Метания Наполеона
   Такие победы кардинально изменили положение союзников и полностью перечеркнули их неудачу под Дрезденом. Наполеон же, не желая отдавать инициативу в руки коалиции, сначала вновь решил перейти в наступление против Северной армии в направлении Берлина, заменив Удино на храброго Нея. Но, узнав о поражении при Кацбахе и отступлении Макдональда к Баутцену, вынужден был поддержать последнего. Французский полководец с гвардией, корпусом Ю. Понятовского и резервной кавалерией быстро двинулся к нему на помощь, надеясь настигнуть и разбить Силезскую армию. Он скоро привел в относительный порядок расстроенные войска Макдональда и повел их вперед. Правда, как только Блюхер узнал о прибытии Наполеона, он сразу же 24 августа (5 сентября) начал отступление за р. Нейсе, согласно Трахенбергскому плану, принятому союзниками.

   Наполеон был крайне раздражен таким поведением, но вскоре получил известия об активности Богемской армии и вынужден вновь поспешить с резервами обратно к Дрездену. Шварценберг двинул лишь часть Богемской армии для демонстрации, которая имела цель облегчить положение армии Блюхера, но как только стало известно о возвращении Наполеона, его войска тут же отступили на исходные позиции. Одновременно с этим Силезская армия Блюхера вновь перешла в наступление и дошла до Баутцена. В то же время Наполеон узнал уже о новых неприятностях. Он приказал Нею, заменившему Удино, начать движение на Берлин, это была его старая идея, но она не учитывала соотношение сил на этом направлении, союзники там по крайней мере в полтора раза превосходили в численности французские войска (а их качество оставляло желать лучшего). В результате 25 августа (6 сентября) три корпуса под командованием Нея, опять попытавшись наступать против Северной армии, потерпели поражение при Денневице, потеряв около 15 тыс. человек (в первую очередь саксонцев) и около 80 орудий. Урон в рядах союзников едва превышал 7 тыс. человек. Именно за это сражение наследный шведский принц был удостоен награждения (по политическим соображениям) высшим военным орденом Российской империи – Св. Георгием 1-го класса. Другие союзные монархи не отстали от Александра I, не поскупились и направили Карлу-Юхану высшие воинские награды своих стран – Железный крест (от Фридриха-Вильгельма III) и орден Марии-Терезии (от Франца II). Делалось все, чтобы заставить осторожного Карла-Юхана активизировать действия Северной армии.

   Союзники явно переигрывали французского императора, предпочитая громить корпуса его маршалов. Наполеон же не мог успеть (разорваться) на несколько направлениях сразу, он и так утомил свой главный резерв бесконечными передвижениями по пути Дрезден – Баутцен. Погоня за постоянно ускользающим противником ничего не давала, кроме изнурения войск. Стало понятно, что и в следующий раз лично ему не удастся блеснуть своим военным мастерством, противники вновь постараются уклониться от сражения лично с ним. Как метко заметил Блюхер в письме своей жене, «Наполеон оказался в чернильнице». Поведение союзников явно выводило его из равновесия. Французский император все время под влиянием обстоятельств откладывал один план и пытался реализовать другой, суливший больший успех. Не внушало оптимизма и состояние армии, плохо снабжаемой и полуголодной. Силы французов таяли не только в результате больших сражений. Союзники в это время стали отправлять большое количество рейдовых конных отрядов, активно действовавших на флангах и в тылу французских войск. Они захватывали большое количество пленных, громили обозы, разрушали коммуникации. Специально для действий в тылах противника был вновь воссоздан казачий корпус графа М.И. Платова. Самым громким партизанским делом стал лихой набег отряда генерал-адъютанта А.И. Чернышева (5 казачьих полков и 6 эскадронов регулярной конницы) на столицу Вестфальского королевства г. Кассель. Брат Наполеона король Жером вынужден был бежать, а отряд Чернышева, проделав около 180 верст за четыре дня, 18(30) сентября захватил город, 27 орудий, большое число пленных и королевскую казну, кроме того, от имени российского императора было дерзко объявлено об упразднении существования королевства[507].

   Немецкие контингенты в рядах французской армии становились все ненадежнее, процветало дезертирство, все чаще и чаще уже отдельные немецкие части стали переходить на сторону союзников вопреки воле своих государей. Германия находилась накануне всеобщего восстания против Наполеона. Самое крупное государство в Рейнском союзе, Бавария, 29 августа (10 сентября) объявило о прекращении союза с Францией и о своем нейтралитете, а также вступило в активные переговоры с Австрией о готовности присоединиться к союзникам при гарантии соблюдения суверенитета. А это уже был опасный пример другим, более мелким государствам. 26 сентября (8 октября) в Риде была заключена австро-баварская конвенция. Бавария присоединялась к союзникам, а Австрия за денежное вознаграждение получала обратно Тироль. А 20 тыс. австрийцев и 36 тыс. баварцев под командованием баварского генерала К.Ф.Й. графа Вреде должны были выступить против французов. Правда, Бавария объявила войну Франции лишь 2(14) октября. Но это сразу же поставило под угрозу как французские коммуникации в Центральной Европе, так и связь Наполеона с империей. Фактически вступление в войну Баварии означало конец политического господства в Германии – это уже был вопрос времени, не более.

   31 августа (12 сентября) Наполеон возвратился в Дрезден. Уже тогда он, очевидно, начал осознавать критическое положение своих войск в германском регионе и отдал приказ об усилении оборонительной линии на Рейне. В то же время он решил из-за уменьшения ресурсов и нехватки сил сузить зону боевых действий обороной Саксонии. Логика его действий была понятна – ему претило очистить Германию (сколько пролилось крови французских солдат в свое время?!), хотя понимал, что шансов удержать ее под своим контролем становится все меньше и меньше. Но даже отдав без боя часть (Германию), он прекрасно осознавал, что в непродолжительное время потеряет всю империю, поскольку проявит слабость, а тогда его перестанут бояться. Как возвратиться в Париж побежденным? Это было для него равносильно смерти. Его сила заключалась в первую очередь в военных успехах. Наполеон являлся бойцом, и ему нужна была только победа!

   Французский полководец все еще рассчитывал использовать преимущество коротких операционных линий и свое центральное положение по отношению к отдельным армиям союзников, попытаться нанести им решающий удар, который бы привел к распаду коалиции. Он, видимо, реально понимал, что мог надеяться только на чудо или случай, вернее, на то, что его противники вновь допустят грубые оплошности, а он ими сумеет воспользоваться, как в 1805 или 1806 г. Наполеон действовал как азартный игрок, ставя все на кон. Но уже было совсем иное время – осень 1813 г., и противники были уже другие, им же наученные.

   28 августа (9 сентября) 1813 г. в Теплице между союзниками были подписаны новые договоры о готовности продолжить войну с Наполеоном, что окончательно упрочило коалицию и в дальнейшем способствовало отложению от Наполеона его последних сателлитов. Хотя многие обтекаемые формулировки и скрывали существовавшие между участниками государственные противоречия, это был большой шаг вперед. Теплицкие соглашения окончательно закрепили складывание 6-й антинаполеоновской коалиции, определяли цели войны, количество выставляемых войск. Были в общих чертах конкретизированы будущие границы, кроме Польши (они должны были определиться после окончания военных действий на основе договора между Австрией, Пруссией и Россией). Союзники обязались не заключать сепаратных соглашений, восстановить Австрию и Пруссию в границах 1805 года, упразднить Рейнскую конфедерацию[508].

   В лагере коалиции господствовало победное настроение. Как вспоминал позднее об этом периоде А.И. Михайловский-Данилевский, «неприятелю были нанесены чувствительные удары под Кульмом, при Кацбахе и при Деннивице, отчего мысль о мнимой непобедимости Наполеона, даже у самых робких союзников наших, начала исчезать»[509]. Под «робкими союзниками» историк явно имел в виду австрийцев, правда, победы были одержаны локальные, в боях с наполеоновскими маршалами, а не с самим Наполеоном. Но именно ожидание победы подстегнуло союзников к разработке нового плана военных действий. К концу сентября у сил коалиции уже имелось подавляющее численное превосходство над Наполеоном. Помимо постоянного пополнения резервами всех армий, в сентябре в Богемию прибыла только что сформированная Польская (ее еще часто называли Резервной) армия под командованием генерала барона Л.Л. Беннигсена, в рядах которой числилось примерно 60 тыс. русских солдат. Она должна была усилить Богемскую армию Шварценберга. Этим двум армиям вместе ставилась задача наступления с Юга через Рудные горы в направлении Лейпцига, не отвлекаясь на штурм Дрездена (для его блокады был оставлен корпус Польской армии под командованием генерала графа П.А. Толстого). Силезская и Северная армии также должны были сблизиться, перейти Эльбу и затем начать наступление к Лейпцигу с Севера. Союзники замыслили осуществить широкий обхватывающий маневр с флангов (с юга и с севера) с целью соединения в районе Лейпцига.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3346

X