Сражение при Арси-сюр-Об
   Французский полководец к этому времени на основе своего военного опыта уже реально понял, что после его ухода из-под Реймса оставленные там корпуса уже не смогут сдержать Блюхера, и они, вероятно, потерпят поражение. Уже 8(20) марта он отдал приказ Мармону и Мортье двигаться за ним к Шалону. Собственно, его новое наступление было направлено на правый фланг и тыл Богемской армии, он собирался или разгромить войска Шварценберга, или взять противника на испуг и оттеснить его в Эльзас и Лотарингию. То есть действовать на коммуникации Богемской армии и фланг Силезской армии. Тем самым снять угрозу Парижу со стороны Главной армии союзников, хотя это создавало простор для действий и в принципе открывало дорогу к французской столице армии Блюхера. Но для Наполеона этот маневр оставался, наверно, единственным реальным шансом в тех условиях (имея меньше 100 тыс. против более 200 тыс. человек у союзников), и он делал ставку на медлительность и осторожность Шварценберга. Французский император также, правда в минимальной степени, рассчитывал и на прямое недовольство союзниками населения оккупированных французских областей, чьи местности подверглись разорению и грабежам (в этом были замечены солдаты всех без исключения контингентов коалиции). К этому времени французские крестьяне, уже взялись за косы и уничтожали отдельных солдат, офицеров и мелкие группы союзников. О враждебном и воинственном отношении крестьян свидетельствуют многие мемуары русских офицеров, описывавших события февраля – марта 1814 г. во французских провинциях. Во всяком случае, совершать путешествия, как любили делать многие офицеры в Германии, уже без риска попасть в руки разгневанных пейзанов было нельзя. Хотя для регулярных частей крестьянское сопротивление не представляло прямой опасности, но доставляло определенные неудобства и неприятности. Именно на эти области (Бургундию, Шампань, Эльзас и Лотарингию) оказались обращенными взоры Наполеона, и его надежды связывались даже не с восставшими крестьянами, а с гарнизонами (хоть и немногочисленными) французских крепостей на Северо-Западе страны, особенно Меца и Вердена. У него уже не оставалось резервов. А подтянув все силы и действуя на коммуникации противника (для начала на верхней Марне), он верил, что сможет если не разгромить армию Шварценберга, то заставить ее отступить к Рейну, тем самым спасти Париж от союзников.

   Но австрийский фельдмаршал, поначалу действовавший в русле наполеоновских планов и даже начавший отступать еще до появления крупных сил французского императора, вдруг решил остановиться и тем самым спутал все его гениальные расчеты. Наполеон явно не рассчитывал на крупное столкновение, а полагал, что перед ним только отступающий арьергард противника. В этой новой ситуации на театре военных действий 8–9 (20–21) марта под Арси-сюр-Об произошло сражение между французами и войсками союзников. Передовые части французов в 11 часов утра, не встречая особого противодействия, заняли Арси, расположенный на южном берегу р. Об и быстро восстановили мост через реку. Шварценберг же еще 7(19) марта принял решение атаковать французов и приказал сосредоточиться корпусам между Труа и Шодре. По обыкновению была составлена и разослана в войска диспозиция, по которой планировалось уже в 7 часов утра начать движение, а в 11 часов утра по общему сигналу начать общую атаку[564]. Как всегда, диспозиция была получена с опозданием, поэтому войска, колонны принца Вильгельма Вюртембергского (вюртембержцы), И. Дьюлаи (австрийцы) и Н.Н. Раевского (русские) выдвинулись из Труа к ручью Барбюисс с задержкой по времени. Лишь баварцы К. Вреде, находившиеся в арьергарде между ручьем Барбюисс и рекой Об, находились в тот момент против войск французов. Около 13 часов к своим войскам прибыл Наполеон. А в 14 часов конные массы союзников атаковали две кавалерийские дивизии генерала О.Ф. Себастьяни. Эта была блестящая и неожиданная для французов атака. Союзники опрокинули и смяли эти две дивизии, которые обратились в бегство в направлении к Арси. Во время атаки казаки генерала П.С. Кайсарова захватили 4 конных орудия. Наполеон лично с большим трудом восстановил порядок среди бегущих, вынужден был даже укрыться в каре Висленского пехотного полка, остановившего конную атаку союзников. Позднее только что подошедшая дивизия Старой гвардии генерала Л. Фриана укрепила центр французской позиции перед городом и помогла успешно отражать атаки союзной кавалерии.

   В это время дивизии Вреде на правом фланге вступили в бой с пехотой маршала Нея у д. Торси-ле-Гран и смогли выбить ее из деревни, но затем вынуждены были оставить это селение. Потом еще несколько раз австрийские и баварские части безрезультатно атаковали французов. Вечером их подкрепили русские гренадеры дивизии генерала П.Н. Чоглокова и кирасирская бригада генерала В.В. Левашева, но и их атаки не привели к успеху, благодаря отменной стойкости французской пехоты. Одновременно союзники (колонна под командованием принца В. Вюртембергского) атаковали французскую кавалерию у Мери-сюр-Сен и Планси. Бои свелись к жарким кавалерийским схваткам, а союзникам удалось захватить Мери-сюр-Сен. После чего Шварценберг подтянул все свои силы к Арси. Сражение в этот день закончилось рейдом конницы Себастьяни против центра союзников, остановленного русскими гренадерскими полками.

   У союзников весь день было численное преимущество, но они не смогли в целом сбить французов с занятых позиций у Арси. Оборону вокруг Арси держали примерно 25 тыс. французов против 60 тыс. союзных солдат (соотношение сил оставалось примерно таким же по мере подхода подкреплений). В целом нерешительный исход сражения привел к тому, что каждый из противников решил продолжить его на следующий день. Эти бои не принесли ощутимых преимуществ союзникам, но тот факт, что осторожный Шварценберг, опасаясь ловушки, ввел в дело только одну треть из всех имеющихся у него сил, привел Наполеона к убеждению в слабости союзников. Он решил, что, вероятно, противник намерен, как и прежде, отступать. Но все же приказал подтянуть все силы к Арси, вместо того чтобы, как он планировал, сразу двигаться на Витри.

   Необходимо признать, что французы занимали не очень выгодную позицию, имея за своей спиной реку, поэтому Шварценберг стянул все свои силы (до 100 тыс. человек) к Арси. На правом фланге союзников находился австро-баварский корпус Вреде, в центре русские части Раевского, на левом фланге австрийцы И. Дьюлаи и вюртембержцы принца В. Вюртембергского, во второй линии стояли резервы и гвардия. У Наполеона же 9(21) марта, несмотря на подход подкреплений, едва насчитывалось 30 тыс. бойцов в строю. Большая часть корпусов Макдональда и Удино не успевали прибыть к Арси. Когда же к 10 часам утра французские части заняли позиции на плато у города, чтобы двигаться вперед, они увидели впечатляющую картину – обращенную против них широкую дугу войск союзников, компактно расположенных. До этого данное расположение скрывалось склонами высот. Даже непрофессионал заметил бы подавляющее численное превосходство и мощь сил коалиции, а также слабость перед ними французов. Большинство авторов совершенно правы, когда, учитывая сложившиеся реальное положение вещей, писали о том, что атаковать союзников при таком соотношении войск было бы безумием. Наполеон сразу же оценил грозящую ему опасность и, не раздумывая, стал отводить свои корпуса на другой берег реки.

   Избежать катастрофы французам в этот день помогло несколько обстоятельств. К Наполеону незадолго до этого прибыл понтонный парк, поэтому, кроме городского моста, был быстро сооружен еще один понтонный мост, что вдвое увеличило пропускную способность для войск. Французские полки по ним могли перейти на другой берег р. Об, хотя все равно имело место скопление войск и обозов. Но самое главное – Шварценберг в этот день намеревался вести оборонительный, а не наступательный бой, полагая армию Наполеона по меньшей мере раза в два больше, чем она была на самом деле. Когда же стал очевиден недостаток сил у французов и следовало активно атаковать отступавшего противника, на смену чувств у австрийского полководца пришла нерешительность. Шварценберг созвал «краткое совещание» начальствовавших лиц, затянувшееся на два часа. Александр I, главный человек, понуждавший упрямого австрийского фельдмаршала к деятельности, в это время, «мучимый сильнейшей лихорадкой», оставался в д. Пужи. Понукать было некому. Только около 15 часов союзные колонны пришли в движение, когда две трети войск Наполеона уже переправились через р. Об. Отход французов прикрывал арьергард под командованием Себастьяни и Удино. Французы весьма грамотно организовали и вели ожесточенный бой перед городом и в стенах Арси-сюр-Об. Примерно в 18–19 часов вечера в наступавшей темноте арьергард, понеся потери, перешел реку, уничтожив мосты. Медлительность в принятии решений Шварценбергом в очередной раз спасла французов.

   Историки, в зависимости от национальной принадлежности, полагают, что урон союзников за двухдневное сражение составил 3–4 тыс. человек, убыль французов характеризуется большим разбросом в подсчетах – от 3 до 8 тыс. человек, хотя последняя цифра кажется явно завышенной. Главное состояло в том, что небольшая армия Наполеона была отброшена за р. Об, правда, сохранила возможность для маневра, как показали дальнейшие события. Кроме того, это было последнее крупное сражение 1814 г., в котором командовал сам великий полководец. Он уже практически истощил все силы своего воинского гения, чтобы хоть как-то нейтрализовать активность союзников, а его давление и действия по внутренним линиям не привели к успеху. Для Шварценберга же основная задача, стоявшая перед силами коалиции, так и оставалась нерешенной. Вместо наступления на Париж или полного разгрома противника они продолжали топтаться на месте, толком не используя свое громадное численное преимущество.

   Шварценберг после сражения не сделал даже серьезных попыток организовать преследование французской армии, а также умудрился временно потерять следы Наполеона. Это позволило французскому полководцу без проблем соединиться с войсками Макдональда и затем достичь Витри, занятого войсками союзников, а после 11(23) марта – Сен-Дизье. Он действительно полагал, что своим маневром на коммуникации противника сможет отвлечь их внимание от Парижа. Шварценберг первоначально попался на эту уловку. Сначала в ставке союзников недоумевали, почему французская армия движется в направлении к Сен-Дизье, и последовали за ней. 11(23) марта Шварценберг созвал в д. Пужи Военный совет, где обсуждались различные варианты действий в сложившейся и непонятной ситуации. Было выдвинуто предложение направиться в сторону Швейцарии, но оно встретило противодействие, так тогда бы перечеркивались все результаты более двухмесячного пребывания сил коалиции на французской территории. Победило другое мнение – соединиться под Шалоном с идущей туда Силезской армией и перестроить свою коммуникационную линию в сторону Бельгии. Затем же соединенными армиями атаковать Наполеона.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2984

X