Старая Ладога в XIX - начале XX в. по воспоминаниям современников
Работы о Старой Ладоге посвящены, главным образом, археологическим открытиям (Н. Е. Бранденбурга, В. И. Равдоникаса) и сохранившимся памятникам древнего искусства (В. Н. Лазарева, Б. Г. Васильева), и только небольшая книжечка С. Н. Орлова, опубликованная сорок лет назад, дает лишь очень общий очерк ее истории613.

Мне показалось любопытным ознакомиться с впечатлениями современников о Старой Ладоге. К сожалению, таких свидетельств оказалось очень мало, и касаются они преимущественно исторических памятников. Но все же эти источники, как мне кажется, заслуживают введения их в научный оборот.

Наиболее ранним сообщением оказался напечатанный в 1849 г. в «Отечественных записках» путевой очерк «Поездка по Ладожскому озеру» автора, скрывшегося за инициалами «А. М.» (было бы интересно узнать, кто это)614.

Вот что он пишет:

«Если вам случится ехать из Новой Ладоги вверх по Волхову, то в 13 верстах от города, на левом берегу реки, увидите небольшое село Успенское... в нем несколько десятков изб и, кажется, 50 душ жителей. Но посмотрите на красивую луговину, примыкающую к Волхову, окруженную возвышенностями, прорезанную извилистым течением речки, на берегах которой построено село; посмотрите на окружающие его монастыри и церкви, на ветхую каменную стену небольшой крепости с полуразвалившимися башнями, и вы угадаете, что эта деревня имела прежде другое значение. Да, это один из древнейших городов наших... это Старая Ладога».

Далее идет описание крепости: «Рюрикова крепость стоит на мысу, образуемом слиянием речки Ладожки с Волховом. Она имеет вид неправильного треугольника, обращенного вершиною к устью речки и замкнутого по углам круглыми башнями. В каждой башне по четыре окна или отверстия. Посреди одной продольной стены, выходящей на Ладожку, находится четвертая башня, четырехсторонняя, в которой сделаны ворота. Крепость имеет в окружности до ста тридцати сажень, и это небольшое пространство еще более стесняется от толщины стен... Стены и башни складены из дикого камня и гранитных обломков, связанных твердым цементом, и снаружи обложены темной плитой; но эта отделка теперь по большей части обвалилась. Извне крепость укреплена перекопами, рвами, насыпями; остатки их сохранились еще во многих местах. Теперь Ладожская крепость служит церковной оградой: в стенах ее две церкви, одна деревянная, другая каменная».

Затем автор описывает Димитриевскую и Георгиевскую церкви, и о последней пишет: «В конце прошлого столетия (т.е. XVIII в. - Я.В.) внутри церкви обвалилось несколько штукатурки, и под нею оказалась старинная живопись. Это обратило внимание митрополита Гавриила. Надеясь найти какую-нибудь замечательную надпись о времени построения церкви, он приказал отбить штукатурку, но предположение его не оправдалось вполне. Эта обмазка отбита не вся, но местами... Нельзя не удивляться прочности красок и позолоты».

Следующее описание появилось в печати через 9 лет, в 1858 г. в «Русском иллюстрированном альманахе». Автор его - Ал. Томилин - поместил свои впечатления, озаглавив их:«Коневец и Валаам. Поездка по окрестностям Санкт-Петербурга». Редакция альманаха украсила их иллюстрацией: «Видасти крепости Старой Ладоги и церкви Св. Георгия»615.

Приехав в древнюю крепость Ладожскую или Рюриково городище, пишет Томилин, «мы поспешили к стенам его, которые нашли совершенно разрушившимися и уцелевшими только с трех сторон в своем основании. Крепостные стены... сложены из плитняка... В последнее время храм (Св. Георгия. - Я.В.) поновлен частным благотворителем, и к переднему входу, где прежде помещалась колокольня, пристроен притвор». Он сообщает, что в Димитриевской церкви «сберегается редкое старинное священническое облачение, шитое из полотна».

Томилин заканчивает свое описание предостережением: «Разрушается твердыня ладожского детинца... Эта праматерь русских крепостей, достойная изучения как памятник древней отечественной фортификации, не поддерживаемая в течение последних веков, чрез несколько десятков лет исчезнет навсегда от всеразрушающей руки времени».

Новое описание крепости появляется только спустя 35 лет. В 1893 г. «Исторический вестник» публикует очерк И. Тюменева «По пути из варяг в греки»616. Автор пишет о том, что в Георгиевской церкви слои штукатурки, покрывавшей фрески, «были сняты крайне грубо, небрежно... в 1849 г. почти все фрески были сбиты со стен топорами и ломами и выброшены, как мусор... сломали трапезу, пристроенную в конце XV или начале XVI в., заменили ее другою и возвели колокольню, которая не вяжется ни с чем остальным и только портит общее впечатление... деревянная церковка Св. Димитрия представляет внутри крайне печальную картину бедности и запустения... [крепостные] стены, за исключением западной, почти все обвалились, и только три башни... стоят по углам».

Тюменев коснулся и монастырей: выше крепости по реке Староладожский Николаевский, церковь на Предтеченской горе (она же - Малышева гора), Успенский женский монастырь, на другом берегу Волхова - сельцо Васильевский погост, где был Васильевский монастырь.

Редакция сопроводила очерк хорошими иллюстрациями: 1) общий вид Новой Ладоги, 2) Староладожская крепость: а) общий вид крепости, б) вход в крепость, в) план крепости, г) юго-восточная башня, д) Никольский монастырь; 3) в Староладожской крепости: а) Церкви Димитриевская и Георгиевская, б) фреска «Св. Георгий», в) рамка иллюстрации составлена из орнаментов на куполе Георгиевской церкви; 4) Староладожский Николаевский монастырь.

В 1896 г. журнал «Русское судоходство торговое и промысловое на реках, озерах и морях» поместил путевые заметки А. Слезскинского «Из Новгорода в Петербург водою»617.

«Причалили у г. Старой Ладоги, - пишет автор. - С пристани здесь видны два монастыря - с одной стороны мужской Никольский, а с другой - женский Успенский. Оба относятся к древним сооружениям; оба небогатые; братии в них немного. Относительно каменных развалин... поросших мхом и густой травою, узнал, что на этих местах некогда была крепость».

Более подробно свои впечатления Слезскинский описал в путевых очерках «В низовьях Волхова», опубликованных в 1908 г. в «Историческом вестнике»: «Очутившись внутри крепости, я был крайне поражен ее печальным положением... Стены местами выкрошились, местами уцелели, башен одних нет, а от других торчат жалкие остатки... Церковь (Димитриевская. - Я.В.) деревянная, похожа на деревенскую избу. По словам батюшки, постройка ее в прошлом виде и реставрация внутренности сделаны на средства купца Герасимова... Размер церкви, притвор или сенцы, число, величина, расположение окон, балки, - во всем соблюден старый порядок... Иконостас бросается в глаза своей древностью... [батюшка сказал,] он интересен потому, что на нем полочки, а на полочках иконы. Прежде каждый молящийся ставил свой образ и ему одному только молился. На узеньких полочках, действительно, стояли потемневшие от времени разных величин образа... Вот оригинальные царские врата... их брали отчищать в Петербург, а сзади они так и остались нетронутыми - закоптели, почернели и побрызганы Бог весть когда белилами... Образ Димитрия и Василия Великого остался неприкосновенным. Наищутся и другие нечищенные... В церкви стоит шкап, из которого отец Георгий вынимал и показывал мне древние холстинные набойчатые ризы: четыре диаконских стихаря, две фелони с красными оплечьями».
По словам священника, они были найдены при реставрации - ими были заткнуты дыры в стенах.

Редакция поместила ряд иллюстраций: 1) Рюриково городище, 2) церковь св. Димитрия Солунского, 3) она же, реставрированная, 4) иконостас в ней, 5) церковь св. Георгия, 6) вид Николаевского Староладожского монастыря, 7) собор св. Николая в нем, 8) иконостас в Златоустовской церкви и 9) храм Успения618.

Слезскинский интересовался не только состоянием крепости и церквей, но и жизнью и историей монастырей.

«Между XII и XV веками - пишет он, - здесь возникли монастыри: Георгиевский, Николаевский, Ивановский, Семеновский, Пречистенский и Рождественский», а также, добавляет он ниже, женский Успенский монастырь.

Это не совсем точно. Приведу некоторые сведения о староладожских монастырях, имеющиеся у В. В. Зверинского619, а также найденные мною в архиве.

В конце XIX - начале XX в. было, как мы видели, два действующих монастыря: Николаевский (Никольский) Староладожский, мужской, и Успенский Пречистый Богородицкий Горицкий, он же Городецкий, женский.

О Николаевском монастыре у Зверинского указано, что он существовал уже в XV в., следовательно, был основан либо в этом же столетии, либо раньше. Слезскинский сообщает, что монастырь был основан, по преданию, в 1241 г., в память победы Александра Невского над шведами в 1240 г. В Смутное время начала XVII в. он был сожжен, но затем восстановлен Можно добавить, что он владел крепостными крестьянами - в 1646 и 1661 гг. у него было 16 крепостных крестьянских дворов, в 1678 и 1700 гг. - 20 дворов. В XVIII в., пишет Слезскинский, монастырь был приписан к Александро-Невской лавре, стал запустевать и был упразднен, но при Александре I снова восстановлен. Сейчас, в начале XX в., в нем было 20 монахов. В 1863 г. в нем был построен храм Иоанна Златоуста на месте прежнего, «который настолько рассыпался, что не осталось камня на камне».

Успенский женский монастырь у Зверинского называется: Успенский Пречистый Богородицкий Горицкий или Городецкий. Он тоже уже существовал в XV в., но крепостных крестьян у него не было. Слезскинский подробно описывает свое посещение этого монастыря, расположенного «в самой Ладоге». Храм Успения - «недавно отделанный», в монастыре - 200 монахинь. Монастырь интересен тем, что в него была сослана первая жена Петра Великого - Евдокия Лопухина, «изобличенная», как пишет автор, в заговоре против Петра. Слезскинский приводит рассказ игуменьи о заточении Евдокии: «Шесть лет томилась в одиночестве. Государь сделал ее молчальницей... Я здесь с малолетства. Помню в молодости одну старицу. Она говорила, что жила в монастыре дряхлая старушка Елизавета... Эта Елизавета рассказывала, что была свидетельницей заключенья. Келью обнесли высоким глухим забором и строго-настрого запретили кому-нибудь входить. Будто бы царь приезжал к ней и заботился о ее удобствах, но только не дальше кельи... [Потом] ее взяли в новое заключение и все увезли».

Среди других монастырей Слезскинский называет Пречистенский. У Зверинского его нет, так что это, вероятно, тот же Успенский - монастырь Успения Пречистой Богородицы.

Наиболее древним монастырем был Георгиевский Застенный, он же Егорьевский, (от которого осталась одна церковь), расположенный внутри крепости. Основан он был в XII в., упразднен в 1764 г., в 1678 и 1700 гг. имел два крепостных крестьянских двора.

Рядом со Старой Ладогой на левом же берегу Волхова было ещё два монастыря: Ивановский или Иванский на Малышевой горе и Симеоновский или Семеновский. Оба они уже существовали в XV в.

Ивановский монастырь в 1646 и 1661 гг. имел 20 крестьянских дворов, в 1678 - 30, в 1700 - 28 дворов. В 1687 г. он Упоминается приписанным к Троицкому Зеленецкому монастырю. Упразднен в 1764 г. Слезскинский посетил Ивановскую Церковь, оставшуюся от упраздненного Ивановского монастыря, построенную, как ему сказали, в XII в. Видимо, ее же в 1893 г. Тюменев назвал церковью на Предтеченской горе (церковь Иоанна Предтечи).

Симеоновский монастырь крепостных крестьян не имел, дата его упразднения неизвестна.

На правом берегу Волхова против Старой Ладоги был Васильевский монастырь, основанный в XVI в., упраздненный в 1764 г. Он имел крепостных крестьян - в 1646, 1661, 1678 и 1700 гг. у него было 10 дворов. В 1687 г. он значится приписанным к Троицко-Зеленецкому монастырю, а в 1700 г. - к Новгородскому архиерею. Тюменев отметил на другом берегу Волхова сельцо Васильевский погост, где был Васильевский монастырь.

В книге Орлова упомянут еще Дмитриевский монастырь, но мне не удалось найти о нем сведений.

Как видим, в воспоминаниях современников речь идет, главным образом, о постепенном разрушении староладожской крепости и церквей и о попытках «поновления» последних. К сожалению, о самой Старой Ладоге (селе Успенском) почти ничего не говорится. Но все же это - крупицы истории, и они имеют свою, пусть и небольшую, ценность.



613 Орлов С.Н. Старая Ладога: Исторический очерк. Л., 1960.
614 Отечественные записки. 1849. Т. 67. № 11. Смесь. С. 63-84.
615 Русский иллюстрированный альманах. СПб., 1858. С. 123-136.
616 Исторический вестник. 1893. Т. 52. С. 146-153.
617 Русское судоходство торговое и промысловое на реках, озерах и морях. [СПб.], 1896. Январь (№ 166). С. 72.
618 Исторический вестник. 1908. № 7. С. 259-290.
619 Зверинский В.В. Материал для историко-топографического исследования о монастырях Российской империи. Т. 1-3. СПб., 1890-1897.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3263

X