти 250 тыс. т бензина, более 500 тыс. т дизельного топлива, 32 тыс. т керосина. Обеспечение поставок таких объемов горючего затруднялось из-за отсутствия достаточного количества стационарных складов ГСМ, большой удаленности от постоянных нефтебаз, удаленностью стационарных складов от мест работ до 500 км. Поэтому принимались меры по созданию максимального запаса горючего в зимний период с завозом его по зимним дорогам с окружных складов ДВО и местных нефтебаз.

Для хранения горючего было построено несколько центральных баз емкостью до 4 тыс. куб. м, а в каждой линейной части и СМП — расходные склады ГСМ общей емкостью около 40 тыс. куб. м. Кроме того, имелось порядка 30 полевых складов суммарной емкостью около 5 тыс. куб. м. В стационарных парках техники были оборудованы заправочные пункты емкостью до 100 куб. м из расчета одновременно заправки закрытой струей до 6 машин тремя сортами горючего.

Все базы и склады ГСМ охранялись, оборудовались молниезащитой и средствами пожаротушения. За весь период работ случаев возгорания складов ГСМ не было.

Материально-техническое снабжение осуществлялось через территориальные органы Госснаба СССР и с предприятий-поставщиков по фондам, выделенным Главснабом Минтрансстроя СССР, а также за счет децентрализованных поставок. Многие строительные материалы (краска, линолеум, радиаторы, санфаянс, кабельно-проводниковая продукция и др.) поставлялись на БАМ с центральной базы Железнодорожных войск, из Москвы. Это давало возможность гарантированно реализовывать фонды и комплектовать вводимые объекты материалами, конструкциями и оборудованием.

Опыт обеспечения материалами в первые годы строительства, когда они занаряжались соединениями, показал, что реализация малых объемов материальных средств проходит с большими трудностями. Центральные базы Дальнего Востока по нескольку месяцев комплектовали повагонную отгрузку нужной номенклатуры и размеров. Поэтому в 1977–1978 гг. фонды на металл, трубы, цемент, метизы, строительные и другие материалы занаряжались непосредственно на корпусные базы и на базу УПТК треста. Исключение составляли «именные» материалы: металлоконструкции мостов, котельных, локомотивных и вагонных депо, железобетонные конструкции мостов, труб, крупных служебно-технических и административных зданий. Эти грузы поступали сразу на станции назначения.

Поставки технологического оборудования на строящиеся объекты БАМа являлись функцией заказчика — Дирекции по строительству БАМа. Обеспечение субподрядных организаций Минтрансстроя строительными материалами, конструкциями, кабелем и изделиями осуществлялось Главснабом министерства, а обеспечение их оборудованием — соединениями — генподрядчиками и группами заказчика.

Субподрядные организации других министерств и ведомств снабжались материалами и оборудованием только через ОМТС управлений корпусов и трестов.

Обеспечение участка в целом было вполне удовлетворительным. Централизованное плановое снабжение строителей и объектов позволило решать задачи своевременного ввода участков в эксплуатацию.

Постановлением Совмина СССР с 1989 г. ГУЖВ было определено самостоятельным фондодержателем материальных ресурсов. Это упростило процесс планирования и реализации фондов, оформления нарядов на поставку материальных ресурсов непосредственно адресату, подчиненному ГУЖВ, и исключило аритмию в поставке нужных материалов в планируемый срок. До начала строительства БАМа войска не имели собственной производственной базы в зоне своих действий. Подразделения войск принимали активное участие в строительстве предприятий производственной базы БАМа. Ими были построены: главный корпус и административно-бытовой корпус РМЗ (1977 г.); компрессорная, щебеночный завод с каменным карьером на 400 тыс. куб. м в год, комплекс предприятий стройиндустрии на ст. Шимановская (1978 г.); завод по ремонту дорожно-строительной техники в г. Комсомольск-на-Амуре (1981 г.); мастерская по ремонту строительной техники в Ургале (1983 г.).

В период строительства ощущался острый недостаток в поставках строительных конструкций, особенно для объектов служебно-технического назначения, жилья, соцкультбыта. Пришлось строить и расширять собственную производственную базу.

Таким образом:

вопросы материально-технического обеспечения всегда находились в центре внимания командования и Военного совета Железнодорожных войск. Практика повседневной деятельности Железнодорожных войск в послевоенные годы, в том числе и на новостройках, БАМе, доказала жизненность разработанной в войсках системы технического, тылового и других видов обеспечения, оказывала и оказывает существенное влияние на поддержание боевой и мобилизационной готовности войск;

в Железнодорожных войсках, в связи с кардинальными изменениями ситуации и новыми требованиями, система материально-технического обеспечения постоянно совершенствуется и в целом соответствует предъявляемым нормам;

формы и способы тылового обеспечения Железнодорожных войск не являются неизменными. Они менялись и развивались вместе с развитием войск. Роль тылового обеспечения в решении задач, стоящих перед войсками, непрерывно возрастала. В будущей войне развертывание Железнодорожных войск и их успешные действия могут быть обеспечены в тыловом отношении только в том случае, если силы и средства тыла будут находиться в постоянкой боеготовности. Поэтому вопросы дальнейшего совершенствования тылового обеспечения постоянно находятся в центре внимания генералов и офицеров Железнодорожных войск.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 7698

X