X

Прежде чем перейти к возникновению классового общества на Руси, необходимо хотя бы бегло коснуться предшествующей истории цивилизованного общества, ибо без этого нельзя понять и русскую историю.

Первое в истории человечества классовое общество было древнеполитарным. Оно появилось впервые в конце IV тысячелетия до н.э. в виде двух исторических гнезд: крупного политарного социоисторического организма в долине Нила (Египет) и системы небольших политарных социоров в южной Месопотамии (Шумер). Так человеческое общество раскололось на два исторических мира: доклассовый, который превратился в инфериорный, и политарный, ставший супериорным. Дальнейшее развитие пошло по пути, с одной стороны, возникновения новых изолированных исторических гнезд (цивилизации Хараппы в бассейне Инда и Шанской (Иньской) цивилизации в долине Хуанхэ), с другой, появления все новых и новых исторических гнезд по соседству с Двуречьем и Египтом и образования огромной системы древнеполитарных социоисторических организмов, охватывавшей весь Ближний Восток. Такого рода совокупность социоисторических организмов можно назвать исторической ареной. Ближневосточная историческая арена была в то время единственной. Она являлась центром мирового исторического развития и в этом смысле мировой системой. Мир разделился на политарный центр и периферию, которая была частично первобытной (включая предклассовую), частично классовой, политарной.

Древнеполитарное общество было тупиковым. Оно было неспособно превратиться в общество более высокого типа. Новая, более прогрессивная общественно-экономическая формация — античная, рабовладельческая (серварная) возникла в результате процесса, который был выше назван ультрасупериоризацией. Возникновение античного общества было следствием всестороннего воздействия ближневосточной мировой системы на бывшие до этого предклассовыми греческие социоисторические организмы. Это влияние давно уже подмечено историками, назвавшими этот процесс ориентализацией. В результате предклассовые греческие социоры, которые принадлежали к проформации, отличной от протополитарной, а именно протонобиломагнарной, вначале (в VIII в. до н.э.) стали доминомагнарными обществами (Архаическая Греция), а затем превратились в собственно античные, серварные. Так наряду с двумя прежними историческими мирами (первобытным и политарным) возник новый, третий — античный, который и стал супериорным.

Вслед за греческим историческим гнездом возникли новые исторические гнезда, в которых шло становление серварного (античного) способа производства: этрусское, карфагенское, латинское. Античные социоисторические организмы вместе взятые образовали новую историческую арену — средиземноморскую, к которой и перешла роль центра мирового исторического развития. С возникновением новой мировой системы человечество в целом поднялось на новую стадию исторического развития. Произошла смена мировых эпох: эпоха Древнего Востока сменилась античной.

В последующем развитии, в IV в. до н.э., ближневосточная и средиземноморская исторические арены вместе взятые образовали социорную суперсистему — центральное историческое пространство (центропространство) и, как следствие, стали его двумя историческими зонами. Средиземноморская зона была историческим центром, ближневосточная — внутренней периферией.

За пределами центрального исторического пространства находилась внешняя периферия, которая подразделялась на первобытную (включая предклассовую) и политарную. Но в отличие от эпохи Древнего Востока политарная периферия существовала в античное время в виде не изолированных исторических гнезд, а значительного числа исторических арен, между которыми возникали различного рода связи. В Старом Свете образовались восточноазиатская, индонезийская, индийская, центральноазиатская арены и, наконец, великостепная, на просторах которой то возникали, то исчезали кочевые империи. В Новом Свете в I тысячелетии возникли андская и мезоамериканская исторические арены.

Античное общество, как и древнеполитарное, тоже было тупиковым. Оно также, как и древнеполитарное, было неспособно превратиться в общество более высокого типа. Но если политарный исторический мир продолжал существовать чуть ли не до наших дней и после схода с исторической магистрали в качестве инфериорного, то античный исторический мир исчез навсегда. Но, погибая, античное общество передало эстафету иным обществам. Переход человечества на более высокую стадию общественного развития снова произошел путем, который выше был назван формационным сверхвозвышением, или ультрасупериоризацией.

Подточенная внутренними противоречиями Западная Римская империя рухнула под натиском германцев. Произошло наложение германских предклассовых демосоциальных организмов, которые принадлежали к проформации, отличной от протополитарной, а именно протомилитомагнарной, на обломки западноримского геосоциального организма. В результате на одной и той же территории часть людей жила в составе демосоциальных предклассовых организмов, а другая — в составе наполовину разрушенного классового геосоциального организма. Такое сосуществование двух качественно отличных социально-экономических и других общественных структур не могло продолжаться слишком долго. Должно было произойти либо разрушение демосоциальных структур и победа геосоциальных, либо распад геосоциальных и торжество демосоциальных, либо, наконец, синтез тех и других. На территории бывшей Западной Римской империи произошло то, что историки называют романо-германским синтезом.

Социоисторические организмы германцев, включавшие в свой состав много общин, представляли собой трибосоциоры. Трибосоциоры могли объединяться в союзы, а последние — в союзы союзов — сверхсоюзы.

Древнегерманское общество эпохи Цезаря и Тацита (I в. до н.э. — I в. н.э.) подразделялось на несколько социальных групп. Первая — аристократы, которые были полностью освобождены от физического труда. Вторая — рядовые свободные. Они составляли большинство общества. Первым и вторым, как людям свободным, противостояли люди несвободные, т.е. рабы. Хозяева имели полное право на их жизнь и смерть. Несвободные в свою очередь подразделялись на две группы. Одни из них непосредственно работали в хозяйстве своих господ. Другие получали в пользование землю и в какой-то степени самостоятельно вели хозяйство.

Между свободными и несвободными существовали промежуточные группы. Одну из них у франков, фризов, саксов называли литами, а у лангобардов и баваров — альдионами. Литы (альдионы) были прикреплены к земле, на которой поселил их господин, и несли в его пользу различные службы и повинности. Но, в отличие от рабов, они обладали определенными семейными и имущественными правами. Литы могли жить как во дворах своих господ, так и за их пределами. В последнем случае их самостоятельность была большей. Разбогатевшие литы сами могли иметь рабов. Второй промежуточной группой были вольноотпущенники, статус которых мало отличался от положения литов.

У древних германцев бытовал, таким образом, доминомагнарный способ производства. Он был у них единственным способом эксплуатации человека человеком, но не единственной формой присвоения прибавочного продукта. Наряду с ним существовало несколько образов и методов эксплуатации, среди которых выделялся милитарный метод эксплуатации — систематический военный грабеж. Последний существовал практически во всех поздних предклассовых обществах, но не во всех он был в одинаковой степени развит.

Особого развития систематический военный грабеж достигал в предклассовых обществах в обстановке постоянных перемещений и столкновений с иными обществами, и особенно соседства с классовыми обществами, которые, с одной стороны, представляли собой большую угрозу, а с другой — манили возможностью огромной и богатой добычи. Тогда в предклассовых обществах возникали специальные постоянные организации по ограблению соседей. Этими организациями были военные дружины (милитии) во главе с предводителями (милитархами).

Милитархи сами по себе не были должностными лицами. Они могли не занимать никаких постов в обществе. Дружины были их частным делом. Эти хорошо организованные отряды вооруженных состояли на службе не общества, а частных лиц, представляли собой не публичные, общественные, а частные организации. Институт военных дружин получил у германцев необычайное развитие. В каждом трибосоциоре имелось несколько милитархов, которых называли князьями или вождями.

В каждом трибосоциоре было народное собрание, избиравшее из среды знати должностных лиц, которые творили суд по округам и селам. Избирало оно также и короля, который был главным военачальником, верховным судьей и руководителем народного собрания. Им обычно становился один из милитархов. В трибосоциорах, не имевших королей, лидерство принадлежало нескольким равноправным могущественным лицам.

В целом у германцев шел процесс становления и утверждения королевской власти, которая возникала из власти особо могущественного милитарха, избранного военным вождем трибосоциора или союза трибосоциоров и стремившегося сохранить свое положение и в мирное время. Налогов внутри трибосоциора не существовало. Однако в некоторых из них бытовал обычай поголовно и добровольно приносить в дар князьям какое-то количество крупного рогатого скота и зерна. Это — милитарный метод эксплуатации.

Таким образом, в германских социоисторических организмах сосуществовали доминомагнарные и милитарные отношения. Они относились к тому типу предклассового общества, который был выше назван протомилитомагнарным. Этот тип общества, скорее всего, возник в результате взаимодействия предклассовых обществ с их цивилизованными соседями. Иначе говоря, он был продуктом социорной индукции.

В результате синтеза частично разрушенной западноримской социально-экономической структуры и германской протомилитомагнарной системы производственных отношений возник совершенно новый общественно-экономический уклад и соответственно способ производства, который принято называть феодальным.

Процесс синтеза позднеримских и германских структур носил сложный и противоречивый характер и занял несколько веков. Существовали тенденции к возникновению на основе милитарных отношений как политарных, так и нобиларных связей. Но в конечном счете произошло слияние милитарных отношений с магнарными, бытовавшими в двух вариантах: позднеримском и германском. Результатом было возникновение феодального уклада. Завершился процесс его формирования, скорее всего, на грани X—XI вв. На смену протофеодальному обществу пришло феодальное. В западной исторической науке этот переход в последние десятилетия начали называть феодальной революцией, или феодальной мутацией, причем некоторые историки трактуют его даже как смену античного строя феодальным15. Первые века после этого переворота были ознаменованы общим экономическим подъемом, в частности, освоением новых земельных массивов.

Таким образом, на территории Западной Европы возникла феодальная система, которая и стала с тех пор центром всемирноисторического развития. На смену античной эпохе пришла новая — эпоха Средних веков. Западноевропейская мировая система существовала как одна из зон сохранившегося, но при этом значительно перестроившегося центрального исторического пространства. В это пространство в качестве внутренней периферии входили византийская и ближневосточная зоны. Последняя в результате арабских завоеваний VII—VIII вв. значительно увеличилась, включив часть византийской зоны, и превратилась в исламскую зону. Затем началось расширение центрального исторического пространства за счет территории Северной, Центральной и Восточной Европы16, заполненной предклассовыми социоисторическими организмами, которые тоже относились к той же проформации, что и германские предклассовые общества, — протомилитомагнарной. Становление новых классовых обществ в Северной, Центральной и Восточной Европе происходило под мощным воздействием уже существовавших классовых социоисторических организмов. Все общества Северной Европы и часть обществ Центральной Европы испытали огромное влияние западноевропейской мировой системы. В частности, это выразилось в принятии ими католичества и латиницы. На остальных обществах Центральной и всех обществах Восточной Европы существенно сказалось влияние Византии. Ими были приняты православие и кириллица.

Но все территории, на которых возникли рассмотренные выше новые классовые общества, либо были всегда предклассовыми, либо стали таковыми в результате варварских завоеваний. Поэтому там синтеза классовых и предклассовых социально-экономических структур не произошло и произойти не могло. Они не могли стать и не стали феодальными, как это произошло в Западной Европе.

Но так как в большинстве своем эти общества, во-первых, как и древнегерманские, были не протополитарными, а принадлежали к иным проформациям, во-вторых, долгое время находились под огромным влиянием вначале мировой античной, а затем мировой феодальной систем, то они не стали и классическими древнеполитарными, как общества Востока и доколумбовой Америки. Результатом мощной социорной индукции была не ультрасупериоризация и даже не супериоризация, а латерализация.

В обществах северных германцев шло утверждение королевской власти. Королями становились самые могущественные милитархи. Милитарные отношения порождали тенденции к становлению как политарных, так и нобиларных отношений. В ходе развития победили первые. Милитарх, став правителем, превращался в политарха. Возник политарный способ производства. Одновременно не только сохранился, но и получил развитие доминомагнарный способ. Общество стало базироваться на симбиозе двух общественно-экономических укладов: политарного и доминомагнарного. В классовых социоисторических организмах северных германцев утвердилась дуалистическая, симбиотическая, химерная параформация — медиполитомагнарная (от лат. medi — средний). Все они вместе взятые образовали североевропейскую зону центрального исторического пространства.


15 Последние обзоры состояния проблемы см.: Решин А.И. Еще раз о „феодальной революции" и источниках ее изучения в монографии Д.Бартелеми „Имела ли место революция тысячного года?" //Средние века. М., 2001. Вып.62.; Щеглов А.Д. „Феодальная революция" и насилие: дискус. в журн. „Past and Present” // Там же.
16 За границу между Центральной и Восточной Европой мною условно принимается западная граница расселения восточных славян. Под Центральной Европой понимается территория, расположенная между Западной и Восточной Европой, за исключением на юге — Греции, на севере — Ютландского и Скандинавского полуостровов. Тем самым в Центральную Европу включается большая часть Юго-Восточной Европы и Прибалтика.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5517

X