Междоусобная борьба
   В большей мере условия Кревской унии были выгодны польской знати, которая стремилась присоединить земли Великого княжества к Польше. Однако часть белорусских феодалов не хотела мириться с ущемлением политической и государственной самостоятельности Великого княжества. Против Ягайло и его политика началась борьба.

   Князь Андрей Ольгердович, брат Ягайло, собрав войско, при поддержке князя смоленского Святослава Ивановича и Ливонского ордена начал отвоевывать Великое княжество. Он занял Полоцк, Дрису, Лукомль, Друю, осадил Витебск, Оршу, Мстиславль. Но Ягайло удалось подавить выступление мятежников. Трокский князь Скиргайло, брестско-гродненский Витовт, новгород-северский Корибут выступили к Мстиславлю, который осаждали войска смоленского князя Святослава и разгромили их. Затем войска Великого княжества Литовского взяли Полоцк, заковали князя Андрея в цепи и посадили в склеп. Сторонники Андрея Ольгердовича были частично уничтожены, частично разогнаны. В Полоцке стал княжить Скиргайло, а в смоленском княжестве – его ставленник.

   Осенью 1386 года Ягайло навестил в Витебске свою мать, посетил Полоцк и другие города Великого княжества. Основной целью поездки было разъяснение своей политики на будущее в новой ситуации, чтобы развеять враждебное отношение к себе как к государственному деятелю. Однако не везде он находил должное понимание и поддержку. В государстве приобрели серьезное звучание религиозные проблемы. Распространялись слухи о его намерении крестить язычников и перекрещивать православных в католичество.

   Ягайло разрешил учредить в Вильно католическое епископство, щедро наделил его землями и людьми и позволил строить костелы. Для укрепления своего положения Ягайло давал литовским феодалам большие права и вольности в случае принятия ими католической веры. В его грамоте о привилегиях феодалам за переход в католическую веру сказано:

   «Мы, Владислав, божьей милостью король польский, великий князь литовский и наследник Руси и пр.

   К сведению всех, кому необходимо, желаем, чтобы дошло следующее.

   По причине своего религиозного чувства, здраво оценивая искреннее и свободное стремление, которое наш литовский народ проявляет в принятии крещения в правую – католическую веру, мы желаем как можно лучше это стремление возвеличить этим нашим памятником увековеченных прав и вольностей, добрыми делами и дарами в целях распространения той веры и для укрепления католической религии всем вообще литовцам и каждому в отдельности, рыцарям или боярам, которые находятся под нашей властью, именно: яснейшему князю пану Скригайлу князю Литвы и подданным трокским и полоцким и другим, которые уже приняли крещение или желают окреститься, даем и уступаем вольности и права, которые определены ниже, имеющие силу на вечные времена, а именно:

   Каждый рыцарь или боярин, принявший католическую веру, и его потомки, законные наследники, имеют и будут иметь полную и всякую возможность владеть, держать, пользоваться, продавать, отчуждать, обменять, дать, дарить согласно своей доброй воле и желанию замки, волости, деревни и дома, и все, чем владел бы по отцовскому наследству, как владеют, пользуются и употребляют на основании одинаковых прав нобили в других землях нашего Королевства Польского, чтобы не было различия в правах, поскольку единство делают то, что они – подданные одной короны.

   Также желаем, чтобы в каждой крепости и повете или области был введен и существовал один судья, который слушает дела тяжебщиков, накладывает судебные взыскания по обычаю и закону, согласно одной форме с другими судьями земель и поветов, имеющих первое место в судах нашего Королевства Польского, и один юстициарий, который приводит в исполнение вынесенные по суду постановления.

   Разрешаем и даруем этим рыцарям полную и всестороннюю власть свободно выдавать замуж своих дочерей, внучек и женщин, их родственниц и вдов, сохраняя при этом католический обряд.

   Если же случиться, что дочь, внучка или родственница какого-нибудь рыцаря останется после смерти своего мужа вдовой, она остается в имениях или владениях своего мужа до тех пор, пока будет находиться на вдовьем ложе. Если же она пожелает выйти в другой раз замуж, то сама переходит к мужу, которого выбрала, без наделения приданым, имущество же и владения остаются детям, если они были, а если их не было, то тогда наиболее близким родственникам первого ее мужа, так же как женщины-вдовы выходят замуж в других землях королевства нашего.

   Названные рыцари не будут привлекаться к каким-либо нашим работам или наших потомков, за исключением строительства нового замка, если сзывается вся земля Литовская, а также для выполнения работы по перестройке или ремонту старого замка.

   Согласно древнему обычаю, военный поход остается обязанностью, которая осуществляется собственными затратами и расходами. В том же случае, если придется преследовать врагов, неприятелей наших, которые бы убегали с нашей литовской земли, то для этого рода преследования, которое по-народному называется погоней, обязуются отправляться не только рыцари, но и каждый мужчина, какого бы он ни был происхождения или состояния, только бы он был способен носить оружие.

   Всякий, кто, приняв католическую веру, позорно от нее отойдет или кто будет отказываться принимать ее, не должен пользоваться никакими указанными правами.

   Для удостоверения этой грамоты привешена наша печать.»

   На православную знать привилегии польского короля Ягайло не распространялись. Католические феодалы противопоставлялись феодалам православным. С 1413 года по постановлению Городельского сейма устанавливалось, что экономическими привилегиями имеют право пользоваться только католики. Православные феодалы лишались права избрания великого князя. Браки между католиками и православными запрещались.

   Выполняя функции великого князя, Ягайло опирался на помощь своего брата Скиргайло, который был православным и от веры не отступал. С ним Ягайло делил власть в стране и после смерти Кейстута отдал брату его удел. Уезжая в Краков, Ягайло на Великом княжестве поставил Скиргайло в качестве своего заместителя. Усиление влияния Скиргайло и возвышение его до второго лица в Великом княжестве с неодобрением было встречено Витовтом. Этим воспользовались силы, заинтересованные в возрождении междоусобицы. Братьев старались поссорить.

   Ягайло был в Кракове, когда ему донесли, что Витовт готовит измену и переписывается с Москвой. Витовту стали постоянно говорить, что слуги Скиргайло готовят против него заговор. Стала усиливаться напряженность, готовая вылиться в братоубийственную войну. В 1389 году в Люблине королева Ядвига устроила встречу Витовта и Скиргайло. Витовт обязался не слушать доносы и во всем помогать двоюродным братьям, но вернувшись в Луцк, начал готовить против них выступление. Попытка выступления не удалась и Витовт бежал в Гродно. Из Гродно он напал на Вильно, но взять замки не смог. После неудавшихся переговоров с Ягайло, он направился к крестоносцам, которые приняли его только из желания ослабить в результате распрей как Великое княжество, так и Польшу.

   Но на этот раз, помня недавнюю измену Витовта, в качестве заложников они взяли его жену, сестру, брата и почти сто бояр из свиты. От Витовта потребовали торжественной присяги и подписания заверений, что после утверждения в Великом княжестве он будет верным подданным ордена. Витовт согласился на все условия. Для создания сильного Великого княжества Литовского он искал союзников. Вскоре к нему потянулись бояре и простые люди, которые поддерживали борьбу Витовта с Ягайло. Крестоносцы также готовились к наступлению и объявили о предстоящем походе в Европе. Рыцарство потянулось в орден. Назревала большая война.

   Летом 1390 года войско под началом Витовта и великого комтура Валенрода взяло Троки и двинулось на Вильно. Недалеко от Вильно на реке Вилии их встретило войско Скиргайло. Битва была жестокой и продолжительной. Скиргайло битву проиграл. В сентябре Витовт и Валенрод осадили Вильно. В Кривом городе деревянный замок защищал гарнизон под началом родного брата Ягайло, князя мстиславского. Когда появились войска Витовта, его сторонники подняли бунт в замке, подожгли его изнутри и набросились на сторонников Скиргайло. Одновременно осаждавшие ворвались в замок.

   Каменный Высокий замок устоял. Его стойко защищали белорусские и польские воины. Через три месяца Витовт и его союзники-крестоносцы сняли осаду и с награбленным добром и пленными ушли в Пруссию и Ливонию.

   Ягайло не остался в стороне от этих событий. После штурма им были взяты Брестская и Каменецкая крепости. После почти двухмесячной осады королевским войскам покорился Гродно. Союзник Ягайло, мазовецкий князь Януш, занял Дрогичин, Бельск, Сураж и другие более мелкие крепости.

   Однако Витовт желал только одного – утвердиться на престоле Великого княжества и подчинить себе все его земли. Крестоносцы уже особо его не поддерживали. Тогда он заложил крестоносцам Жемайтийскую землю за огромную сумму в триста тысяч золотых. Он щедро платил крестоносцам и европейским рыцарям. Но, прежде всего, он рассчитывал на поддержку населения Великого княжества, особенно западной части, где пользовался авторитетом и популярностью.

   Через год Витовт и Валенрод начали новый поход на Великое княжество во главе 46-тысячного, вооруженного пушками, войска. Войско Скиргайло было разбито. Обсудив положение, Ягайло со своими союзниками начал с Витовтом переговоры и предложил ему великое княжение в Вильно – престол великого Ольгерда и отца великого князя Кейстута. Витовт согласился. В августе 1392 года в Острове (Островце) было подписано соглашение о разделе власти, положившее конец борьбе Витовта против Кревской унии и Ягайло. Ягайло возвел Витовта на виленский престол, стараясь угодить католическому духовенству и в надежде на укрепление великокняжеской власти. Витовт признавался пожизненно великим князем литовским, а самому Великому княжеству Литовскому гарантировалась автономия в союзе с Королевством Польским под верховной властью короля.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5106

X