Время возникновения вечевых собраний
Переходим к вопросу о том, когда возникли вечевые Думы, действовавшие повсеместно в XII веке? В периоды истории, когда право развивается путем законодательства, для ответа на поставленный вопрос надо было бы указать князя, который ввел этот порядок вещей.
У нас не только в XII, но и гораздо позднее, в XIV и даже XV веках, право развивалось не путем законодательства, а обычаем и практикой судебной и административной1. Вече поэтому не есть продукт указа какого-либо князя, а явление обычной народной жизни, вызванное условиями тогдашнего быта древних волостей. В I томе "Древностей" мы указали эти условия. Свободное население древних княжеств не было привязано к раз избранному месту жительства. Оно могло беспрепятственно переходить из княжества в княжество и, таким образом, менять свое подданство. Небольшие размеры княжений облегчали эти переходы. Даже служилые люди могли оставлять своего князя и переходить на службу к другому, который им больше приходился по вкусу, или и вовсе не служить. На свободном населении по отношению к местной власти лежали только такие обязанности, которые оно само соглашалось исполнять. В противном случае оно рассыпалось в разные стороны и ускользало от власти, которая ему не нравилась. Связь князя с подданными была весьма слабая и легко прерывалась. На таком зыбком основании не могла возникнуть твердая центральная власть. Собственные же силы князя были еще недостаточно развиты, чтобы господствовать над свободным населением. В случае соединения свободное население являлось довольно внушительной силой, которая могла оказать князю или деятельное сопротивление, или существенную поддержку. Вот этими-то условиями быта и объясняется тот факт, что князья ведут переговоры с народом и входят с ним в соглашение, одерживают при его помощи победы и оставляют столы свои, если свободное население отказывается поддерживать их или не имеет достаточных для того сил. В начале истории, когда военное ремесло не обособилось еще от других занятий и весь народ входил в состав войска, весьма натурально, что ему должно было принадлежать совсем иное значение в решении общественных вопросов, чем это сделалось, возможно, позднее, когда образовалась отдельная от народа военная сила. Где сила, там и власть; а в начале истории народные массы составляли силу.
Вече, как явление обычного права, существует с незапамятных времен. Так смотрели на это и люди XII века. Владимирский летописец говорит, что вече было "изначала". Начальный летописец, описывая общественные события IX и X веков, действующими лицами выводит народ и народную Думу. Требование с киевлян хазарами дани было, по его свидетельству, предметом обсуждения народной Думы: "Сдумавше поляне и вдаша от дыма мечь" (Лавр.). Переговоры с Ольгой древлянские послы ведут от имени древлян, а не князя, хотя у них был и князь.
"И послаша древляне лучьшие мужи... И рече им Ольга: "да глаголете, что ради придосте семо"? Реша же древляне: "посла ны Дерьвьска земля" (Лавр.).
Наконец, описывая осаду Белгорода печенегами в 997 г., летописец говорит:
"И удолжися, остоя в городе, и бе глад велик, и створиша вече в городе".
Итак, по мнению начального летописца и позднейшего, жившего в конце XII века, вече было всегда.
Но мы можем привести и официальные документы X века, свидетельствующие об участии народа в общественных делах того времени. Это договоры Олега и Игоря с греками. Первый договор заключен был не только от имени князей, но "и ото всех иже суть под рукою его сущих Руси" (911 г.). Для заключения второго договора послы были отправлены "и от всех людий Руския земли". Послы эти говорят о себе:
"И Великий князь наш Игорь, и боляре его, и людье вси рустии послаша ны к Роману и Костянтину" и т. д. (945).
Договор 945 г., составленный в Константинополе, был послан в Киев. Доставление его было поручено особому греческому послу, который был отправлен "к Великому князю рускому, Игореви, и к людем его". Игорь и люди его должны были скрепить договор присягой. Летописец говорит, что присягали все крещеные и все некрещеные; это значит, что "под людьми Игоря" надо разуметь все наличное население Киева, а не какую-либо тесную группу зависимых от Игоря людей.




1 Эта мысль с некоторой подробностью развита в моей статье „Опыт исследования обычного права", напечатанной в „Наблюдателе" за 1882 г. в №№ 1 и 2 и перепечатанной в „Лекциях и исследованиях".

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4366