Время возникновения договорных отношений
Нашим древним князьям приходилось вращаться в очень сложной среде. Они находились в известных отношениях к народу, к другим владетельным князьям и, наконец, к своим вольным слугам. Об отношениях князей к народу, который призывал их, заключал с ними ряд, а если был ими недоволен, то и показывал им путь чист на все четыре стороны, речь шла в предшествующей книге. Первую главу настоящей мы посвятим разбору взаимных отношений владетельных князей.
Взаимные отношения князей, как правителей независимых одна от другой волостей, определялись либо миром, либо войной. В случае возникновения каких-либо столкновений князья говорили друг другу: "уладимся либо миром, либо войной" или: "рать стоит до мира, а мир до рати". Если ни одному из противников не удавалось совершенно истребить другого на ратном поле, война приводила к заключению мирного договора; мирный договор заключали князья и в том случае, если находили возможным покончить свои распри и "которы", вовсе не прибегая к оружию. Княжеские договоры представляют, таким образом, источник первостепенной важности для изучения взаимных прав и обязанностей владетельных князей.
Договорное начало в княжеских отношениях проходит чрез всю нашу историю. Первое обращение к войне и миру встречаем в тот самый момент, как только появилось единовременно на Русской земле несколько князей-правителей. На памяти истории это случилось при сыновьях Святослава:

Ярополке, киевском князе, Олеге — Древлянском и Владимире-Новгородском. Князья эти не уладились миром. Война началась между ближайшими соседями, Ярополком и Олегом. Олег пал в битве, а Ярополк "прия власть его". Третий сын Святослава, новгородский князь Владимир, получив известие об участи Олега, "убоявся, бежа за море". Ярополк воспользовался этим случаем, "посадники своя посади в Новгороде и бе володея один в Руси" (Лавр. 977).
Но Владимир бежал за море только для того, чтобы собраться с силами. Он привел варягов и объявил войну Яро- полку. В этой второй братоубийственной войне счастье было на стороне новгородского князя. Ярополк бежал из Киева в Родню, где и осадил его Владимир. В городе не было достаточно припасов, осажденные сильно страдали от голода. "Есть притча и до сего дне, — говорит летописец, — беда, аки в Родне". При таком положении дела воевода Ярополка дал своему князю следующий совет:
"Видиши, колько вой у брата твоего? Нама их не переборота! Твори мире братом своим" (Лавр. 980).
Ярополк послушался, пошел просить мира у князя Владимира, но был изменнически убит в самых дверях княжеского терема.
Таким образом, древнейшие владетельные князья, известные нашей истории, родные братья Святославичи, улаживают свои отношения либо ратью, либо миром. Это было во второй половине X века. Совершенно то же наблюдаем и во все последующее время, до полного исчезновения удельных князей. Один из последних московских удельных князей, Юрий Иванович Дмитровский, состоял в мирном договоре с братом своим, Великим князем Московским, Василием Ивановичем. Договор этот был заключен еще при жизни отца их, Великого князя Ивана Васильевича, и по его личному желанию. Факт чрезвычайной важности. Он указывает на то, что, и с точки зрения этого ловкого и энергического преобразователя старых порядков, отношения владетельных князей не могли быть определены иначе, как с их согласия, выраженного в договоре. Договор этот был заключен в 1504 г., а затем, по смерти Ивана Васильевича, еще раз повторен в 1531 г. (Рум. собр. №№ 133 и 134, 160 и 161).
Война и мир определяют взаимные отношения князей-родственников боковых линий во всех возможных степенях родства1. Наоборот, князья-родственники в нисходящей линии никогда не заключают между собою договоров. Это объясняется тем, что отношения детей к родителям определяются семейным правом, в силу которого дети состоят в подчинении воле родителей. Подчинение детей родителям выражалось в том, что при жизни отца сыновья никогда не были самостоятельными владетельными князьями. Если бы им и была дана в управление самостоятельная волость, они управляли ею в качестве посадников князя-отца, а не самостоятельных владельцев. В момент приезда князя-отца и управляемую сыном волость правительственные полномочия последнего прекращались, и власть переходила в руки отца. Это есть натуральное последствие семейной зависимости сына от отца.

Не можем, однако, не указать, что в некоторых, впрочем, исключительных случаях начало особности волостей шло так далеко, что разрывало только что указанную совершенно натуральную связь отца с сыном. Пример такого любопытного явления представляют последние дни княжения Владимира Святославича. Еще задолго до смерти своей Владимир рассажал сыновей по разным волостям, которые он успел соединить под своею властью. Ярослав был посажен в Новгороде. До 1015 г. он посылал из новгородских доходов отцу в Киев по две тысячи гривен в год, как это делали и прежние посадники. В 1015 г. Ярослав прекратил эту выдачу. Летописец очень краток. Он не говорит, что между отцом и сыном происходили по этому поводу объяснения. Но они, конечно, происходили, и Великий князь Владимир, только убедившись, что неприсылка 2000 гривен не есть недоимка, а акт отложения от его власти, приказал готовить путь и мосты мостить, чтобы идти ратью на сына, Ярослава. Этот поход, однако, не состоялся, потому что Владимир заболел и вскоре затем умер (Лавр. 1015). Таким образом, был возможен случай войны, а следовательно, мира и договора даже между отцом и сыном.



1В нашем исследовании "Вече и князь", приведены примеры договоров между дядьями, племянниками и братьями разных степеней. Не находим нужным повторять здесь эти факты. В дальнейшем изложении нам придется говорить о войне и мире Рюриковичей при самых разных отношениях родства.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5857