Вечевые собрания после нашествия татар
При наличности этих новых условий вечевые собрания становятся анахронизмом. Но народные обычаи не умирают в один день. С деятельностью веча встречаемся и после татарского нашествия, и даже в XIV веке.
Некоторые из этих запоздалых проявлений вечевой жизни ни словом не напоминают татарского погрома и переносят нас в XII век.
В 1286 г. скончался волынский князь, Владимир Васильевич. Перед смертью он отказал все свои владения одному из двоюродных братьев, Мстиславу Даниловичу. К составу этого отказа принадлежало и Берестье. Но берестьяне не захотели подчиниться воле князя. Вот что рассказывает о них летописец:
"Берестьяне... учинили бяхут коромолу: еще Володимеру князю болну сушю, они же ехавше к Юрьеви князю (племяннику Владимира) целоваше крест на том рекуче: како не достанет стрыя твоего, ино мы твои и город твой, а ты нашь князь" (Ипат.).
Судя по тому, что летописец называет поступок берестьян "коромолой", т.е. изменой, надо полагать, что Владимир, назначая Мстислава своим преемником, получил на то согласие горожан и скрепил его крестным целованием; в противном случае не было бы измены.
В 1303 г. скончался московский князь, Данило Александрович. В Переяславле посадничал сын его, Юрий.
"По животе же его (Данилы), — говорит летописец, — переяславци яшася за сына его, за князя за Юрия, и не пустита его и на погребение отче" (Воскр.).
Граждане так дорожат избранным ими князем, что даже ограничивают его личную свободу из боязни, конечно, как бы он не перешел в Москву1.
Но есть и известия, из которых видно, что господствуют в Русской земле уже не русские люди, а татары. По поводу нашествия татар происходило, конечно, немало народных совещаний. Но время было слишком тревожное, чтобы замечать их и записывать. Лишь в виде исключения попадаются такие подробные известия, какое мы имеем о Козельске. Разрушив Владимир и суздальские города, Батый подступил к Козельску.
"Козляне же, — говорит летописец, — свет створише не вдатися Батыю, рекше: "яко аще князь наш млад есть, но положим живот свой за нь..." Татаром же, бьющимся о град, прияти хотящим град, разбившим граду стену и возидоша на вал татаре. Козляне же ножи резахуся с ними. Свет же створиша изити на полки татарскые и исшедше из града и секоша праща их... Батый же взя город, изби вси бишася по семь недель" (Ипат. 1237).
От второй половины XIII века сохранилось несколько известий о борьбе горожан с татарскими данниками.
"Избави Бог, — говорит летописец, — от лютого томленья бесурменьскаго люди ростовския земля: вложи ярость в сердца крестьяном, не терпяще насилья поганых, из вол и ша вечь и выгнаша из городов, из Ростова, из Володимера, из Суздаля, из Ярославля, окупахуть бо ти окаяньнии бесурмени дани..." (Лавр. 1262).

А вот еще от 1280 г.:
"Князь Дмитрий Борисович седе в Ростове. Умножи же ся тогда татар в Ростове, и граждане створше вече и изгнаша их, а имение их разграбиша" (Воскр.).
К сожалению, не видно, какое было отношение между занятием ростовского стола князем Дмитрием и умножением татар в Ростове. В 1286 г. происходит раздел отчины между этим Дмитрием и братом его, Константином. Дмитрию достался Углич, Константину Ростов. В 1289 г. в Ростове садится Дмитрий, а Константин идет в Орду. Эта перемена может быть рассматриваема как захват Ростова Дмитрием, совершенный при помощи татар. Раздор между братьями тем легче допустить, что еще в 1281 г. "воздвиже дьявол вражду и крамолу межи братом Дмитрием и Константином Борисовичи". Можно думать, что татары приведены были Дмитрием против брата.
Князья в своих спорах из-за владений обращались обыкновенно к содействию татар и весьма нередко жестоко опустошали русские города при их помощи. В 1293 г. была великая ссора между сыновьями Александра Невского, Дмитрием и Андреем. Князь Андрей отправился с жалобой в Орду и испросил у хана сильную рать на Дмитрия. Эта рать, во главе которой стояли русские князья, взяла на щит и опустошила 14 городов, в том числе были: Владимир, Суздаль, Муром, Юрьев, Переяславль, Коломна, Москва и Можайск. Еще недовольные награбленной добычей, татары вознамерились идти на Тверь.
"Бысть же печаль велика тверичам, — говорит летописец, — не бяше бе у них князя, тогда бо князь Михаил в Орде бысть. Они же целоваша межи себе крест и седоша в осаде, укрепившися на том, яко битися с татары, а не предатися"2.
Положение городов среди княжеских усобиц и прежде было тяжелое, теперь оно еще ухудшилось, ибо бывшая в распоряжении князей сила увеличилась татарами, которые пользовались княжескими раздорами для грабежа. Повторяющиеся нашествия татар должны были вконец уничтожить некоторые успехи общественной жизни, достигнутые в дотатарское время; а успехи эти необходимо предполагать ввиду значительного числа городов, о которых упоминают дотатарские летописцы, как о пунктах насиженных, население которых принимало деятельное участие в общественных делах. Татарский погром должен был надолго приостановить у нас развитие городской жизни.
Что именно татарское завоевание, перенеся центр тяжести политической жизни в Орду и обессилив население поборами и грабежом, подорвало в корне участие народа в общественных делах, видно еще из того, что в тех местностях, которых нашествие не коснулось, вечевые порядки сохраняются в XIV и XV веках; таковы Новгородская и Полоцкая волости.
Существование народной Думы в Новгороде до 1478 г., а во Пскове до 1510 г. не нуждается в доказательствах. Мы приведем лишь несколько известий относительно новгородских волостей, чтобы показать, что вече не было особенностью только города Новгорода, а составляло порядок жизни всей Новгородской волости.

В 1343 г. "нагадавшеся псковичи с изборяны подъяша всю область Псковскую и поехаша воевати земли немецкия..." (Псков. I).
В 1317 г. Великий князь Московский, Василий Дмитриевич, задумал отобрать у Новгорода Двинскую землю. Вот как, по рассказу летописца, привел он в исполнение свое намерение:
"Наела князь великий, Василий Дмитриевич, за Волок на Двину бояр своих, Андрея Албердова с другы, ко всей Двиньской слободе, а повествуя им тако: "что бы есте задалеся за князь великий, а от Новгорода бы есте отнялеся; а князь великый от Новгорода хощет вас боронити, а за вас хощет стояти". И двиняне, Иван Микитин и бояре двиньскыи и вси двиняне, за великый князь задалеся, а ко князю великому целоваша крест. И князь великий на крестном целованьи у Новагорода отнял Волок Ламский и с волостьми..." (Новог. I).
Эти переговоры Великого князя Московского с двинянами относятся к одному роду с вышеприведенными переговорами в XII веке Всеволода с киевлянами, Юрия с ростовцами, суздальцами и владимирцами и пр. И тут, и там речь идет о признании князя.
Крестное целование народа и князя в домосковской Руси всегда предполагает соглашение народа и князя. В этом смысле надо понимать и следующее известие под 1399 г.:
"Яков Прокофьев гоняшеся за Анфалом ратью в 700 человек и пригнася к городу Устьюгу, а ту бе владыка, Григорей Ростовьский, и князь Юрьи Андреевичь, и рече Яков князю и гражаном: "стоите ли за беглеца новгородцкаго, за Анфала?" И князь с устьюжаны рече: "мы за него не стоим, ни пособляем по нем, по великого князя целованию" (Новгор. IV).
Вечевые порядки в полном разгаре находим и в Вятке в эпоху войны Великого князя, Ивана Васильевича, с Казанью. В 1469 г. воевода великого князя, подойдя к Вятке, вступил в переговоры святчанами и "именем великаго князя" требовал, чтобы они шли с ним на казанского царя.
"Они же рекоша: "изневолил нас царь (казанский) и право свое дали есмя ему, что нам не помогати ни царю на великаго князя, ни князю великому на царя" (Воскр.).
Таким образом, вятчане самостоятельно вели войну с казанскими царями и вступали с ними в договоры. В том же году большой воевода великого князя, К.А.Беззубцев, послал "именем великаго князя" новое требование вятчанам воевать Казань и получил такой ответ:
"Вятчане же отказали: коли пойдут под Казань братья великаго князя, — говорили они, — тогды пойдем и мы" (Воскр.).
Вечевые порядки XII века продолжают действовать в Полоцкой волости еще в XV. Полочане приглашаются Великими князьями Литовскими на совещания и вступают в самостоятельные договоры со своими соседями. Литовский князь Александр в 1403 г. назначил немцам день для совещания в Вильне; на это совещание должны были прибыть и полочане. От начала XV века сохранилось несколько договоров полочан с Ригой. Договоры эти пишутся то от имени наместника и от всех муж полочан, то от одних только полочан3.
Вторая причина устранения из практики вечевых порядков заключалась в изменении всего строя древней общественной жизни. Эти изменения касаются состава территории вновь возникшего Московского государства и прав населения и с некоторой подробностью очерчены в т.1 "Древностей". Соединение многих отдельных волостей в одном Московском государстве уничтожило ту почву, на которой могли действовать вечевые собрания. Вече — учреждение по преимуществу городовое, оно предполагает независимость города-волости и его право решать самостоятельно свои дела. Москва поглотила эти города-волости; значительные же размеры нового государства не допускали возможности общенародных сходок.

Вместе с изменениями в составе территорий происходят важные перемены в распределении поземельной собственности и в правах населения. Домосковские князья не были обладателями больших недвижимых имений. Раздробленность России и постоянное соперничество князей не допускали образования в руках их крупной поземельной собственности. Возможность к накоплению такой собственности открылась лишь с эпохи объединения. В руках московских государей впервые сосредоточиваются недвижимости, размеры которых превосходят их личные потребности и потребности их семей. Появляется возможность употреблять этот излишек для организации военной силы. Возникает поместное войско, обязанное службой. Рядом с этим идут изменения и в положении старинных вольных слуг. Они делаются тоже обязанными службой. Свободное сельское население прикрепляется и поступает в зависимость к этим обязанным слугам. Кто еще сохранил остатки старой воли, прикрепляется к месту и государеву тяглу. В руках московских государей образовалась, таким образом, зависимая только от них военная и денежная сила. Обладая такой силой, они не имеют уже надобности входить в соглашение с народом. Они могут приказывать. А если бы и появилась потребность совещания с народом, она не могла быть осуществлена в старой форме вечевого собрания, неприменимой к государствам со значительным объемом. Для этого нужны новые формы, которые, действительно, и начали вырабатываться с XVI века в виде Земских соборов. Но это уже новости московского права.



1См. еще для Возвягла (Ипат. 1257), для Галича Южн. (Ипат. 1231 и 1235), Чернигова (Ипат. 1234), Переяславля Сев. (Воскр. 1296).
2 Воскр. Ср. ещё для Костромы (Воскр. и Львов. 1304), Нижнего (Воскр. 1305) и Брянска (Воскр. 1310 и Соф. I. 1307).
3 Рус.-Лив. акты: №№ CXL, CLII, CLIII, CLIV, CLXXII, CCXLIX и CCLIX. 1403—1470.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4835