VI

Не имея возможности сколько-нибудь подробно рассмотреть предклассовое общество, ограничусь предельно краткой его характеристикой 12.

В предклассовом обществе шел процесс становления частной собственности, эксплуатации человека человеком и общественных классов. Частная собственность как экономическое отношение есть такая собственность одной части членов общества, которая позволяет ей присваивать труд другой (и обязательно большей) части его членов. Эти две группы членов общества, отличающиеся друг от друга местом, занимаемым ими в определенном общественно-экономическом укладе (конкретно: отношением к средствам производства и способом получения и размерами получаемой доли общественного продукта), а нередко также ролью в организации труда, представляют собой не что иное, как общественные классы.

Частная собственность является полной, когда члены господствующего класса безраздельно владеют средствами производства, а члены другого класса целиком отчуждены от них. Такова рабовладельческая и капиталистическая частная собственность. Но частная собственность может быть расщеплена на верховную частную собственность членов господствующего класса и подчиненную обособленную собственность членов эксплуатируемого класса. Такова, например, феодальная частная собственность. В подобном случае антагонистический способ производства является двухэтажным. Феодальный общественно-экономический уклад включал в себя в качестве своей основы крестьянско-общинный уклад. Верховная частная собственность — всегда собственность не только на средства производства, но и на личности непосредственных производителей. Последние — подчиненные собственники не только средств производства, но и своей личности.

Частная собственность может различаться и по тому, как конкретно члены господствующего класса владеют средствами производства (а иногда и работниками). Частными собственниками могут быть члены этого класса, взятые по отдельности. Это — персональная частная собственность. Частная собственность может быть групповой. Такова акционерная собственность при капитализме.

И, наконец, средствами производства (и работниками) могут владеть все члены господствующего класса, только вместе взятые, но ни один из них в отдельности. Это — общеклассовая частная собственность. Общеклассовая частная собственность всегда приобретает форму государственной. Это с неизбежностью обуславливает совпадение класса эксплуататоров если не со всем составом государственного аппарата, то, во всяком случае, с его ядром.

Описанный способ производства был впервые выделен под названием азиатского. Лучше его назвать политарным (от греч. полития — государство), или просто политаризмом. Но если говорить точнее, существует не один единый политарный способ производства, а несколько разных политарных способов производства. Один из них, который был первым в истории человечества антагонистическим способом производства и существовал в эпоху Древнего Востока, а затем и в последующие периоды истории Востока вплоть до XIX в., я буду называть палеополитарным, или древнеполитарным. Все политарные способы производства имеют между собой много общего.

Так как политаристы владели средствами производства и производителями материальных благ только сообща, то все они вместе взятые образовывали особого рода корпорацию. Общеклассовая собственность всегда есть собственность корпоративная. В данном случае эта корпорация представляла собой особую, иерархически организованную систему распределения прибавочного продукта — политосистему. Глава этой системы, а тем самым и государственного аппарата, был верховным распорядителем общеклассовой частной собственности и соответственно прибавочного продукта. Этого человека, роль которого была огромна, можно назвать политархом. Соответственно возглавляемую политархом ячейку общеклассовой частной собственности можно называть политархией. Она же одновременно была и социоисторическим организмом, и государством.

Любой политарный способ производства предполагал собственность политаристов не только на средства производства, прежде всего землю, но и на личность непосредственных производителей. И эта верховная собственность класса политаристов дополнялась полной собственностью главы этого класса — политарха на личность и имущество всех его подданных. Полная собственность политарха на личность всех его подданных выражалась в его праве лишать их жизни без какой-либо вины с их стороны. На самых ранних этапах политарх имел право на жизнь лишь рядовых подданных, затем по мере укрепления данного способа производства оно распространилось и на всех политаристов, исключая, разумеется, самого политарха. Полное право политарха на имущество подданных выражалось в праве политарха по своему произволу безвозмездно отбирать его. Право политарха на жизнь и имущество подданных реализовывалось через посредство государственного аппарата. Для политарных обществ характерно существование практики систематического террора государства против всех своих подданных. Этот террор мог проявляться в разных формах, но он всегда существовал. Особенно жестким и массовым был террор в эпохи становления любой формы политаризма13.

В политарных обществах, причем не только в тех, что существовали в эпоху Древнего Востока, но и во многих более поздних (вплоть до XX в.), господствующим был древнеполитарный способ производства. Этот способ существовал в трех вариантах. Один из них был основным, самым распространенным, и когда говорят об азиатском способе производства, то обычно только его и имеют в виду.

При этом варианте древнеполитарного способа производства эксплуатируемым классом являются крестьяне, живущие общинами. Крестьяне или платят налоги, которые одновременно представляют собой земельную ренту, или, что реже, наряду с ведением собственного хозяйства обрабатывают землю, урожай с которой поступает государству. Этих крестьян нередко в порядке трудовой повинности используют на работах различного рода (строительство и ремонт каналов, храмов, дворцов и т.п.).

Крестьянские дворы, таким образом, входят одновременно в состав двух разных хозяйственных организмов: крестьянской общины и политархии14. Как составные части крестьянской общины они представляют собой ячейки по производству необходимого продукта; они же в составе политархии и сама политархия в целом суть ячейки по производству прибавочного продукта, идущего классу политаристов. Как явствует из сказанного, древнеполитаризм в данном варианте — двухэтажный способ производства. Политарный общественно-экономический уклад включает в себя в качестве своего основания крестьянско-общинный уклад.

Таким образом, при данном варианте политаризма, который можно назвать политарно-общинным, или политообщинным, собственность на средства производства вообще, на землю прежде всего, раздвоена. Общеклассовая политарная частная собственность является при этом не полной, а верховной, и, разумеется, как всякая верховная частная собственность представляет собой собственность не только на землю, но и на личности непосредственных производителей. Крестьянские общины или отдельные крестьянские дворы при этом — подчиненные собственники земли, а входящие в них крестьяне — подчиненные собственники своей личности, а тем самым и своей рабочей силы.

Существовавшие в недрах крупных политарных социоисторических организмов крестьянские общины не были простыми их подразделениями. В основе этих общин лежали иные социально-экономические отношения, чем те, что образовывали базис классового социоисторического организма, в который они входили, — крестьянско-общинный уклад. Поэтому крестьянские общины обладали некоторыми особенностями социоисторических организмов, выступали в ряде отношений как подлинные социоры. В частности, они имели свою особую культуру, отличную от культуры классового социоисторического организма, в состав которого входили. Они были субсоциорами.

Крестьянские общины являлись глубинной подосновой политообщинных обществ. Древнеполитарные социоисторические организмы возникали, исчезали, сливались и раскалывались. Но общины при этом сохранялись.

Политархии обычно имели не менее трех уровней управления. Политарху подчинялись правители подразделений политархии (дистриктов, округов) — субполитархи, которым в свою очередь были подчинены старосты общин. В очень крупных политархиях могла существовать четырехзвенная система управления: политарх — субполитарх первого разряда — субполитарх второго разряда (субсубполитарх) — староста крестьянской общины.

В идеале весь прибавочный продукт должен был поступать в распоряжение политарха, который, оставив себе определенную его часть, все остальное должен был распределить между членами политосистемы. В некоторых политархиях действительно предпринимались попытки сконцентрировать весь этот продукт в одном месте с последующей его раздачей членам господствующего класса.

Но чаще всего правители территориальных подразделений политархии — субполитархи, собрав налоги, оставляли себе определенную их долю, а все остальное передавали вышестоящему правителю. Если этот правитель тоже был субполитархом, то он, получив налоги от всех нижестоящих субполитархов, опять-таки оставлял себе часть, а остальное передавал выше. В конце концов, часть продукта, причем обычно значительная, оказывалась в руках политарха.

Правители всех рангов использовали полученный ими в распоряжение продукт не только и даже не столько для собственных нужд, сколько для содержания подчиненного им аппарата управления, состоявшего из различного рода должностных лиц. Политарх за счет полученного им продукта содержал центральный аппарат управления. Чаще всего чиновники, которые не являлись субполитархами, получали причитающуюся им долю продукта в виде своеобразного жалования натурой. Жалование получали и люди, обслуживающие политарха и его семью.

Однако в некоторых политархиях ряд должностных лиц получал от политарха не жалование натурой, а право на сбор части или даже всего налога с определенного числа крестьян, иногда даже с целой крестьянской общины. Такого рода вариант можно было бы назвать алиментарным (от лат. alimentum — содержание). Алиментарист не приобретал никаких особых прав ни на землю алиментариума, ни на личности крестьян-алиментариев, кроме тех, что он имел как член господствующего класса. Он получал лишь особое право на часть созданного в алиментариуме продукта до тех пор, пока занимал должность. С лишением должности это право терялось.

Кроме чисто общеклассовой корпоративной собственности, характерной для политаризма, могли существовать формы частной собственности, в которых классовая корпоративная собственность сочеталась либо с подлинной персональной собственностью, либо с более или менее выраженными моментами персонализации этой собственности. Наиболее яркий пример персонально-корпоративной частной собственности — феодальная собственность. Существовали и иные формы корпоративно-персонализированной частной собственности, значительно менее известные и не получившие никакого обозначения.

К числу их относится нобиларный (от лат. nobilis — знатный) способ производства. В ряде отношений он близок к политарному способу производства. И для него была характерна корпоративная (как правило, верховная) собственность правящего слоя на землю, на которой трудились непосредственные производители, и на личности последних.

Нобиларисты, как и политаристы составляли корпорацию, главу которой можно назвать нобилархом. Последний был одновременно и правителем социального образования, базировавшегося на отношениях нобиларной собственности — нобилархии. В отличие от политарха нобиларх не был верховным распорядителем прибавочного продукта, создаваемого в единице корпоративной собственности. Вся территория нобилархии с живущими на ней людьми была распределена между нобиларистами и каждый из них получал доход с выделенного ему нобилариума, не делясь с остальными членами элиты, включая и нобиларха. Последний получил прибавочный продукт не со всей нобилархии, а только со своего нобилариума. Таким образом, нобиларная частная собственность была корпоративно-долевой, корпоративно-персонализированной.

Связь между нобиларистами выражалась в их перемещении из одного набилариума в другой. В раннем нобиларном обществе все нобиларисты были связаны родством, были родственниками. Когда умирал рядовой нобиларист, его нобилариум переходил к следующем за ним по старшинству родственнику, нобилариум последнего доставался самому старшему из остальных и т.д. Со смертью нобиларха его статус и его переходил к следующему за ним по родственному старшинству нобиларисту и вслед за этим происходило всеобщее перемещение всех остальных членов элиты.

Если территории, находящиеся под властью тех или иных нобиларистов (включая и нобиларха), — нобилариумы – были велики, то они отдавали отдельные части своих владений в кормление и управление тем или иным лицам. Нобиларизм, таким образом, мог сочетаться и обычно сочетался с алиментаризмом, но особого рода, отличным от уже известного нам алиментаризма политарного.

Рядовые нобиларисты в чисто экономическом отношении были практически совершенно независимы от нобиларха, что с неизбежностью ослабляло и его политическую власть над ними. В результате, в конце концов, чаще всего происходил полный раздел корпоративной собственности между нобиларистами. Их нобилариумы превращались в нобилархии, а сами они становились нобилархами. С трансформацией прежних нобилариумов в нобилархии старая нобилархия превращалась в систему родственных по происхождению нобилархий. В этой системе в известной степени продолжали сохраняться остатки старых связей. Процесс распада нобилархий в разных условиях мог идти по разному, то медленнее, то быстрее. В первом случае грань между нобилариумами и нобилархиями, а тем самым и между нобилархиями и системами нобилархий была крайне относительной. Иногда очень трудно определить, что перед нами: еще нобилариум или уже нобилархия, нобилархия или же система родственных нобилархий. В новых нобилархиях возникали свои системы отношений нобиларной корпоративно-персонализированной частной собственности. Они также подразделялись на нобилариумы, которые в процессе дальнейшего развития могли превратиться и превращались в нобилархии.

Генезис частной собственности и социальное расслоение вообще, становление общественных классов прежде всего, шло в нескольких формах. Становление персонально-корпоративной частной собственности, которая, как правило, была верховной, предполагало разделение людей на знать (аристократию) и простонародье (коммонеров). Это — аристарное (от греч. аристос — наилучший) расслоение. Становление персональной частной собственности, которая обычно была и полной, предполагало разделение людей на богачей и бедняков. Это — плутарное (от греч. плутос — богатство) расслоение. Становление политарной, т.е. общеклассовой корпоративной, собственности обычно начиналось как аристарное, но затем могло приобрести и иные формы.

На стадии предклассового общества шло формирование политарного способа производства. Становящийся политаризм можно было бы назвать протополитаризмом. Довольно редко, но существовал на этой стадии и формирующийся нобиларный, или, короче, протонобиларный способ производства. Протонобиларное расслоение было аристарным.

Кроме протополитарного и протонобиларного способов производства, на стадии предклассового общества существовали еще две основные формы эксплуатации. Одна из них — доминарный способ производства. Суть его заключается в том, что эксплуатируемый полностью работает в хозяйстве эксплуататора. Этот способ выступает в пяти вариантах, которые часто являются и его составными частями. В одном случае человек работает только за содержание (кров, пищу, одежду). Это — доминарно-приживальческий, или просто приживальческий подспособ эксплуатации (1). Нередко вступление женщины в такого рода зависимость оформляется как заключение брака. Это — брако-приживальчество (2). Человек может работать за определенную плату. Этот вариант можно назвать доминарно-наймитским, или просто наймитским (3). Человек может оказаться в чужом хозяйстве в качестве заложника или несостоятельного должника. Это — доминарно-кабальный подспособ (4). И, наконец, еще одним является доминарно-рабовладельческий подспособ эксплуатации (5). Рабство как вариант и составной элемент доминарного способа эксплуатации качественно отличается от рабства как самостоятельного способа производства. В литературе его обычно именуют домашним, или патриархальным, рабством.

Другим ранним основным способом производства был магнатный, или магнарный (от лат. magna — великий, ср.-лат. magnat — владыка). Он выступал в четырех вариантах, которые нередко являлись одновременно и его составными элементами. При этом способе основное средство производства — земля, находившаяся в полной собственности эксплуататора, передавалась в обособленное пользование работника, который более или менее самостоятельно вел на ней хозяйство. Случалось, что непосредственный производитель получал от эксплуататора не только землю, но и все средства труда. Работник обычно отдавал собственнику земли часть урожая, а нередко также и трудился в собственном хозяйстве эксплуататора.

Таким работником мог стать раб, посаженный на землю. Это магнарно-рабовладельческий вариант магнарного способа производства (1). Им мог стать приживал. Это — магнарно-приживальческий вариант магнарного способа производства (2). Им мог стать человек, оказавшийся в зависимости от владельца земли в результате задолженности. Это магнарно-кабальный подспособ эксплуатации (3). И, наконец, им мог стать человек, взявший участок земли в аренду и оказавшийся в результате этого не только в экономической, но и в личной зависимости от владельца земли. Это — магнарно-арендный подспособ эксплуатации (4). В литературе последнюю форму эксплуатации обычно называют издольщиной, а когда работник отдает половину урожая — испольщиной.

И доминарное, и магнарное расслоение были вариантами плутарной стратификации. Очень часто доминарный и магнарный способы производства срастались друг с другом, образуя по существу один единый гибридный способ производства — доминомагнарный. Доминаристы при этом одновременно были и магнаристами.

Различные предклассовые общества существенно отличались друг от друга и по общей, и по социально-экономической структуре. Общей тенденцией развития предклассового общества было укрупнение социоисторических организмов, которое приобретало различные формы. На предшествующих стадиях развития первобытного общества единственными социоисторическими организмами были первобытные (раннепервобытные и позднепервобытные) общины. С переходом к предклассовому обществу многие позднепервобытные общины превратились в формирующиеся крестьянские (пракрестьянские). Одни пракрестьянские общины были самостоятельными социоисторическими организмами (общиносоциорами), другие входили в состав многообщинных социоров.

Возникновение последних было одним из путей укрупнения социоисторических организмов. Существует несколько видов многообщинных организмов. Одни из них этнографы чаще всего называют племенами. Таковы описанные Л.Г.Морганом племена ирокезов: сенека, онейда, онондага и др. Но так как слово «племя» в этнографической науке имеет несколько разных смыслов, то во избежание недоразумений я буду именовать такого рода многообщинные предклассовые организмы трибосоциорами (от лат. triba — племя). Другой путь — увеличение размеров общин и превращение их в великообщины, каждая из которых состояла из нескольких субобщин. Характерным для предклассовой эпохи было возникновение союзов и сверхсоюзов социоисторических организмов. Возникали союзы и сверхсоюзы общиносоциоров, трибосоциоров, великообщин.

Были социоисторические организмы, в которых господствовал формирующийся крестьянско-общинный (пракрестьянско-общинный) уклад. В них отношения эксплуатации если и существовали, то лишь в качестве придатков к этому господствующему укладу. Такие общества можно было бы назвать пракрестьянскими (1). Одни из них были общиносоциорами, другие — великообщинами.

В значительном числе предклассовых обществ господствующим был протополитарный уклад. Это — протополитарные общества (2). Их можно подразделить на два подтипа. Один — общества, в которых протополитарный уклад господствовал почти безраздельно — собственно протополитарные общества (2.1). Эти социоисторические организмы представляли собой протополитархии, включавшие в свой состав несколько пракрестьянских общин. Другой подтип — общества, в которых наряду с протополитарным укладом важную роль играл доминомагнарный — протополитомагнарные общества (2.2). Эти социоисторические организмы обычно сочетали особенности политархии и великообщины. Общества первого подтипа в литературе иногда называют «деревенскими», общества второго — «городскими». Существовали общества с доминированием протонобиларных отношений — протонобиларные общества (3). Были социоисторические организмы, в которых господствовал доминомагнарный способ производства, — протодоминомагнарные общества (4). И, наконец, были общества, в которых сосуществовали и играли примерно одинаковую роль протонобиларная и доминомагнарная формы эксплуатации, — протонобиломагнарные (5). Чаще всего названные выше общества были великообщинами.

Еще один тип — общества, в которых доминомагнарные отношения сочетались с эксплуатацией рядовых его членов со стороны особой военной корпорации, которую на Руси называли дружиной. Научным термином для обозначения такой корпорации могло бы стать слово «милития» (лат. militia — войско), а ее предводителя — слово «милитарх». Лучший термин для обозначения таких социоисторических организмов — протомилитомагнарные общества (6).

Ни один из этих шести основных типов предклассового общества не может быть охарактеризован как общественно-экономическая формация, ибо не был стадией всемирно-исторического развития. Такой стадией было предклассовое общество, но оно тоже не может быть названо общественно-экономической формацией, ибо не представляло собой единого социально-экономического типа. Так как все эти социально-экономические типы предклассового общества вместе взятые заменяли общественно-экономическую формацию, то их можно назвать общественно-экономическими проформациями (от греч. про — вместо). Проформации не выступали по отношению друг к другу как стадии развития. Они были альтернативными вариантами предклассового общества. Их альтернативность наглядно проявлялась в том, что они могли превращаться и превращались друг в друга.

Во всех проформациях, исключая пракрестьянскую, шли процессы становления частной собственности и общественных классов. Но из пяти оставшихся предклассовых обществ только одно было способно превратиться в классовое без воздействия извне более развитых (а именно классовых) социоисторических организмов — протополитарное (в обоих его вариантах: собственно протополитарном и протополитомагнарном). Таким образом, оно представляло собой магистральную проформацию. Трансформация остальных проформаций в классовые общества была возможна лишь при условии воздействия со стороны уже существующих цивилизованных социоисторических организмов. Поэтому первые классовые общества могли быть только древнеполитарными или древнеполитомагнарными.


12Подробно предклассовое общество рассмотрено: Семенов Ю.И. Введение по всемирную историю. Вып.2. Истории первобытного общества. М., 1999.
13Подробно об этом см.: Семенов Ю.И. Об одном из типов традиционных социальных структур Африки и Азии //Государство и аграрная эволюция в развивающихся странах Азии и Африки. М., 1980.
14О понятии хозяйственного организма см.: Семенов Ю.И. Введение во всемирную историю. Вып. 1. С. 36.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 10048

X