3.5. Вопросы судопроизводства в коллективных челобитных 1640-х гг.
Коллективные челобитные дворянства продолжали поступать ив 1641, 1645 и 1648 гг. В них были включены и требования о пересмотре порядка решения судебных дел и улучшении правового положения.

Летом 1641 г. дворяне и дети боярские «городов» подали новую челобитную, где вновь поднимался вопрос о реформе суда. Дворяне вспоминали Судебник Ивана Грозного и «суд бояр в полате», то есть в Приказе, что на сильных бьют челом. Они вновь просили уничтожения судебных сроков и уравнения сторон в судебном процессе; «И со всякими людми велел бы их государь судить на Москве и в городех безсрочно, а на них бы велел государь искати, где хто судим». П. П. Смирнов полагал, что близость этой челобитной по содержанию к челобитной 1637 г. «позволяет думать, что городовой суд мыслился по-прежнему не как воеводский, а как выборный земский суд»1. Содержание этого отрывка челобитной позволяет, однако, предполагать, что ударение здесь ставилось именно на слове «безсрочно», а сами дворяне и дети боярские не настаивали на отдельном ведении судебного процесса для них в городах, тем более на выборном суде. Для себя дворяне и дети боярские выбирали все же суды в приказах «где хто судим». Поэтому предположение Сташевского об отказе провинциальных дворян от требования введения выборных судов в городах представляется более обоснованным. В этой челобитной содержалась прежде всего критика центральных и высших органов власти, московской бюрократии. Дворяне и дети боярские жаловались на отсутствие высшей апелляционной инстанции: бояре и окольничие «за делы в палате не сидят», «а как де бояре и по сто дватцать осмой год в палате сидели, и им о своих обидах и о всяких делех бити челом было не заборонно». Они просили о воссоздании функционировавшего до 1620 г. Приказа, что на сильных бьют челом: «И за их за судными и за всякими спорными делы велел бы государь сидеть в полате бояром, а не в судных приказех». Таким образом, на сей раз требование провинциального дворянства состояло в создании в Москве высшего апелляционного органа, своего рода Верховного суда, который должен был рассматривать случаи произвола и коррупции. Судопроизводство, по мнению челобитчиков, должно было происходить по Судебнику «блаженные памяти царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии». Особое внимание обращалось на уничтожение «посулов» (взяток) в приказах и при ведении судебных дел, на ответственность судей за «неправедные суды». Дворяне и дети боярские жаловались также на обиды и насилия со стороны церковных властей, подчеркивая, что отсрочек в судах с ними не предусмотрено: «...указано им на патриарших и на митрополичьих и на владычных приказных людей и на монастыри в обидах и во всяких исковых делах суд давати на три срока: на Семен день, на Рожество Христово и на Троицын день, и им де на те сроки к Москве приезжати не мочно, что в то время живут по службам, да и в городех на их слуг и на крестьян также суда не давают; а они из-за них людей и крестьян вывозят, и землею их владеют насилством, а людям их и крестьяном всякие обиды делают, а от суда отнимаются теми указными сроками, и против тог поклепав, на них ищут большими монастырскими иски; и государь бы их пожаловал, на патриарших и на митрополичьих и на владычных приказных людей и крестьян, на Троецкой и на иные монастыри в их обидах и в насилствах крестьян, которых вывезли, велел своей государев указ учинить». Жаловались они и на закладчиков, которые «живут за сильными людьми и за монастыри», которые чинят насильства их людям и крестьянам в городах, а на мытах и перевозах «емлют мимо государева указу»; в городах же воеводы им суда на них не дают2. В результате этого обращения правительство пошло на некоторые уступки, например, были отменены сроки для дворян в судебных делах с духовенством, провозглашалось запрещение взимать лишние пошлины при проезде, все служилые люди освобождались от уплаты проезжих пошлин, но основные требования дворян (децентрализация суда, выборность судей) не были удовлетворены3. Однако учреждалась вторая после царя инстанция для апелляции — Боярская дума, куда переносились спорные дела, «как было наперед сево при иво государской державе и как бывало при прежних государех. А которых самых больших дел бояре не вершат, и о тех делех укачал государь докладывати себя, государя». На неправедных судей и взяточников следует подавать жалобы, они будут наказаны штрафом и опалами4. Правительство подчеркивало, что все судебные дела с иными сословиями, с монастырями и церковными властями, с откупщиками и «мытовщиками», должны решаться централизованно, в тех приказах, где они «ведомы». В феврале 1641 г. состоялся и указ о порядке судопроизводстве в случае неявки в суд ответчика. Вероятно, указ состоялся также по челобитной. В докладе главы Московского Судного приказа утверждалось, что ответчики «от суда избегают неделю и ден десять и больши, и тем исцов волочат, а иные ответчики от суда бегают и на поруки не даютца, чинятся силны» и бьют приставов. Если же у них забирают людей с двора как заложников, то эти люди сидят в приказе «многое время», а ответчики «нейдут». Докладчик также сообщил, что в Судебнике и в указе о сроках судопроизводства об ответчиках ничего не сказано, а истцам установлен недельный срок явки в суд. По этому докладу состоялся указ царя об обвинении ответчиков «против исцовы статьи неделею, чтобы в том впредь волокиты не было». Указ предписывалось записать в Судебник5. Тем самым ликвидировалось неравенство между истцом и ответчиком в соблюдении срока явки в суд, установленное в Уложении 136 (1628) г.




1 Смирнов П. Челобитные... С. 13.
2 Законодательные акты... № 287. С. 196—198.
3 Смирнов П. Челобитные... С. 14, 16.
4 Там же. С. 46—47.
5 Назаров В. Д. Указ. соч. С. 482; Законодательные акты... № 284. С. 194.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1180

X