XVI. Занятие о. Моон (17 и 18 октября)
Пока адм. Бенке форсировал смелой атакой вход в Моон-Зунд и принудил русских после понесенных ими серьезных потерь к поспешному бегству, в сухопутных войсках велась подготовка к организации переправы с о. Эзель на о. Моон.
При разработке плана боевых действий выяснилось, что переправа через Малый Зунд будет чрезвычайно трудной и связанной с весьма значительными потерями ввиду того, что противник закрепился на западном берегу о. Моон. Поэтому войскам было приказано сделать попытку переправиться на о. Моон на плечах отступавших русских и овладеть островом.
В действительности случилось иначе: путь отступления противнику был отрезан, и он не смог отступить на о. Моон. Но и из немцев туда тоже никто не попал.
На противоположном берегу русские занимали укрепленную позицию, прикрывавшую голову дамбы (схема 15).
Днем 15 октября, уже после сдачи русских на Эзеле, ген. фон Эсторф отдал следующий приказ:
«Если сегодня с наступлением темноты не удастся овладеть о. Моон, приказываю 17-му и 138-му пех. полкам, самокатному батальону и 18-й штурмовой роте, под общей командой полк. Маттиас, переправиться на о. Моон в ночь с 16 на 17 октября».
Переправа по дамбе на о. Моон вечером 15 октября не удалась.



16 октября


Днем 16 октября 18-я штурм, рота, занимавшая предмостную позицию на о. Эзель, и флотилия Розенберга были обстреляны сильным огнем противника с о. Моон. Роте удалось установить связь сигналами с флотилией Розенберга. Рота просила обеспечить ее от огня артиллерии противника, стрелявшей со стороны о. Моон, и предлагала корректировать огонь миноносцев по предмостной позиции на о. Моон при помощи своих дозоров, выдвинутых на дамбу. Огонь противника, по-видимому, корректировался наблюдателями, расположенными на западном берегу о. Моон; поэтому вероятные места их расположения были взяты под огонь.
Флотилия всецело работала на 42-ю пех. дивизию, подвозя ей продовольствие, боеприпасы и перебросив саперную роту.
На Кассарском плесе боевых действий в этот день не было. Деятельность русских ограничилась лишь угрозой атаки.
Штурмовая рота и 3-я рота 27-го саперного батальона в течение всего дня были расположены у входа на дамбу в готовности использовать малейшую возможность для того, чтобы переправиться по дамбе на о. Моон.
Выдвинутые днем в направлении на о. Моон дозоры были обстреляны огнем противника и продвинуться вперед не смогли.
Вечером русские в продолжение полутора часов обстреливали весь район Оррисарской предмостной позиции. В обстреле принимали участие орудия тяжелых калибров (240—280-мм), по-видимому, с батареи Вой или судовой артиллерии боевых кораблей, находившихся в Моон-Зунде. Деревню Оррисар пришлось очистить. Теперь уже известно, что «Слава», стоявшая в Моон-Зунде, обстреливала с большими перерывами каменную дамбу; огонь корректировался наблюдением с воздуха.
Артиллерийская оборона о. Моон была очень сильной.
Пленные захваченного утром дозора, принадлежавшего к составу Батальона смерти, показали, что на о. Моон находятся 7000 чел. и что 3 орудия и значительное число пулеметов расположены у головы дамбы и могут обстреливать ее на всю длину.
По полученным донесениям, на участке большака, прилегавшего к дамбе, наблюдалось оживленное движение через Наутес и дер. Моон в направлении на Куйваст, расположенный на восточном берегу острова.
Русские, по-видимому, перебросили с материка на о. Моон довольно крупные силы. Поэтому 16 октября, вполне естественно, создалось впечатление, что переправа через Малый Зунд возможна только после тщательной подготовки и при условии применения всех имевшихся в распоряжении командования боевых средств, в том числе и химических снарядов.

17 октября


Для наступления на о. Моон были сосредоточены под общей командой командира 65-й пех. бригады полк. Маттиас следующие части:

138-й пех. полк,
255-й рез. пех. полк (без 1-го батальона),
18-я штурм, рота, 5-й батальон самокатчиков,
1-я, 2-я, 3-я, 4-я, 1/2 8-й и 9-я батареи 8-го пол. арт. полка,
7-я батарея тяжелых гаубиц 4-го рез. тяж. арт. полка,
3-я рота 27-го саперного полка,
78-я рез. саперная рота,
1/2 взвода телефонного отделения, 2 средние и 2 малые радиостанции.

15 октября летчик лейт. фон Кленк произвел смелую разведку о. Моон; результаты ее сыграли большую роль. Несмотря на то что лейт. фон Кленк был обстрелян неприятельским ружейным и пулеметным огнем и ему пришлось сделать вынужденную посадку около Оррисар, он выполнил поставленное ему задание произвести разведку юго-западной части о. Моон. Руля по воде, он установил возможность использовать для переправы на о. Моон песчаную мель, расположенную между островами Кейнаст и Моон.
Было решено в ночь с 17 на 18 октября средствами флотилии Розенберга и при ее поддержке переправить 138-й пех. полк из Палипанка на о. Кейнаст, после чего полк должен был перейти по песчаной отмели на о. Моон и в ту же ночь развить наступление с севера против неприятельской позиции.
После этого штурмовая рота и 255-й рез. пех. полк должны были утром 18 октября при поддержке артиллерии переправиться на о. Моон по каменной дамбе. Однако этот план не был приведен в исполнение. Несмотря на то что дамба и Оррисар все еще обстреливались огнем тяжелой и легкой артиллерии, обстановка днем резко изменилась.
Согласно донесениям авиации, на о. Моон были обнаружены только мелкие подразделения противника; более крупных группировок не наблюдалось. В Моон-Зунде около полудня было замечено движение в северном направлении довольно значительного количества транспортов. Напомним еще об имевшихся сведениях об удачных действиях адм. Бенке. Бухта Куйваст была пуста, передвижений на о. Моон почти не наблюдалось. Создавалось впечатление, что остров или очищен, или занят очень слабыми силами.
Командующий Особым отрядом и командование корпуса хотели совершить переправу на о. Моон возможно скорее. Артиллерии была поставлена задача обстрелять заградительным огнем восточный берег о. Моон и оказать поддержку эскадре Бенке при ее наступлении против русского флота.
Ген. фон Катен уже в полдень отдал приказ о немедленной переправе на о. Моон.
В 16.45 занявшие огневые позиции батареи открыли огонь. Одновременно 6-я рота 138-го пех. полка приступила к переправе на моторно-гребных катерах не на о. Кейнаст, а прямо на о. Моон в районе Кегова. От огня противника катера были прикрыты дымовой завесой, поставленной миноносцами типа «А», входившими в состав флотилии Розенберга. Не встретив при высадке на берег сопротивления противника, рота немедленно начала наступать против северного фланга предмостной позиции на о. Моон. После короткого боя она заняла неприятельскую укрепленную позицию западнее шоссе, идущего в направлении на дер. Моон.
Остальные подразделения 2-го батальона 138-го пех. полка переправились в том же пункте, где и 6-я рота полка; они немедленно организовали на о. Моон предмостную позицию, которая имела назначением прикрытие высадки последующих батальонов 138-го пех. полка.
Остальным частям было приказано переправиться по дамбе на рассвете следующего дня. Только штурмовая рота должна была переправиться вечером, при содействии 2-го батальона 138-го пех. полка. В сумерки взвод штурмовой роты и пулеметный взвод начали было переправу, но залегли перед головой дамбы, попав под пулеметный обстрел противника. Завязалась перестрелка, продолжавшаяся примерно час. Пока что наступление роты казалось не имеющим смысла.

18 октября


Только в 1.45 русские отступили под давлением 6-й роты 138-го пех. полка, наступавшей вечером с севера.
Штурмовая рота энергично преследовала противника и заняла предмостную позицию между Линует и Наузе, причем были захвачены два орудия, обгоревший бронеавтомобиль и один пулемет.
Прочие части (5-й самокатный батальон, 255-й рез. пех. полк, 138-й пех. полк без 2-го батальона и несколько батарей) начали переправляться на рассвете на о. Моон, после того как 3-я рота 27-го саперного полка приспособила дамбу и для колесного движения.
Противник не был обнаружен, и колонна продолжала безостановочное движение. Выдвинутый вперед 5-й самокатный батальон наткнулся около Куйваст на довольно крупные силы противника. Последние были обезоружены без боя. Но главные силы противника отошли в северном и северо-восточном направлении.
В тот момент, когда 138-й пех. полк располагался на отдых в районе дер. Моон, имея задачей обеспечить северную часть острова, поступило донесение от гусарских дозоров, что севернее Тупенурм расположена неприятельская батарея. Вскоре появились в расположении полка русские офицеры и делегаты от солдатского комитета. По-видимому, они были готовы сдаться на любых условиях. Делегаты же Батальона смерти потребовали разрешения уйти на материк, безразлично с оружием ли в руках или обезоруженными. Они получили на свои предложения лаконичный ответ:
«Сдавайтесь! В противном случае в 13.30 последует атака».
Поскольку ответа не последовало, полк в 13 ч. 30 м. начал наступление на широком фронте со стороны дер. Моон по трем дорогам, ведущим в северном направлении. Наступавший в центре 3-й батальон свернул около Тупенурм в северо-восточном направлении на Калласт, где, судя по полученным донесениям, находился сильный противник. Однако, ведя фронтальное наступление, батальон очень скоро залег, будучи обстрелян неприятельским заградительным огнем. И только когда двинутая в обход с юга рота пошла в атаку с фланга, противник сложил оружие.

3-я и 8-я батареи успели принять участие в этом скоротечном бою.
Русские стремились выиграть время, чтобы отойти на материк. Однако их транспорты, доставившие 14 октября подкрепления для о. Моон, после боя 17 октября в Моон-Зунде были вынуждены одновременно с русскими морскими силами спешно уйти на север. Русский эсминец и 6 мелких судов под прикрытием одной канонерки получили задачу увезти войска из Калласт. Германские миноносцы, появившиеся в Моон-Зунде, разгадали намерения противника, обстреляли передвигавшиеся вброд к местам стоянки судов сухопутные части противника и одновременно совершили нападение на его суда, как раз совпавшее с атакой 3-го батальона 138-го пех. полка в районе Калласт.
Всего на о. Моон сдались в плен: бригада пехоты в составе двух батальонов от каждого из 470-го, 471-го и 1-го эстонского полков и укомплектованный исключительно добровольцами Батальон смерти. Кроме того, было захвачено значительное количество орудий и бронированных автомобилей. Между прочим, батальон прибыл на о. Моон 14 октября с категорическим заданием удержать дамбу в своих руках.
В общем, о. Моон был занят нами значительно быстрее и легче, чем этого можно было ожидать, причем германские войска не понесли почти никаких потерь.
Занятием 18 октября о. Моон были исчерпаны задачи, стоявшие перед легкими морскими силами на Кассарском плесе, удачные действия которых были описаны выше, в разделе XIII.
На флотилию Розенберга была возложена дополнительная задача:
«Обеспечить плавание на Кассарском плесе и в южной части Моон-Зунда, имея в виду установление надежного сообщения с Аренсбургом».
Считаем своим долгом еще раз отметить выдающуюся работу капитана 1-го ранга фон Розенберга и его флотилии, которой пришлось выполнять самые разнообразные задания.
Основной задачей флотилии Розенберга являлась борьба о неприятельскими подводными лодками и обеспечение определенных фарватеров или якорных стоянок. Не ограничиваясь этим, флотилия взяла на себя задачу — обследование фарватеров в отношении могущих оказаться на них мин.

Свое участие в операции по захвату Балтийских островов («Альбион») флотилия Розенберга начала с того, что она во время плавания флота шла впереди, оснащенная тралами, и ставила плавучие маяки. Затем главные силы флотилии обеспечивали своими сетевыми заграждениями и приборами для подслушивания район впереди бухты Тагалахт и Соэлозунд от атаки подводных лодок противника. Далее флотилия перевезла войска, предназначенные, для вспомогательного десанта у Памерорт, и высадила их там. Кроме того, десантный отряд флотилии занял южную оконечность о. Даго. После разведки фарватера в Соэлозунд в Малый Зунд могли проникнуть только небольшие миноносцы флотилии, а именно миноносцы типа «А», имевшие весьма малую осадку. Войдя в Малый Зунд, они смогли поддержать своим огнем войска, ведшие бой у Оррисар, и, кроме того, оказали помощь подвозом боевых припасов и прочих видов снабжения. В довершение всего, на судах флотилии Розенберга был переправлен на о. Моон 2-й батальон 138-го пех. полка.
Утром 16 октября командующий Особым отрядом донес по команде:
«Независимо от стремлений наших миноносцев к активным действиям, установлению господства на Кассарском плесе мы всецело обязаны целеустремленной и неутомимой работе командира флотилии искателей капитана 2-го ранга фон Розенберга, который в кратчайший срок восстановил навигационные сигналы на этом фарватере, сделав его тем самым пригодным для плавания».
За свои исключительные заслуги Розенберг был награжден по окончании операции орденом «Pour le merite».

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2662

X