Глава 16. Уборка помещений
ЕЖЕДНЕВНАЯ УБОРКА

Ежедневную уборку рекомендовалось проводить так: утром открыть форточку или, если позволит погода, распахнуть окно. На подоконник или на стулья перед открытой форточкой положить постельные принадлежности.

Влажной тряпкой обтереть мебель, двери, оконные стекла, подоконники и оконные рамы, печи. Двери и оконные рамы, окрашенные белой масляной краской, и стекла мыли теплой водой без мыла. Чтобы краска и стекло блестели, добавляли в воду нашатырный спирт (1 ч. ложку на 1 л воды). После мытья окна или двери вытирали насухо, иначе появлялись желтые пятна и затеки.

Полированную мебель вытирали мягкой тряпкой из ворсистого материала (не шерстяного), пропитанной для лучшего вбирания в себя пыли теплой смесью глицерина (10 процентов) и воды, а затем в течение нескольких минут подсушенной.

С фарфора, хрусталя и других хрупких предметов смахивали пыль мягкой небольшой кистью или метелкой. Затем отряхивали салфетки, скатерти, постилали постели.

Крашеные полы мыли теплой водой с добавлением нашатырного спирта или уксуса (1-2 ст. ложки на ведро воды), они придавали краске блеск. Не мыли пол содой и мылом, поскольку от них масляная краска тускнела.

Убирать пол рекомендовалось только влажным способом. Подметать пол сухим веником считалось нерациональным, так как пыль поднималась в воздух и оседала на различных предметах.

Ежедневная уборка — дело горничных, они производили ее чрезвычайно тщательно. Если же в семье была одна служанка, в обязанности которой входила и растопка печей, и уборка квартиры, и закупка провизии, и стряпня, то уборка делалась наспех. В семьях без прислуги убирали квартиру исключительно женщины. Уборка считалась абсолютно не мужским занятием, даже беднейший горожанин, снимавший комнату, не делал ее сам, а убирала его помещение квартирная хозяйка или ее прислуга.

ГЕНЕРАЛЬНАЯ УБОРКА

Считалось, что примерно раз в месяц надо делать общую генеральную уборку. Иногда такая уборка растягивалась на несколько дней.

В генеральной уборке кроме горничной участвовала специально нанятая приходящая прислуга: простые бабы-поденщицы мыли полы, двери и окна; мужик-поденщик, иногда младший дворник, двигал мебель и таскал воду; специалисты-полотеры завершали генеральную уборку натиркой паркета.

Во время генеральной уборки обметали потолки. Стены мыли, если они были крашеные, если с обоями, то сначала пыль смахивали веником, а затем протирали обои с помощью крупы овсянки, посыпанной на сухую жесткую шерстяную тряпку, или чистили их «мякишем пшеничного свежего ситника».

Окна не просто протирали как при ежедневной уборке. Чтобы оконное стекло блестело, его намазывали раствором мелкого толченого мела, когда раствор подсыхал, его стирали мягким листом бумаги. Или тщательно протирали стекла сначала тряпкой, смоченной в льняном масле, а затем чистой шерстяной тряпкой или промокательной бумагой. Зимой, когда окна запотевали, их протирали ветошью, смоченной раствором из 1 части очищенного глицерина и 20 частей спирта, после этого недели три окна совершенно не запотевали.

Кожаную мебель протирали фланелевой тряпкой, смоченной взбитыми яичными белками, после чего кожа приобретала прежний блеск. Плюшевую, репсовую или другую обивку на мебели чистили губкой, смоченной в теплой воде и хорошо отжатой, а жирные пятна оттирали бензином (после его появления в обиходе).

С полированной мебели воск, капнувший со свечи, осторожно снимали и немедленно чистили пятно пробкой, смоченной в растительном масле с солью. Затем растирали это место шерстяной тряпкой. Обычно же полированную мебель, рояли и пианино чистили спитым чаем.

Уборка парадных помещений была хлопотным делом
Уборка парадных помещений была хлопотным делом

Картины снимали и протирали с обратной стороны слегка влажной тряпкой; рамы прочищали щеткой или сухой малярной кистью. Застекленные картины протирали влажной тряпкой, а затем — мятой бумагой.

Фарфор и хрусталь мыли в теплой воде, прибавив 1-2 ложки уксуса и ложку соли для придания «кристаллического блеска».

Пожелтевшие вещи из слоновой кости обмывали раствором соды (50 г кальцинированной соды на 1 л воды), затем покрывали растертой хлорной известью и оставляли под этим составом на 10 часов, после чего стирали раствор мягкой тряпкой.

Очищали от пыли загрязнившиеся обрезы книг чистой тряпкой, смоченной в спирте (сжав предварительно листы, чтобы спирт не проник внутрь книги). Жирные пятна переплетов книг удаляли, смазав их смесью магнезии с бензином.

Медные дверные ручки, промыв капустным или огуречным рассолом, либо кислым молоком, для придания блеска натирали нашатырно-меловой пастой.

Во время генеральной уборки особо тщательно мыли полы. Сильно загрязненные дощатые полы рекомендовалось мыть с помощью щетки смесью из 1 части свежегашеной извести и 3 частей обыкновенного песка. Если на полу оказывались жирные или другие пятна, не отмываемые этим способом, то их покрывали белой глиной, размягченной горячей водой, и оставляли на сутки, а затем вытирали и смывали пол чистой водой.

Паркетные полы натирали чаще всего воском, расплавленным в скипидаре, для чего скипидар хорошенько прогревали в жестяной банке, поставленной в кастрюлю с водой (паровая баня). Это делалось осторожно, так как скипидар легко воспламенялся на огне. Обычно полотеры имели собственную мастику, причем каждая артель славилась каким-то своим особым рецептом ее изготовления.

Особого внимания требовали кухня, ванная, ватерклозет. Чтобы избавится от неприятного запаха из водопроводной раковины, наливали в сливное отверстие насыщенный раствор буры. Серый налет на эмалированной раковине оттирался обыкновенной кухонной солью, эмаль становилась совершенно чистой. Чтобы предупредить образование этого налета, рекомендовалось ежедневно ополаскивать раковину теплой водой с содой.

При сильном загрязнении фаянсовые раковины и унитазы протирали раствором соляной кислоты (100 мл на 1 л воды) с помощью тряпки, намотанной на палку. Для чистки эмалированной ванны брали порошок из пемзы и разводили его мыльным раствором до густоты жидкой сметаны. После этого ванну промывали чистой водой.

Полы в этих хозяйственных помещениях обычно делались асфальтовыми, чрезвычайно редко — из кафельной плитки, что позволяло хорошо промывать их. Но во многих квартирах на кухнях был даже не крашенный пол, и его приходилось отскабливать от грязи подручными средствами (веником-голиком, скребком и т. п.).

ЧТО ДЕЛАЛИ ОДИН РАЗ В ГОД

Окна

Закрывать окна на зиму старались только в сухую погоду. Из чулана приносили съемные зимние рамы. Между окон для герметизации щелей насыпали опилки, иногда для красоты накрывали их ватой и клали березовые угли, чтобы стекла не запотевали. Первые рамы не заклеивали и не конопатили, так как считалось, что при больших морозах может треснуть стекло. Внутреннюю же раму тщательно конопатили и щели оклеивали бумагой, но чаще замазывали. Просушенный молотый мел смешивали с олифой до получения полужидкой массы, затем в нее постепенно добавляли мел до образования теста, которое мяли, пока оно не станет эластичным. Этой замазкой промазывали щели между рамой и стеклом и между рамой и косяком.

Выставляли зимние рамы обычно перед Пасхой, в Чистый четверг. Перед тем как вынуть внутреннюю зимнюю раму, старую замазку удаляли, предварительно смочив ее раствором едкой щелочи (едкий калий или едкий натр). Через несколько минут после такой обработки замазка настолько размягчалась, что без труда отставала от дерева и стекла.

Картины

Достаточно редко (раз в год) чистили картины. Картину, написанную масляными красками, покрывали белой тряпкой, смоченной водой (лучше дождевой), на 3-4 часа, пока тряпка не высохнет. После этого картину протирали полотняной тряпкой, смоченной льняным маслом или молоком (нельзя чистить картины бензином,спиртом, скипидаром, мылом). Если картина потемнела, ее после промывки водой протирали специальным лаком. Картины, написанные акварелью, пастелью, темперой, естественно, мытью не подвергались.

Картины в интерьере квартиры барона А.В. Икскюль фон Гильдебранта. Фото 1915 г.
Картины в интерьере квартиры барона А.В. Икскюль фон Гильдебранта. Фото 1915 г.

Золоченые рамы от грязи и следов мух чистили губкой, слегка смоченной спиртом или скипидаром, или свежей, только что разрезанной луковицей, а затем полировали мягкой суконкой.

Бронзовые рамы и другие изделия из бронзы, в том числе позолоченные, рекомендовалось мыть теплой мыльной водой с добавлением в нее нескольких капель нашатырного спирта. Затем их вытирали досуха мягкой тряпкой и отполировывали замшей или бархаткой.

Ковры

Ковры не стирали, а чистили. Перед чисткой ковер развешивали на веревке, лучше всего на ветру, и выбивали пыль, ударяя с изнанки выбивалкой из мягких прутьев. Зимой ковер расстилали на снегу и протирали его снегом с помощью жесткого веника или щетки, после чего ковер встряхивали, и снег, ставший серым от пыли, падал с него.

После удаления пыли приступали к чистке. Не сильно загрязненные ковры чистили мелкой сухой столовой солью. Ковер расстилали на полу, насыпали на него соль и затем равномерно сметали ее с ковра влажным веником или щеткой. Веник или щетку перед употреблением смачивали мыльной горячей водой и отряхивали для удаления избытка раствора. При чистке веник время от времени, по мере загрязнения, промывали мыльной водой, а загрязненную соль заменяли чистой. После чистки остатки соли из ковра удаляли выбивалкой.

Ковры в убранстве гостиной. Фото начала XX в.
Ковры в убранстве гостиной. Фото начала XX в.

Вместо столовой соли для чистки ковров также применяли чистые сухие древесные опилки, крупные отруби или порошок из размолотой пемзы.

Если замялся ворс ковра, то это место несколько минут держали над паром, после чего ударяли по ковру с изнанки выбивалкой из прутьев, ворс выпрямлялся.

Погреб

В ледниках сохраняемые в них продукты клали обычно прямо на лед, покрытый сверху соломой или рогожей. Естественно, что подстилка и даже поверхность льда плесневели, приобретали затхлый запах, передававшийся продуктам, особенно молоку.

Плесень переходила на стены, плесневый грибок врастал в дерево сруба, и зимой, когда погреб без льда, плесень белыми нитями покрывала всю яму, не исключая и потолка.

Чтобы избавиться от плесени, погреба или просушивали, или промораживали, но это не всегда было возможно, так как погреба и подвалы в зимнее время занимали запасы картофеля и овощей, а весной они снова оказывались набитыми льдом.

Иногда единственным способом избавиться от плесени и затхлости становилась общая дезинфекция погреба. Дезинфекция производилась так: из погреба или подвала выносили все металлические предметы и посуду, а деревянные бочки плотно закрывали. Лежащие в погребе корнеплоды засыпали песком. Посреди погреба ставили фаянсовый сосуд с насыпанным в него 1 килограммом соли, а если погреб крупный, то и больше, и поливали соль таким же по весу количеством серной кислоты. Затем из погреба немедленно уходили, плотно закрыв вход и укупорив все щели. Через несколько часов погреб открывали и, после выхода паров, вытирали стены и потолок, вычищали пол. Воздух в погребе после такой дезинфекции становился чистым и плесень долго не заводилась.

Проект надземного каменного погреба. Из альбома проектов Г.М. Судейкина, 1916 г.
Проект надземного каменного погреба. Из альбома проектов Г.М. Судейкина, 1916 г.


***

Однако в реальности для подавляющего большинства петербуржцев проблема была вовсе не в том, что блестят или нет у них полы, а в элементарном отсутствии воды, за которую надо платить водовозу; в невозможности залить кипятком кишащих насекомых по чисто экономическим причинам — приготовление кипятка требовало дров, а за пользование хозяйской дровяной плитой брали отдельную плату, ее растапливали традиционно, один раз в день, и чтобы лишний раз вскипятить воду, требовались лишние дрова. Часто даже кипяток для чая покупали с утра у разносчика.

Но не только беднейшее население не могло поддерживать чистоту своего жилища. «Часто, входя в переднюю хорошего дома, вы находите ее грязною, безобразною, в беспорядке, и здесь уже запах ламп, кухни неприятно поражает ваше обоняние. Вы удивитесь, видя, напротив того, в приемных отличный порядок, приятную чистоту, лоск, свежесть всех предметов. В другом доме вы тотчас заметите, что прекрасный обед сервирован на чрезвычайно дурной посуде или обратно; в другом — при роскоши всех принадлежностей вам бросится в глаза худо одетая, неисправная, хотя многочисленная прислуга».

При чтении этих строк «Панорамы Санкт-Петербурга» вспоминается описание жизни родителей А.С. Пушкина — Сергея Львовича и Надежды Осиповны, данное Модестом Корфом: «Дом их представлял всегда какой-то хаос: в одной комнате богатые старинные мебели, в другой — пустые стены, даже без стульев; многочисленная, но оборванная и пьяная дворня; ветхие рыдваны с тощими клячами, пышные дамские наряды и вечный недостаток во всем, начиная от денег и до последнего стакана».

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 9995