Глава 15. Что мешало жить
ВЛАЖНОСТЬ И ХОЛОД

Петербуржцы чрезвычайно страдали от повышенной влажности своих жилищ, особенно в каменных домах. Ведь при их постройке употреблялось весьма значительное количество воды, так как, во-первых, сама известка содержит 25-30 % воды и, во-вторых, при кладке стен и кирпичи обыкновенно смачиваются водой. Во вновь возведенных каменных стенах содержалось не менее 10-12 % воды (в извести — 13-14 %, в кирпичах — 8-12 %). Если эти стены до оштукатуривания не высушивались, то вода оставалась в стенах, так как свежая штукатурка сама по себе образует довольно толстый слой пропитанного водой материала и чрезвычайно затрудняет испарение влаги из внутренних частей стены. Именно поэтому так насущно было для петербуржцев неукоснительное выполнение статьи 195 Строительного устава, требовавшей штукатурить стены спустя год после окончания строительства.

Именно преждевременное оштукатуривание новых стен являлось одной из главных причин их сырости. Иногда под воздействием воды изнутри штукатурка сырых стен местами отваливалась. Но даже если внешне сырость стен явно не проявлялась, то жить в таком доме было тяжко.

Недостаточно просушенные стены вновь отстроенных домов по виду могли казаться сухими, пока дома стояли пустыми, в особенности в теплое время года, когда окна часто остаются открытыми. Но следы внутренней сырости стен сейчас же обнаруживались после вселения жильцов в дома, когда, с одной стороны, закрывались окна, а с другой — в квартирах появлялось много водяных паров от дыхания и кожного испарения людей, от приготовления пищи, стирки белья и т. д.

Довольно распространенным источником вечной сырости стен служило употребление для их постройки воды, содержащей много азотнокислых и хлористых соединений, потому что при этих условиях в известке образуется азотно-кислый и хлористый кальций — весьма гигроскопические соли, энергично притягивающие влагу из воздуха.

Особенно от излишней сырости страдали жители подвалов, где стены непосредственно соприкасались с чрезвычайно влажной, даже, можно сказать, болотистой почвой Петербурга.

Реклама. Конец XIX в.
Реклама. Конец XIX в.

Чем же так опасна излишняя влажность? Сырые стены весьма опасны, во-первых, для здоровья жильцов, у тех развиваются различные простудные заболевания в острой или хронической форме (катары дыхательных органов, невралгии, ревматизм и т. п.). Кроме того, излишняя влажность комнатного воздуха задерживает кожную перспирацию и приводит к усиленной деятельности почек, что может привести к их хроническому заболеванию. Поверхность влажных стен и мебель часто покрываются плесенью, она своими выделениями отравляет комнатный воздух, что вызывает местные расстройства в дыхательных путях, в глазах, в ушах, в кишечнике и пр.

Во-вторых, сырые стены способствуют появлению и развитию грибков, они не только быстро разрушают деревянные части домов, но даже могут перейти на каменные стены и угрожать прочности всего здания.

Как же определяется сырость стен? Появление темных пятен на внутренней (или наружной) поверхности стены несомненное доказательство сырости. При ощупывании стены ладонью руки о степени сырости стен можно судить по ощущению холода, а при постукивании по стене каким-нибудь металлическим предметом та издает глухой звук.

Необходимо, чтобы стены не штукатурились и чтобы в дом не впускались жильцы до тех пор, пока стены не утратят значительной части содержавшейся в них воды, то есть пока здание не «выстоится». Срок этот в различных местах, в зависимости от климатических условий, колеблется между 3 месяцами и годом. Очевидно, что для влажного петербургского климата срок просушки вновь построенных зданий должен быть не менее года.

Но мало просто оставить дом выстаиваться, его надо постоянно протапливать. Простое протапливание сырых помещений без надлежащей вентиляции недостаточно, потому что испарившаяся из стен вода не удаляется из помещения, а снова оседает на наиболее холодных поверхностях (на окнах, на наружных стенах).

Для обыкновенных жилых помещений наиболее приемлемой считалась температура 14,4-16 °С; в спальнях она могла быть несколько ниже. В Петербурге такую комфортную температуру может поддерживать одна обычная голландская печь в помещении площадью 15-20 кв. саж. Существовала даже расчетная формула: размер печи должен быть таков, чтобы на каждую кубическую сажень помещения приходилось 4-5 футов ее нагревательной поверхности.

Неравномерность распределения тепла внутри одного помещения — один из недостатков печного отопления. Около внутренних стен и близ печки воздух был всегда теплее, чем у наружных стен, у окон и вдали от печки. Совершенное устранение этого неудобства не представлялось возможным, но оно должно и могло быть ограничено известными пределами: так, например, разность температур в одном помещении по горизонтальной оси, по мнению гигиенистов второй половины XIX века, не должна превышать 1-2 °С, по вертикальной — 2-3 °С. Более равномерное распределение тепла достигалось целесообразным местоположением печей.

УГАР И ДУХОТА

Воздух в жилищах содержал продукты горения свечей, всевозможных ламп, дымящих печей. Необходимо, чтобы в дымоходе была хорошая тяга (отрицательное давление), то есть в дымоходе не должно быть каких-либо препятствий для свободного движения горячих газов. Но иногда, когда давление в дымоходе становилось положительным, то дым уже не мог свободно подниматься по нему и шел обратно — через печь поступая в помещение. Такое обратное течение дыма наблюдалось часто в начале топки, если дымоход остыл или отсырел из-за дождя или от продолжительного перерыва в топке, или если ветер задерживал выход дыма из верхнего отверстия трубы, или при одновременной топке нескольких печей, имеющих один дымоход.

Угар

В жилых помещениях часто бывало угарно из-за российской традиции рано закрывать заслонки или вьюшки печи из боязни потерять тепло. Это делалось в ущерб здоровью и даже жизни обывателей, так как преждевременное закрытие трубы приводит к образованию и накоплению внутри печи продуктов неполного сгорания оставшегося топлива, которые затем под влиянием увеличенного давления поступают в комнату через топочное отверстие или через пазы и случайные щели в дымоходах и в печных стенках. Чем и объясняются сравнительно частые случаи отравления людей угарным газом, наиболее ядовитая составная часть его — окись углерода. Чаще всего гибель от угара подстерегала людей во сне, поскольку угарный газ не пахнет.

Чтобы избежать подобных несчастных случаев, гигиенисты второй половины XIX века призывали уничтожить заслонки или вьюшки в дымоходах и заменить их так называемыми «герметическими топочными дверцами», позволяющими, по усмотрению, регулировать доступ воздуха к топливу, а вместе с тем и движение печных газов по дымогарной трубе. Во многих европейских странах вьюшки и печные заслонки запрещалось использовать (по крайней мере в жилых помещениях) обязательными постановлениями.

Искусственная вентиляция

Надеяться на достаточность только естественной вентиляции было невозможно. Стены кирпичных домов из-за роста их этажности утолщались и плохо пропускали воздух, а применение новых красок для стен (масляной, мастичной или клеевой) совсем прекратили естественный воздухообмен через стены.

Второй источник естественной вентиляции — часто открывающиеся входные двери на черные лестницы с запахами от незамысловатых отхожих мест — поставлял в квартиры далеко не чистый воздух. Поэтому ощущалась необходимость применения искусственной вентиляции.

По Строительному уставу с середины XIX века устройство форточки в одном из окон помещения было обязательным. Но из-за боязни простуд от сквозняка ими пользовались крайне редко. Тепло берегли. И не только простые горожане, но и вполне просвещенные. Поэтому даже в конце XIX века в специальных журналах приходилось подробно объяснять элементарные вещи: насколько полезен для здоровья человека свежий воздух, как важна вентиляция, как необходимо проветривать комнаты.

В самом конце XIX века стали распространяться фрамуги, правда, они назывались не так, а громоздко описательно: «откидные под углом 45 градусов форточки, с боками, закрытыми ширмами из жести». Хотя воздух из них поднимался к потолку, а не дул прямо в комнату, как из обычных форточек, ими также мало пользовались.

Для вентиляции широко пользовались печным отоплением. Для усиления эффекта в дымоходах делали вентиляционные отверстия, так называемые «отдушины», или «душники». Их декорировали красивыми кружевными коваными решетками, те иногда больше напоминали произведения искусства, чем простую бытовую деталь. Во время топки более холодный комнатный воздух устремлялся в эти отверстия, а вместо него в комнату засасывался воздух из более прохладных смежных помещений.

Для засасывания воздуха непосредственно с улицы стали применять усовершенствованный камин Дугласа-Дальтона (или «Галтоновскую систему»), «Систему» придумали в Англии, она там повсеместно распространилась. В специальных журналах английское изобретение широко рекламировалось. Например, в журнале «Домовладелец» в № 5 за 1896 год и в № 3 за 1897 год.

Реклама. Начало ХХ в.
Реклама. Начало ХХ в.

Суть конструкции: воздух с улицы по железной трубе, проложенной под полом и вокруг дымовой трубы камина, согреваясь, идет к отверстию под потолком. Но эта сложная конструкция не получила в России широкого распространения.

Проблема чистого воздуха в жилых помещениях стояла в России XIX века чрезвычайно остро. Очень загрязняли воздух, во-первых, отопительные приборы, о них мы уже говорили; во-вторых, осветительные приборы, о которых мы упомянем далее. Но проветривание также не доставляло в комнаты свежий воздух. Особенно страдали большие города. При росте этажности и увеличении плотности застройки городские дворы из-за выгребных и помойных ям, из-за обилия скотины и птицы превращались в дурно пахнувшую клоаку. Мы знаем, по данным переписей, что в 1890 году в Петербурге каждая третья квартира (55 тысяч) выходила окнами только во двор. Из 1-комнатных квартир таких было 70,8 %, из 2-комнатных — 68,7%, из 3-5-комнатных — 50,0 %, из 6-10-комнатных — 14,8 %, из более чем 10-комнатных — 6,3 %. Остальные же две трети квартир были двухсторонние, но окна всех (я подчеркиваю — всех!) личных жилых комнат выходили во двор. На улицу смотрели лишь окна парадных комнат.

Современники остро ощущали эту проблему. Так, в рассказе А. Вербицкой «Репетитор» описано типичное петербургское жилище: «С лестницы, темной и скользкой, проникала вонь. Те же миазмы неслись снизу со двора, черневшего там, далеко, как огромный колодец. Отворить фортку значило испортить воздух».

Петербуржцы привыкли к спертому воздуху в своих жилищах. Например, Котопов — герой «Истории бледного молодого человека» Д.В. Аверкиева — «не выходил из низкой, с двойными рамами комнаты и дышал тем же нездоровым, не освежаемым воздухом».

НАСЕКОМЫЕ

Доходные дома в изобилии наполняли различные насекомые: тараканы, моль, мухи, постельные клопы, вши и блохи. «Всякий знает, как неприятно хозяину слово червь, меховщику — моль, кухарке — таракан, девице — комар и мошка, сибариту — муха», — писал в 1856 году энтомолог-любитель В.И. Мочульский.

Вы уже знаете, что в XIX веке большая часть петербуржцев жила на снятых квартирах доходных домов. Характерными чертами большинства жилищ, где проживали одинокие мелкие чиновники, студенты, сезонные рабочие, рабочие артели, по свидетельствам петербургских врачей-гигиенистов (М.И. Покровской, А.Н. Рубеля и др.), были щелястые полы, грязные, засаленные, закопченные стены и потолки и «мириады клопов, тараканов и других насекомых».

Тараканы

Был бы дом,
Будут и тараканы.

В.И. Даль


В Петербурге встречались как черные, так и рыжие тараканы, последних называли «прусаками», полагая, что их завезла из Пруссии в середине XVIII века армия, возвращавшаяся из Германии после завершения Семилетней войны. Обоим видам приписывалась невероятная прожорливость и неприхотливость.

Самый популярный и самый дешевый способ избавления от тараканов в жилых и хозяйственных помещениях — вымораживание зимой. Использовали и противоположное средство — крутой кипяток или горячий пар, пускаемый струей «из металлического сосуда вроде чайника, с длинным тонким носиком». Рекомендовалось через каждые три недели заливать темные углы, щели, трещины кипятком.

Устраивали для тараканов своеобразные ловушки. В горшок или кувшин с гладкими внутренними стенками наливали воду (или насыпали муку) и обматывали снаружи тряпкой, для того чтобы тараканы легко забирались внутрь, а выбраться не могли.

Против тараканов и клопов применялся и продававшийся в аптеках «персидский порошок» (реже называемый «далматским порошком», или «слюногоном»), относящийся к наименее опасным для здоровья человека инсектицидам, действующий на насекомых как нервно-паралитическое средство. Его получали при измельчении высушенных цветов, стеблей и листьев кавказской, персидской или далматской ромашки.

Черные тараканы
Черные тараканы

«Сборник полезных советов», вышедший в 1829 году, предлагал множество рецептов от тараканов: к бузинному цвету, топленному с медом, добавить дурман и растереть; предполагалось, что тараканы, наевшись этой смеси, «все передохнут»; терпентинное масло (очищенный скипидар) смешать с конопляным семенем, истолочь, прибавив немного меду, и разложить в местах, где встречаются тараканы; молодую полынь растолочь с «черным купоросом» и медом, дать упреть в хорошенько закрытом горшке и раскидать «по разным местам».

Из химических средств борьбы с тараканами обычно применяли соединения мышьяка в виде смеси с мукой, например, белый мышьяк (мышьяковистая кислота), «парижская», или швейнфуртская, зелень (крон), доставляемые из Германии и Англии. Мышьяк — сильно действующий яд, поражающий слизистые глаз, горла и носа, что приводило к слепоте, кашлю, «воспалению горла» и другим последствиям. Поэтому петербуржцы предпочитали, чтобы с мышьяком имели дело профессионалы. В Петербурге существовали специальные артели «тараканщиков», они травили тараканов раствором мышьяка, промазывая им щели и углы в помещениях.

Но ни одно из этих средств не давало стопроцентного результата. Современники с безнадежностью констатировали: «Нередко ни персидский порошок, щедро насыпаемый хозяевами, ни мышьяк, ничто не в состоянии его вывести». После вымораживания тараканы снова появлялись через несколько недель.

Среди простонародья устойчиво преобладало мнение, что таракан — мирное и безобидное существо, и там, где он водится, «и деньги не переводятся». Во всех народных пословицах тараканы ассоциируются с домашним уютом: «Была бы изба, будут и тараканы»; «Избу сруби, а тараканы свою артель приведут»; «Таракан не муха, не взмутит и брюха»; «Тараканы из дома ползут перед пожаром». Существовала даже традиция кормления тараканов. Травить же тараканов считалось грехом.

Более того, отвар из сушеных черных тараканов считался в народной медицине мочегонным средством. Причем врач Т.И. Богомолов, ученик С.П. Боткина, специально занимался изучением влияния порошков и настоек из сухих тараканов на организм больных и в 1876 году подтвердил их сильное мочегонное действие.

Вши

Достаточно широко распространены были вши — платяные и головные. Платяная вошь обитает и размножается в складках прилегающей к телу шерстяной одежды. Ношение нижнего белья, регулярно стираемого, могло бы избавить петербуржцев от вшей.

Головная вошь живет на коже головы, под волосами. Городские условия жизни простонародья — скученность и невозможность заниматься личной гигиеной — приводили к массовой вшивости.

Чтобы избавиться от вшей, мазались керосином; перуанским, индийским, черным бальзамом, ртутной мазью и дегтем; мыли голову настоями растений — золототысячника, мышиного перца.

В народном сознании в появлении вшей не видели ничего зазорного, и даже существовала примета: это к деньгам; видеть вшей во сне — к богатству.

Блохи

В XVIII веке не стеснялись блох даже аристократы — придворные дамы носили драгоценные, изготовленные из слоновой кости, серебра, фарфора, блошиные ловушки и изящные чесалки в форме дамской ручки для почесывания мест укусов.

В XIX веке с блохами активно борются, используя полынь: «если оной накласть побольше в комнатах, то блох никогда в комнате не увидите».

Клопы

«Самые неприятные и вонючие насекомые», «несносные кровопийцы» — клопы водились в жилищах петербуржцев всех сословий, гнездясь в мебели, в постелях, под обоями. Один из героев А.П. Чехова говорил: «У нас даже в рояле клопы...»

Постельный клоп
Постельный клоп

Чтобы обезопасить свой сон, советовали ножки кровати поставить в плошки с водой, хотя это не всегда спасало от клопов, поскольку те могли падать с потолка.

Для удаления клопов из помещения рекомендовали использовать табачный дым, терпентин и горящую серу, ртутную мазь и пасту из сулемы; использовали также растения — клоповник, чернобыльник, полынь в свежем виде для раскладывания в комнатах и в отварах для опрыскивания стен, пола и мебели. Использовали также керосин или керосиновую эмульсию (смесь керосина и мыльного раствора) и зеленое мыло (продукт омыления растительного масла раствором едкого калия).

В романе И.А. Гончарова «Обломов» хозяин пытался убедить слугу тщательнее убирать в комнатах, чтобы избавиться от клопов, но сталкивался с нежеланием и удивлением: «На лице Захара выразилась недоверчивость или, лучше сказать, покойная уверенность, что дома без насекомых не бывает. — У меня всего много, — сказал он упрямо, — за всяким клопом не усмотришь, в щелку к нему не влезешь. А сам, кажется, думал: "Да и что за спанье без клопа?"»

Моль

Чтобы предохранить от моли шерстяную и меховую одежду, ее при хранении зашивали в холстяные или коленкоровые мешки. От моли рекомендовали бычью желчь, терпентинное масло, перекладывание одежды табачными листьями, камфорой, а с 1887 года — нафталином. С начала XX века для уничтожения моли начали применять сернистый углерод (CS2) — бесцветную, очень летучую, легко воспламеняющуюся жидкость с сильным неприятным запахом тухлых яиц. Сероуглерод наливали в плоские сосуды и ставили их на сутки испаряться в плотно запирающийся ящик или сундук с одеждой. Но все эти вещества были достаточно ядовиты и для людей. «Многие средства от моли часто бывают гораздо более вредны для человека, чем для истребляемой моли», — писала гигиенист И.А. Добровольская в начале XX века.

Ковровая моль
Ковровая моль

Для предохранения от пыли и моли диванов, кресел и мягких стульев считалось, что на них следует надевать чехлы, протирать обивку смесью скипидара и нафталина (на 1 стакан скипидара — 1 столовая ложка нафталина). Растворяется нафталин не сразу. Поэтому рекомендовали взять сосуд с горячей водой, опустить в него бутылочку с составом и взбалтывать до тех пор, пока нафталин не растворится.

Жук-точильщик

Признак появления жуков-точильщиков — отверстия (от 1,5 до 4 миллиметров) в мебели, чаще всего с затемненной стороны или в полу и в деревянных стенах, а также древесная мука, высыпающаяся из этих отверстий. Темно-бурый усатый жучок размером меньше спичечной головки кажется совсем безобидным существом. Издали, в полете, он похож на небольшую мушку с тоненькими крылышками. При посадке жучок складывает крылышки и прикрывает их темными жесткими надкрыльями. Этот древоточец уничтожает не только мебель и другие деревянные предметы, но и целые дома. Он превращает древесину в труху. Большую часть своей жизни жуки-древоточцы проводят в проточенных ходах в дереве и только в брачный период вылетают на свет. Тогда их можно увидать ночью летающими около источника света, а днем — ползающими по столу и подоконнику.

Домовой точильщик
Домовой точильщик

Все жучки-древоточцы развиваются из яичек, отложенных самками в древесине, в трещинах или прогрызенных жуками отверстиях.

Древесину разрушают не только взрослые жуки, но и их личинки. Как только из отложенного яичка выйдет небольшой белый червячок-личинка, он тотчас же начинает грызть древесину, продвигаясь все дальше и дальше. Жуки-древоточцы, поселившись в доме, быстро размножаются.

Вести борьбу с древоточцами довольно трудно. Практика показала, что хорошим средством против жуков-древоточцев являются жидкие ядохимикаты, они легко испаряются и превращаются в газ. Эти ядохимикаты состоят из нескольких компонентов: в состав их могут входить в качестве основы (растворителя) очищенный или неочищенный скипидар, керосин, минеральные масла или их смеси, растворяющие нафталин, любая смола сухой перегонки, деготь или черная карболка. Скипидар в таком составе является в основном растворителем других названных веществ. В то же время все скипидары, а особенно сырец, ядовиты, в них содержатся химические вещества, убивающие жучков. При растворении в скипидаре или в масляных смесях нафталина, смолы или черной карболки ядовитость состава усиливается.

Такой состав получается довольно текучим и проникает глубоко в поры древесины. Пахучие вещества (ароматические углеводороды), содержащиеся в смолах и нафталине, способствуют более интенсивному выделению летучих газообразных продуктов.

Составленный по такому рецепту раствор хорош тем, что при соприкосновении с ним жучок или личинка погибают моментально. Если же древоточцы находятся далеко в своих ходах, они гибнут от заполняющего весь ход смертельного для жуков и личинок газа, образующегося при испарении ядохимиката. Смертоносное действие этот ядохимикат оказывает на клещей, амбарных долгоносиков и других насекомых.

Обычно ядовитый состав для уничтожения древоточцев приготовляют из 3 весовых частей растворителя, 1 части смолы или дегтя, или черной карболки. Если жучки и их личинки поселились в толстых бревнах дома, то в состав вводится больше пахучих веществ, чтобы выделение газа было более интенсивным.

Муравьи

«Мураши в дом — к счастью».

В.И. Даль


«Если муравьи повадились посещать соседний к их жилищу дом, то нет другой возможности от них избавиться, как, следя за возвращающимся муравьем, открыть его гнездо и уничтожить, залив его кипятком», — рекомендовал Н. Ушаков. Против муравьев применяли настой сажи, клали в шкаф с провизией ватку, смоченную в гвоздичном масле. Посыпали их излюбленные места табаком или кофейной гущей.

Муравьи и тли
Муравьи и тли

Продававшиеся в аптеках спирт или масло, настоянные на муравьях, охотно употребляли против ревматизма.

Комары

Ах, лето знойное,
Любил бы я тебя,
Когда б назойливые
Комары да мухи...

А.С. Пушкин


Не только летом петербуржцам досаждали назойливые «комары да мухи», в отапливаемых квартирах комары имели возможность прекрасно зимовать.

Комары
Комары

Для отпугивания комаров смазывали кожу гвоздичным, анисовым или лимонным маслом, последнее, правда, получали не из лимона, а из злакового растения нарда.

Комаров советовали выгонять из помещений дымом сжигаемого можжевельника или камфоры.

Для облегчения зуда от укусов комаров кожу протирали нашатырным спиртом и глицерином, промывали места укусов водой с содой для оттягивания «яда».

Мухи

... черные мухи
Всю ночь не дают мне покоя,
Жалят, жужжат и кружатся
Над бедной моей головою.

Надсон


Чтобы мухи не залетали в комнату, к окну прикрепляли узкие бумажные полоски, они, колеблясь от ветра, отпугивали насекомых.

Рекомендовалось в каждую из комнат поставить вазон с растущей в нем клещевиной — ее запах мухи не выносят. Отпугивает мух и запах керосина, поэтому многие хозяйки при мытье окон и полов прибавляли немного керосина в воду.

Боролись с мухами, расставляя по квартире блюдечки с настойкой мухомора, с раствором формалина, с отравленным сахарным сиропом, сметаной, смешанной с сахаром, с чемеричным семенем и донником, и т. п. Советовали намазать мухомор сметаной, посыпать сахаром и запечь, а затем выставить на окно в качестве угощения мухам.

Рыжая муха
Рыжая муха

А вот как рекомендовалось «сохранять картины от мух»: «Свежий огурец исколоть гвоздем или вилкою, вложить в отверстия ячменные зерна острием наружу и повесить поодаль картины, после чего ни одна муха не сядет на картину» (предполагалось, что насекомые, привлеченные запахом, должны будут собраться на огурце). Кроме того, применялись мухоловки — стеклянные сосуды особой конструкции, напоминающие пузатые бутылки без дна с загнутыми вовнутрь нижними краями, на ножках; внутрь мухоловки наливался сироп; мухи, привлеченные запахом, залетали в сосуд и погибали, не находя выхода.

Сверчки

Домовые сверчки, издавна обитавшие на Руси в жилых домах, не вынесли условий большого города. В каменных домах они не селились вообще, а в деревянных — чрезвычайно редко.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 8471

X