Специализация и сотрудничество
Стратегия, которой в целом следовали голландские предприниматели для удержания своих позиций на рынках, в значительной степени формировалась под влиянием их социального окружения: семьи, церкви, зажиточных слоев населения, прежде всего тех, кто принадлежал к той же сфере деятельности. Одним из сильнейших стимулов выступал долг сохранять и при возможности повышать общественное положение своей семьи. Неотъемлемыми элементами социального статуса были благосостояние, власть и престиж, а последние, в свою очередь, в большой степени зависели от уровня доходов и величины состояния и капитала, а значит, от масштаба и рентабельности фирмы. Потому предприниматели стремились всеми силами удерживать позиции своего предприятия на рынке, использовать все возможности, чтобы достичь лучших результатов в своей профессиональной деятельности81.

Для того чтобы обеспечить фирме рентабельность и преемственность, предприниматели вынуждены были постоянно повышать ее конкурентоспособность. В числе средств для достижения этой цели были поддержание постоянных контактов с определенным кругом заказчиков и поставщиков, специализация, а также сотрудничество, прежде всего с членами своего семейства82.

Постоянные отношения с заказчиками привносили элемент относительной уверенности там, где речь шла о величине оборотного капитала и об условиях сбыта товара. Постоянные отношения с поставщиками давали возможность предпринимателю оптимальным образом соотносить объем, качество и цену на закупаемый товар с ожидаемым сбытом. Кроме того, постоянство порождало уверенность, а тем самым и солидные рекомендации, гарантии и кредит. Эта уверенность была, очевидно, важнее, чем собственные возможности предприятия, важнейшей функцией которого было и остается по сей день порождение доверия и, таким образом, гарантии кредита.

Важным оружием в конкурентной борьбе было знание товаров и рынков. Предприниматели должны были представлять, какие товары, какого количества и качества, по каким ценам предлагались и требовались на различных рынках. Но знать досконально все товары на всех рынках было, естественно, невозможно. Необходимость владения соответствующими знаниями приводила к тому, что происходила определенная специализация в области какого-либо одного рынка сбыта либо закупок, как и специализация по определенному виду или по определенным видам товаров83.

Наиболее распространенным типом предприятия в голландской структуре торговли было семейное предприятие. Ядром его было так называемое единоличное предприятие. Однако вполне нормальным было положение, при котором один или два единоличных предпринимателя действовали сообща, постоянно или временно, объединяясь в этом случае в компании с совместным капиталом либо трудом либо тем и другим вместе. Такие компании могли быть не единственным предприятием, в котором участвовали компаньоны. Каждый из них мог либо отдельно от своего компаньона, либо совместно с ним инвестировать капитал в различные проекты. Это могло иметь место в случае совместных инвестиций в обычные торговые операции по закупке и продаже товаров, а также, например, во фрахтование судов, организацию торговых рейсов либо в приобретение привилегий84. Такое сотрудничество было выгодным, поскольку позволяло совместно использовать информацию и контакты партнеров, увеличивать оборотный капитал и прибыль, распределять риск. Зачастую сотрудничество подразумевало определенное разделение труда, не только желательное, но и необходимое в тех случаях, когда интересы предприятия должны были соблюдаться в различных, далеко друг от друга удаленных районах, а также в тех случаях, когда требовались крупные вложения капитала и было желательным распределить сопряженный с подобными вложениями риск.

Таким образом, кооперация увеличивала жизнестойкость предприятия и радиус его действий, давая предпринимателям возможность улучшить результаты своей многогранной деятельности. Однако то же сотрудничество несло с собой дополнительный риск просчета и обмана, особенно в тех случаях, когда партнеры доверяли друг другу крупные суммы денег и ответственность за принятие тех или иных решений с далеко идущими последствиями. Для снижения, насколько возможно, такого рода рисков, предпринимателям приходилось выбирать себе деловых партнеров с величайшей тщательностью. Именно потому выбор прежде всего падал на членов семьи и родственников. Каждый из предпринимателей знал своих родственников лучше, чем возможных партнеров со стороны, и разделял с ними ответственность и заинтересованность в поддержании социального и материального статуса семейства, создавал в кругу своего семейства и родных контакты, основанные на взаимном расположении, почтении и постоянном общении. «Товарищи» из семейного круга были в конечном счете единственными людьми, которым предприниматель мог доверять85.

Нидерландские купцы, торгующие в России, не отличались с точки зрения выбора рыночной стратегии от остальных предпринимателей Нидерландов. Правда, пока еще в нашем распоряжении имеется недостаточно данных для того, чтобы определить, поддерживали ли они постоянные отношения со своими заказчиками и поставщиками, однако имеется достаточно оснований утверждать, что в их среде имела место специализация и сотрудничество с родственниками. Определенные черты, характерные для этого круга предпринимателей, становились очевидными лишь после того, как действовавшие с большим риском первопроходцы заложили основу голландской торговли на Северной Двине. Большинство предпринимателей вело себя, однако, в соответствии с обязательствами, накладываемыми на них семейным статусом и родственными узами. Они были готовы опробовать новые пути, но были весьма осторожны. Предпринимателей, готовых проводить разведку коммерческих возможностей северного российского рынка, было немного, но именно предприниматели этого редкого типа шли на риск, который другие считали завышенным и неоправданным. Насколько велик был риск, свидетельствует судьба Филиппа Винтерконинга и Оливера Брюнеля, истинных пионеров Русского Севера, оплативших честь первопроходства собственной жизнью.

Первые голландские торговцы на Двине были готовы к экспериментам, но они были далеко не самыми смелыми экспериментаторами. Ядро их круга состояло из братьев ван де Валле и братьев де Мушерон. Наибольшей смелостью и готовностью к риску отличались Ян ван де Валле и Мельхиор де Мушерон, но и они первоначально доверяли руководство собственными действиями Оливеру Брюнелю, человеку с опытом. Кроме того, братья ван де Валле начинали не с нуля - они имели некое представление о торговле в России, поскольку являлись родственниками Жака Хуфнагела. Братья ван де Валле и братья де Мушерон были первыми; за ними следовали другие члены их семейных кланов, которые узнавали о возможностях торговли с Россией через своих более опытных родственников. Исаак ле Мэр, вероятно принявший дела от Жака ван де Валле, когда тот оказался в затруднительном финансовом положении, являлся не только родственником последнего, но и сыном торговца с Нарвой. Маркус де Вогелар был также родственником братьев ван де Валле. За братьями де Мушерон последовали сын Мельхиора де Мушерона - Балтазар де Мушерон и его племянник Франсуа де ла Дале.

Склонность привлекать родственников к участию в торговом предприятии явствует из того, каким образом торговцы на Двине организовывали собственное дело. С одной стороны, они должны были вести дела в Республике, а с другой стороны, так или иначе присутствовать на иностранном рынке. Потому они объединялись в компании с другими предпринимателями и нанимали на службу представителей (уполномоченных) компании. Часто, хотя и не всегда, компаньоны приходились друг другу родственниками, а представители фирмы, находившиеся у нее на службе, были, как правило, посторонними лицами. Так, братья ван де Валле работали совместно друг с другом, братья де Мушерон - друг с другом и со своим племянником Франсуа де ла Дале. Де Вогелар, напротив, состоял в компании с посторонними лицами: Сибрехтом Фасом, де Фетом, ван дер Гусом и ван Осом. Члены компании и ее уполномоченные имели свои собственные функции. Так, купец, находящийся в Республике, вел торговлю на месте в Нидерландах, а также фрахтовал суда для перевозки товаров. Компаньоны и уполномоченные, находившиеся в России, вели торговые дела там, отвечая за загрузку и разгрузку судов в соответствующих портах. Все они были весьма мобильными людьми. Ездить приходилось из Архангельска в Москву и обратно, а кроме того, время от времени появляться на родине. Для торговли вдоль Мурманского берега на борту судна часто присутствовал купец, поскольку торговые дела велись в различных портах нередко непосредственно с корабля.

Из-за скудности источников далеко не во всех случаях мы можем с уверенностью сказать, на каких товарах и рынках специализировались те или иные предприниматели. То же справедливо и для архангельских торговцев, которые работали в России около 1600 г. Ясно, однако, что в своей деятельности они так или иначе полностью ориентировались на торговлю с Россией. Относительно Маркуса де Вогелара данных имеется больше, чем по остальным купцам. Несмотря на то что он со временем завязал тесные контакты с организацией по торговле с Ост-Индией, прежде всего он вел дела в Нидерландах, России и Италии. В России де Вогелар продавал, в частности, английские шерстяные ткани, закупленные, вероятно, в Нидерландах. В России он закупал рыбу, сало, кожи, воск и икру и продавал эти товары в Республике и в Италии.

Пример де Вогелара показывает, что успех голландских предпринимателей определялся рядом факторов. К таковым принадлежали инициатива, специализация, кооперация и сотрудничество, а также организация фирмы. Еще одним важным фактором успеха является то, что голландцы не ограничивались экспортом производимых в Республике товаров и импортом лишь на голландский рынок, но широко участвовали в международной посреднической торговле. Кстати, именно поэтому они всегда были готовы закупать и продавать любой товар. Это означает, что торговля с Архангельском являлась для голландцев лишь звеном в исключительно обширном спектре торговых потоков. В России продавались продукты со всего мира: американское серебро, голландское сукно, французское вино, азиатские специи - эти товары закупались в Амстердаме и оттуда судами отправлялись в Архангельск. Российские же товары всегда можно было продать в Амстердаме, и многие суда из Архангельска возвращались с грузом прямо в Амстердам. Для многих русских товаров были открыты и рынки Южной Европы. Так, в Италии имелся стабильный спрос на меха, юфть, кожи, икру, так что многие суда ежегодно отправлялись из Архангельска в Италию. Это объясняет, почему голландцы, торгующие с Архангельском, не ограничивали свою деятельность Россией, но сотрудничали с купцами из Южной Европы, прежде всего с итальянцами. С другой стороны, естествен интерес, проявляемый голландскими торговцами с Архангельском к товарам, на которые имелся повышенный спрос в России. Возможно, именно

[Далее в книге текст обрывается - типографский брак]



81 Müller, The merchant houses (1998) 24-27,276-277. Kooijmans,'Risk' (1995) 32-34. Veluwenkamp,'Familienetwerken (1993) 666. Kooijmans, 'Vriendschap (1992) 53. Prak, Gezeten burgers (1985) 150.
82 Veluwenkamp, 'Familienetwerken (1993) 666-667.
83 Veluwenkamp, 'Familienetwerken (1993) 667. Veluwenkamp, Ondernemersgedrag (1981) 23-28,113,117-122. См. также примеч. 82.
84 Müller, The merchant houses (1998) 31. Klein, Veluwenkamp,'The role (1993) 36-37.
85 Müller, The merchant houses (1998) 31,246. Kooijmans,'Andries & Daniel' (1995) 24. Kooijmans,'Risk' (1995) 28.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3190

X