1. Крепостные крестьяне

Крестьяне светских феодалов


Наивысший итог числа крепостных дворов у светских феодалов по переписи 1678 г., встречающийся в источниках, приведен П. Н. Милюковым — 432,3 тыс. дв.1 С этого числа дворов был назначен сбор по 20 коп. на формирование 9 драгунских полков в 1701 г. Следовательно, переписи начала XVIII в. еще не могли оказать влияния на этот итог.
Как он был получен, установить не удалось, однако, суммирование различных сводных источников дает близкую цифру. Итог Ведомости равен 389,4 тыс. дв., но он не включает ряда уездов. Добавим к нему 15,5 тыс. дв. в западных уездах, затем 28,4 тыс. дв. в поволжских уездах, еще 2,7 тыс. дв. во владениях Строгановых и около 1 тыс. дв. в отдельных уездах (0,6 тыс. в Тамбовском и др.). Общий итог получится около 436 тыс. дв., включая около 3,6 тыс. дв. разночинцев2. Если они не были включены в итог, приведенный. П. Н. Милюковым, то совпадение итогов полное (учитывая ошибки писцов и разнохарактерность источников, оно должно быть признано случайным).

Суммирование итогов по уездам (см. приложения 5—9) дает меньшее количество дворов — всего 419 тыс. дв. (без разночинцев). Возможны два объяснения этого расхождения: 1) либо в правительственном исчислении, либо в наших подсчетах допущены ошибки (неважно, вследствие ли ошибок при суммировании правительственного итога или при суммировании писцами частных итогов, которыми мы пользовались при уточнении); 2) в итог 432 тыс. дворов вошли, полностью или частично, розданные к 1700 г. помещикам дворы из дворцовых владений3.
Какое из этих объяснений правильно (и нет ли еще третьего) — не имеет значения, потому что разница между итогами 419 тыс. и 432 тыс. составляет только 13 тыс. дв., или всего 3%.
В 1696 г. все владельцы крепостных дворов были обложены налогом для постройки кораблей. Феодалы были объединены в «кумпанства» по 10 тыс. дв. (каждое «кумпанство» должно было построить корабль). В делопроизводстве Поместного приказа этот налог получил название «корабельной складки». Число дворов у владельцев определялось по переписи 1678 г. Сохранился следующий расчет дворов: «за патриархом и за властьми, и за монастыри, и за бояры, и всяких чинов за помещики, и за вотчинники крестьянских и бобыльских, и задворных 501 710 дворов... Ис приказу Казанского дворца 29 364 двора. Из Новогородцкого 28 838 дворов. Всего 559 912 дворов»4. В другом месте указано, что «по справке с корабелною складною росписью 205-го году» за духовенством был 145 081 двор. Исключив это число из общего итога «корабельной складки», получим за светскими феодалами 414,8 тыс. дв., т. е. число, близкое к уточненному итогу в 419 тыс. дв.
Будем считать, что общее количество дворов у светских феодалов по переписи 1678 г. составляло 436 тыс. и что распределение по уездам охватило соответственно 419 тыс. дв., т. е. 97%.

Подсчитаем теперь общую численность крестьян. Возьмем общий итог по уездам, включающий наши частные подсчеты, и прибавим к нему дворовых людей, которых только в Нечерноземном центре, Северо-Западном районе, Черноземном центре, Вологодском и Вяземском уездах было не менее 84 тыс. чел. Всего будет 1698 тыс. чел. Прибавив к ним 9 тыс. разночинцев, большинство из которых по I ревизии стали помещичьими крестьянами, получим 1707 тыс. чел. Полагая, что это число составляет 75% населения, подлежащего переписи (т. е. принимая утайку в 25%), определим общий итог в 2,3 млн. чел.5
Основная масса крепостных находилась в Нечерноземном центре, Северо-Западном и Западном районах. В других районах, где происходило заселение и освоение новых земель, крепостных у помещиков было вдвое меньше6.
Особый разряд крестьян, формально государственных («казенных»), а фактически находившихся на положении помещичьих, составляли крестьяне, приписанные к частным мануфактурам. Во второй половине XVII в. это были крестьяне Соломенской волости Каширского уезда и Вышегородской волости Верейского уезда, приписанные к железоделательным заводам. Отдача крестьян Вышегородской волости из дворцового ведомства заводчикам была подтверждена в 1683 г. (об этом имеется запись в Книге раздач, как о новом пожаловании). В конце XVII в. к Олонецким железоделательным заводам Бутенанта были приписаны крестьяне Кижского погоста7.
Общая численность приписных крестьян во второй половине XVII в. вряд ли превышала 5 тыс. чел.; по I ревизии только к казенным и частным металлургическим заводам было приписано свыше 54 тыс. чел.8
Установить численность холопов можно только приблизительно: выделить группы по роду занятий точно невозможно9. Можно выделить две основные группы: задворные и деловые люди и дворовые.
Подавляющее большинство задворных и деловых людей занималось земледелием, а какая-то часть их — торговлей и ремеслами. По Ведомости в 93 уездах их насчитывалось 79 тыс. чел., дворовых людей там же — 84 тыс. чел.
Распределение дворовых людей по районам показано в табл. 15 (данные неполны).

Таблица 15
Распределение дворовых людей по районам в 1678 и 1719 гг.

Распределение дворовых людей по районам в 1678 и 1719 гг.

Как видно из табл. 15, общая численность дворовых людей к 1719 г. уменьшилась с 84 тыс. (округленно) до 28 тыс. чел. Это объясняется тем, что большинство их было записано в крепостные крестьяне.
По Западу, Востоку и Юго-Востоку, а также по Сибири сведений нет; по I ревизии там было 7,4 тыс. чел.
В расчетах численности населения по районам мы включаем дворовых людей в число крепостных крестьян.
Всего на 1678 г. на 1,8 млн. чел. крестьян приходилось 0,2 млн. чел. холопов, т. е. 10%. В остальных уездах страны было около 0,2 млн. крестьян. Принимая тот же процент холопов, определим их численность там в 20 тыс. чел. Таким образом, общую численность холопов можно определить округленно в 0,2 млн. чел.
В 70-х годах XVII в. среди украинских переселенцев доля крепостных была ничтожной, а к 1732 г. более двух третей из них оказались закрепощенными (190 тыс. чел.). К сожалению у нас нет данных об их распределении между помещиками и духовенством; можно только предположить, что последнему принадлежало гораздо меньше крепостных, чем помещикам.

* * *

Динамика численности крестьян светских феодалов в 1678—1719 гг. показана в табл. 16.

Таблица 16
Численность крестьян светских феодалов в 1678—1719 гг. (в млн. чел.)

Численность крестьян светских феодалов в 1678—1719 гг.
* Учтена и большая часть холопов (задворные и деловые люди).

Механический прирост включал холопов и украинцев, которые составляли меньше половины всего прироста. Несомненно, главную роль в увеличении численности помещичьих крестьян играл естественный прирост.

Крестьяне духовенства


Сбор 1701 г. на формирование 9 драгунских полков, о котором мы уже упоминали в связи с выяснением количества дворов у светских феодалов, взимался и с других категорий податного населения, но число дворов крестьян духовенства в итоге, приведенном П. Н. Милюковым, не выделено10.
В литературе делались попытки определить число дворов за духовенством по сводным источникам. Самая большая сводка итогов находится в исследовании М. И. Горчакова о Монастырском приказе11. Горчаков привел ряд общих и частных итогов из различных источников, но ни одного из них не смог убедительно обосновать. Рассмотрим его данные.
Располагая итоги, извлеченные Горчаковым из различных источников, в нарастающем порядке, мы получаем следующий ряд: 107 777 дв., 141160, 144253, 144492, 144906, 145655, 145 656, 150 599, 150 978, 153 254 и 153 446 дв. Первый итог 107 777дв. сопровождается оговоркой, что в него не вошли дворы патриарха, Новгородской, Псковской, Сибирской и Астраханской епархий. Считалось, что в двух последних дворов вообще нет (хотя у сибирского архиерея они, как увидим ниже, были); в Новгородской — в 1701 г. значилось 2 тыс. дв., в Псковской — 1 тыс. дв., у патриарха было около 9,5 тыс. дв. Общий итог получается примерно 120 тыс. дв. Итоги 150 978 и 153 446 дв., как указывается в источниках, представляют собою соединение итогов переписей 1678 и 1710 гг. Следовательно, итоги 150 599 и 153 254 дв. тоже являются комбинацией двух переписей.
Таким образом, остаются итоги в пределах от 120 тыс. до 145,6 тыс. дв.

Но сводка М. И. Горчакова не является исчерпывающей.
В акте о сборе даточных людей 1678 г. указывается, что по приходной книге полоняничного сбору 1679 г. за духовенством было 98 039 дв.12; в записках И. А. Желябужского говорится, что по «корабельной складке» было 139 351 дв.13; в 1701 г. считалось 146 498 дв.14; в публикации Елагина — 144 602 дв.; в Выписи — 135 038 дв.; в Ведомости — 132 359 дв. с разночинцами и 121443 дв. без них; в Росписи 1678 г.— 116 461 дв.; В. О. Ключевский привел итог из ПСЗ-1 — 118 тыс. дв.15
Итоги Выписи и Ведомости, как мы знаем, охватывают только 93 уезда, следовательно, итоги Росписи 1678 г. и Ключевского тем более неполны. Остаются близкие итоги Елагина и Сборника (144,6 тыс. и 146,4 тыс. дв.). Отметим, что к ним близки итог «корабельной складной росписи» (145 081 дв.)16 и пять итогов, приведенных М. И. Горчаковым.
Обратимся к итогам сводных источников. Общий итог Ведомости мы уже привели (132 тыс. дв.). Добавим к нему 6,3 тыс. дв. в поволжских уездах, затем 0,3 тыс. дв. в западных уездах, потом 9 тыс. дв. в Поморье (без Вологодского уезда) и 1,5 тыс. дв. в Сибири17. Общий итог получается около 150 тыс. дв. Подсчет по сказкам 1700 г., в которых, вероятно, учтено механическое увеличение вотчин духовенства (т. е. приобретение их путем пожалований, покупок и т. п.), но где итоги приводятся по переписи 1678 г., дает общий итог в 152 тыс. дв. Суммирование поуездных итогов дает, как и у помещиков, несколько меньший итог — 148 тыс. дв. (см. Приложения 5—9).

Разница в итогах феодально-зависимого населения в Ведомости и в Табели позволяет определить численность феодально-зависимого от духовенства населения не менее, чем в 25 тыс. чел. (кроме крестьян).
Численность крестьян по нашему расчету (3,5 чел. на двор) составляла около 0,5 млн. чел.; с учетом утайки она будет около 0,7 млн. чел. (в их число мы включаем и украинцев, численность которых неизвестна).
В 1701 г. все крестьяне духовенства были переданы в ведение восстановленного Монастырского приказа, а впоследствии для управления ими был создан Синод. Оценивая церковную реформу Петра I, И. А. Булыгин пришел к обоснованному выводу о том, что это было частичной секуляризацией монастырских крестьян18.
Динамика численности крестьян духовенства была следующей (в млн. чел.):

1678 г.1719 г.Прирост%
0,70,80,114


На понижение прироста, несомненно, должно было повлиять отчуждение владений у духовенства. Так, в 1701—1704 гг. к различным лицам перешло более 222 дв., приписано к Олонецкой верфи и к разным городам 1521 дв., т. е. всего из вотчин духовенства ушло около 1,8 тыс. дв.19 Вероятно, подобные изъятия совершались и позднее, в то время как пожалования из дворцовых вотчин были невелики.
Таким образом, невысокий прирост явно был следствием политики правительства, направленной на уменьшение владений духовенства.

Дворцовые крестьяне


Дворцовые крестьяне в XVII в. занимали промежуточное положение между частновладельческими и государственными крестьянами. Та часть крестьян, которая находилась в личных вотчинах царя, несомненно, в XVII в. была на положении помещичьих крестьян20. Положение остальных дворцовых крестьян было ближе к государственным, чем к частновладельческим. Однако в первой половине XVIII в. закрепостительные тенденции одерживают верх21.
Переписи населения в дворцовых вотчинах производились по мере возникновения необходимости в них. Известно, что к 1682 г. была переписана значительная часть дворцовых владений22.
В литературе указываются различные итоги этих переписей. В. О. Ключевский подсчитал, что в 1687 г. было 83 тыс. дворов. В. И. Семевский полагал, что в 1701 г. их насчитывалось 90 55023. Н. М. Шепукова присоединилась к Ключевскому24.
Количество дворов дворцовых крестьян исследователи определяли, либо исходя из текста указа от 17 июня 1687 г., либо из данных о дворцовых землях на 1701 г. Однако при этом упускалось из виду, что указ 1687 г. мог охватить не все дворы дворцовых крестьян. Состав же дворцовых владений на 1701 г. не соответствовал составу их на 1678 г., так как за последнюю четверть XVII в. было роздано значительное число дворов (см. табл. 17). К сожалению, у нас нет сведений о конфискации имений, но, учитывая общее направление политики в этот период, можно предполагать, что таких было немного.

Наиболее близкий по времени к переписи 1678 г. сводный итог дворов в дворцовых вотчинах содержится в ДАИ. Он равен 89 тыс. дв., но неполон. Из текста источника видно, что в него не вошли дворы в Москве и Московском уезде (8,6 тыс.), часть владений, находившихся в ведении Хлебного приказа (3,6 тыс. дв.), дворы в Казанском, Алатырском, Царево-Кокшайском и Уфимском уездах (7,6 тыс.) — итого около 20 тыс. дв. (всего 109 тыс. дв.), а также владений, переписи которых производились позднее, а именно: в уездах Переяславском (1,4 тыс. дв.), Новоторжском (0,2 тыс.), Кашинском (0,1 тыс.), Бежецком (1,9 тыс.), Угличском (2 тыс.), Ярославском (0,5 тыс.), Лебедянском (1 тыс.), Шацком (2,7 тыс.), Нижнеломовском (0,8 тыс.), Балахнинском (5,6 тыс.), Нижегородском (2,3 тыс.), Темниковском (4,6 тыс.) и Казанском (3,5 тыс.), в Починковской вол. с с. Спасским (0,9 тыс.), всего 32 тыс. дв. Дворы в Угличском уезде вызывают сомнение. Они есть только в Памяти, а по другим источникам и у Готье их нет; возможно, что это корельские дворы, показанные в Бежецком, Новоторжском и Ярославском уездах, записанные в Памяти вторично. Без них итог составит 30 тыс. дв. Суммируя, получаем всего 139—141 тыс. дв. При этом следует принять во внимание возможность того, что переписи позднее 1679 г. могли быть повторными и что результаты предыдущих переписей в таком случае вошли в общий итог 89 тыс. дв. Поэтому общим итогом осторожнее будет считать 109 тыс. дв.; можно предположить, что в него включены 7,5 тыс. дв. в Комарицкой и Крутецкой волостях, которые поставляли даточных в драгуны, но тем не менее считались дворцовыми25.

Таблица 17
Сведения о раздаче дворцовых крестьян в 1679—1699 гг.

(ЦГАДА, ф. 396, оп. 39, д. 3574 и 3605. Если нет указания, то считаем, что дворы
отданы помещикам.)
Сведения о раздаче дворцовых крестьян в 1679—1699 гг.

В описании дворцовых владений 1701 г. (Сборник) общий итог равен 75 тыс. дв. Но в него не вошли Важский (10 тыс. дв.), Смоленский (4,8 тыс.), Казанский (3,5 тыс.), Самарский (0,5 тыс.), Симбирский (0,6 тыс.), Уфимский (1,3 тыс.), Царево-Кокшайский (0,3 тыс.), Яранский (0,4 тыс.), Уржумский (0,05 тыс.) уезды, московские слободы (1,4 тыс.), Починковская, Вацкая, Сергацкая, Комарицкая и Крутецкая волости (10 тыс.), всего около 32,5 тыс. дв. Добавив эти дворы, получаем общий итог на 1701 г. в 108 тыс. дв. К ним следует прибавить 24 тыс. розданных до 1701 г. дворов, но исключить 30 тыс. дв. во владениях, переписанных позднее 1679 г. Общий итог на 1678 г. получается около 102 тыс. дв., на 1701 г. — около 132 тыс. дв.
В Памяти по нашему подсчету общий итог — 71 тыс. дв. (без Олонецкого уезда, который мы относим к черносошным). Добавляем отсутствующие в числе дворцовых Важский (10 тыс. дв.), Трубчевский (2 тыс. дв.), Тамбовский (3,8 тыс.), Романовский в степи (1,1 тыс. дв.), поволжские уезды (14 тыс.), московские слободы (1,4 тыс.), Починковскую, Вацкую, Сергацкую, Комарицкую и Крутецкую волости (10 тыс.) и 24 тыс. розданных дворов; исключив 30 тыс. дв., переписанных позднее 1679 г., получаем на 1678 г. около 107 тыс. дв., на 1701 г. — около 137 тыс. дв.
У Елагина общий итог 101 тыс. дв., но из него надо исключить 9,4 тыс. дв. в Олонецком уезде, а к оставшимся 92,6 тыс. дв. прибавить Важский уезд (10 тыс. дв.), 7 поволжских уездов (6,6 тыс.), московские слободы (1,4 тыс.), Починковскую, Вацкую и Сергацкую волости (2,5 тыс.), Рязанский уезд (1 тыс.) и 24 тыс. розданных дворов. Исключив 30 тыс. дв., переписанных позднее 1679 г., получаем на 1678 г. около 108 тыс. дв., на 1701 г. — около 138 тыс. дв.
Суммирование поуездных итогов (см. Приложения 5—9) с учетом розданных дворов дает нам общий итог 140 тыс. дв. и 506 тыс. чел.26 Исключив 30 тыс. дв., переписанных позднее 1679 г., получим 110 тыс. дв.

Таким образом, полученные итоги колеблются от 102 тыс. до 110 тыс. дв. Учитывая наличие в дворцовых владениях служилых людей, осторожнее будет считать общим итогом дворов в дворцовых владениях на 1678 г. около 110 тыс. дв. и 400 тыс. чел.
Для проверки обратимся к опубликованному П. Н. Милюковым общему итогу дворов, с которых взимали налог на формирование драгунских полков в 1701 г. У Милюкова говорится, что это был налог с 362,7 тыс. «дворцовых, монастырских, патриарших, архиерейских, церковных дворов». Величина итога показывает, что здесь пропущено упоминание о дворах черносошных крестьян: не могли дворы только дворцовых крестьян и крестьян духовенства (последних, как мы видели, в 1700 г. было около 152 тыс.) составить итог в 362,7 тыс. дв. Забегая вперед, скажем, что черносошных крестьян насчитывалось 61,6 тыс. дв., крестьян в Сибири 9,4 тыс. дв., всего 71 тыс. дв. Исключив из 362,7 тыс. дв. итоги крестьян за духовенством и черносошных крестьян, получим в 1701 г. у дворцовых крестьян около 139 тыс. дв., а исключив 24 тыс. дв., розданных позднее 1679 г.,— около 115 тыс. дв.
Трудности, возникающие перед исследователем при определении динамики численности сословных групп вследствие неизвестных нам размеров перераспределения крепостных дворов между разными сословиями, усугубляются при выяснении динамики численности дворцовых крестьян. Причина здесь та же: интенсивное перераспределение владений и изменение состава дворцовых владений. По традиции главное внимание ученых обращалось на факт раздачи дворцовых земель и уменьшение вследствие этого их фонда. Однако Е. И. Индова доказала, что в первой половине XVIII в. «поступления не только покрывали пожалования, но вдвое превышали их»27. Наши подсчеты показывают, что если за 1678—1736 гг. (мы взяли период до 1736, а не до 1719 г., так как Генеральная табель, конечно, учла перераспределение душ) было роздано около 50 тыс. дв., то только за 1712—1736 гг. поступило в фонд дворцовых земель не менее 55 тыс. дв.28 К сожалению, данные за последнюю четверть XVII в. еще не опубликованы.

Динамика численности населения дворцовых владений была следующей (в млн. чел.):
1678 г.1719 г.Прирост%
0,40,50,125


Учитывая, что большинство дворцовых вотчин было обособлено и имело относительно небольшие размеры, мы не принимаем в расчет утайку населения в конце XVII в.
Динамика численности крепостных крестьян в 1678—1719 гг.
Динамика численности крепостных крестьян показана в табл. 18 (с учетом утайки по переписи 1678 г.)

Таблица 18
Численность крепостных крестьян в 1678—1719 гг.(в млн. чел.)

Численность крепостных крестьян в 1678—1719 гг.
Численность крепостных крестьян в 1678—1719 гг.

* Поскольку в первой половине XVIII в. они оказались ближе к положению крепостных крестьян, мы включаем их в эту группу.

Как видно из табл. 18, удельный вес помещичьих крестьян вырос, в то время как доля крестьян духовенства снизилась, а дворцовых крестьян не изменилась. Но так как наши исчисления приблизительны, то можно считать, что изменений практически не произошло.



1Милюков П.Н. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого. СПб., 1892 с. 146
2Доклады и приговоры, состоявшиеся в правительствующем Сенате в царствование Петра Великого (далее — ДПС), т. II, ч. I. СПб., 1890, с. 380; т. III. СПб., 1891, с. 479; Опись городу Синбирску и его уезду в 1678 г. Симбирск, 1902; Дмитриев А. А. Пермская старина, вып. 2. Пермь. 1890, с. 161—170 и др.
3За 1679—1699 гг. было роздано 24 тыс. дв., но часть помещичьих владений, несомненно, была конфискована, так что итог 419 тыс. дворов должен быть увеличен не на 24 тыс. дв., а на меньшее число их.
4ЦГАДА, ф. 1209, кн. 5102, лл. 31 об,—32.
5Если общий итог дворов мы умножим на среднюю населенность одного двора и примем полученное число за 75% общего итога переписи, то получим тот же округленный общий итог численности населения.
6О положении помещичьих крестьян см.: Греков Б. Д. Крестьяне на Руси. М.— Л., 1946; Тихонов Ю. А. Помещичьи крестьяне в XVII в. М., 1974 и др.
7Стоскова Н. И. Первые металлургические заводы России. М., 1962; Панкратова А. М. Формирование пролетариата в России (XVII—XVIII вв.). М., 1963, с. 436; Глаголева А. П. Олонецкие заводы в первой четверти XVIII в. М., 1957.
8Очерки истории СССР. Период феодализма. Россия в первой четверти XVIII в. Преобразования Петра I. М., 1954, с. 121.
9Зимин А. А. Холопы на Руси (с древнейших времен до конца XV в.). М., 1973; Колычева Е. И. Холопство и крепостничество (конец XV—XVI в.). М., 1971; Панеях В. М. Холопство в XVI — начале XVIII в. Л., 1971; Яковлев А. И. Холопство и холопы в Московском государстве XVII в. М.— Л., 1943; Кушева Е. Н. К истории холопства в конце XVI — начале XVII в.— «Исторические записки», т. 15. М., 1945; она же. О плене как источнике холопства во второй половине XVII в.— В кн.: Исследования по социально-политической истории России. Л., 1971 и др.
10Милюков П. Н. Указ. соч., с. 146.
11Горчаков М.И. Монастырский приказ. Спб., 1868, с. 144-145
12ДАИ, т. 8, № 40 (далее — ДАИ).
13И. А. Желябужский взял этот итог из памяти Иноземского приказа; он приведен также в делопроизводстве Поместного приказа (ЦГАДА, ф. 1209, кн. 5102, л. 1); там же итог 145 081 дв., который мы привели выше.
14Сборник выписок из архивных бумаг о Петре Великом, ч. I. М„ 1872, с. 256.
15Ключевский В. О. Сочинения, т. 3. М, 1957, с. 232 (взят из ПСЗ-1, т. И, № 1210).
16ЦГАДА, ф. 1209, кн. 5102, л. 3 об.
ДПС, т. II, ч. 1, с. 380; т. III, с. 479; Богословский М. М. Земское самоуправление на Русском Севере, т. I. М., 1909; Устюгов Н. В. Солеваренная промышленность Соли Камской в XVII в. М., 1957, с. 144—169, и др.
17ДАИ; ДАИ, т. 12. СПб., 1875, № 14; Справка 1697 г.; Опись городу Синбирску...; кн. 131; Сборник, с. 228; ЛОИИ, кол. 115, № 306, 307, 310, 311; ДПС, т. II, ч. 1, с. 380; т. III, с. 479; Богословский М. М. Земское самоуправление на Русском Севере, т. I. М., 1909; Устюгов Н. В. Солеваренная промышленность Соли Камской в XVII в. М., 1957, с. 144—169, и др.
18Булыгин И. А. Церковная реформа Петра I.— «Вопросы истории», 1974, № 5, с. 92.
19Там же, с. 89.
20Заозерский А. И. Царская вотчина XVII века. М., 1937.
21Индова Е. И. Дворцовое хозяйство в России. Первая половина XVIII века. М„ 1964.
22Веселовский С. Б. Сошное письмо, т. 2. М„ 1916, с. 241.
23Семеновский В. И. Крестьяне в царствование императрицы Екатерины II, т. II, СПб., 1901, с. 2.
24Шепукова Н. М. К вопросу об итогах подворной переписи 1678—1679 гг. в Российском государстве,— «История СССР», 1960, № 3, с. 146.
25Новосельский А. А. Дворцовые крестьяне Комарицкой волости во второй половине XVII в.— В кн.: Вопросы сельского хозяйства, крестьянства и революционного движения в России. М., 1961; Шеламанова Н. Б. Комарицкая волость и Севский уезд в первой половине XVII в.— В кн. Вопросы истории хозяйства и населения России XVII в. М., 1974.
гв Анализ поуездных итогов см.: Водарский Я. Е. Население дворцовых владений в России в последней четверти XVII в.—В кн.: Вопросы географии. Сб. 83 (Историческая география России). М., 1970, с. 113—125. Пропущен Уфимский уезд (1266 дв.).
26Анализ поуездных итогов см.: Водарский Я. Е. Население дворцовых вла¬дений в России в последней четверти XVII в. — В кн.: Вопросы географии. Сб. 83 (Историческая география России). М., 1970, с. 113—125. Пропущен Уфимский уезд (1266 дв.).
27Индова Е. И. Указ. соч., с. 79.
28Подсчитано нами по данным Е. И. Индовой (там же, с. 58—73). Они, возможно, неполны. Не учтено перераспределение в этот период, т. е. не учтены земли, отписанные и вновь пожалованные.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 10451

X