Выть
Последней окладной единицей, но первоначально со специальным назначением, является выть.

Кроме государственных повинностей, на крестьянах лежали еще повинности в пользу господина земли, на которой они сидели. Повинности эти определялись в порядных и лежали на каждом домохозяине. Когда началась конфискация владений новгородских бояр и бояришек, повинности крестьян, сидевших на этих землях, стали поступать в казну Великого князя Московского; но в порядке обложения крестьян этими господскими повинностями произошла перемена. Ввиду значительного количества крестьян, оказавшихся прекарными владельцами конфискованных земель, правительство перевело лежавший на них господский доход на деньги и возложило его уплату на целое крестьянское общество конфискованного имения-волости. Если же имение было небольшое, несколько таких имений соединялись в одну волость для уплаты господских великому князю повинностей. Таким образом, в пределах новгородских пятин возникли особые окладные единицы для платежа князю только господских повинностей. Эти особые единицы, крестьянские волости, получили права прекарного владения и всеми угодьями, состоявшими при конфискованных волостях и волостках, а вместе с тем и право призывать новых крестьян в тот же господский оброк и раздавать им участки свободных земель. Так впервые возникло право крестьянских общин на государевы земли. Крестьянские общины явились землевладельцами, но они владели не общинно, а подворно; по этому подворному владению они разводили между собой и господские повинности по пашне, угодью, животам и промыслам. Государственными же повинностями облагались они по обжам и сохам. Обо всем этом была речь выше.

В старых областях возникающего Московского государства с самых древних времен для уездного обложения существовали сохи. В XVI веке они достигают весьма значительных размеров. Мы уже знаем, что сохи оказались неудобными для целей государственного обложения, и допустили рядом с собой чети; еще менее были они удобны для целей господского обложения, для которого и возникли специальные единицы — выти. Что значит слово выть?
Слово "выть" в памятниках XV — XVII веков употребляется в смысле части, доли, участка; слово "вытник" означает участник. Истец говорит на суде:
"По то, господине, место — наше земля городская, моего двора выть", т.е. участок моего двора.
Несколько общих владельцев варницы продают свою часть и говорят:
"Отступились есмя росолу в варници свою двенадцатую выть в варници, и в кострицах, и со всеми угодьями тое варницы, что к ней изстари потягло".
Разграбленное имущество пополнялось из имущества грабителей. В уставных грамотах читаем:

"А которые люди сами на себя в разбое говорили, и тех казнити смертною казнию, а животы их истцом в выть в полы истцовых исков", т.е. движимость разбойников идет в уплату части пограбленного, вполовину против сделанного заявления.
То же и в Уложении:
"А которыя языки говорят на чьих-либо людей (т.е. свидетельствуют о разбое этих людей) и доведется на них взяти выти", т.е. части пограбленного.
В новгородских писцовых книгах читаем:
"Двор Мартынко Есипов (своеземец) сеет ржи 2 коробьи, а сена косит 15 копен, обжа; а вытники у него в той обже: дьяк Никитцкой с Никитцкие улицы, Нефед да Гридка Исаков из Еглина с Печни Озера..."

Мартын Есипов живет на своей земле, и его двор обозначен; но у него есть совладельцы, это его вытники. Они живут в других местах, предоставив Есипову вести общее хозяйство1.
В этом смысле — части, доли — слово выть употребляется очень часто, но не стоит ни в каком отношении к окладным единицам и к уплате каких-либо повинностей. Это, конечно, первоначальный смысл слова.
Рядом с этим старым, первоначальным значением, слово выть получило и новое с того времени, когда им стали означать специальную окладную единицу для потребностей дворцового хозяйства. Когда впервые возникли такие выти, этого мы не можем сказать, за полным отсутствием в печати писцовых книг первой половины XVI века. Но со второй половины века выти встречаются часто, хотя и в конце века есть дворцовые села и деревни, в которых выти еще не введены.2
Что же это за единица? В писцовых книгах конца XVI века, после весьма подробного описания дворцовых деревень и подведения итога к числу дворов, людей и четей земли в живущем и впусте, обыкновенно читаем:
"И дано на выть крестьяном доброй земли по 6 десятин... А оброку крестьяном платити в Дворцовый приказ с выти по полтине... да мелкаго доходу платити крестьяном на дворец с 30 вытей яловица, с 15 — боров живой, с выти по барану, по 2 сыра кислых и т.д. А коли князь великий не велит у них мелким доходом имати, и крестьяном платити; за яловицу с выти по 7 денег, за борова с выти по 3 1/2 деньги" и т.д.

Выражение "дано на выть 6 десятин доброй земли" — может навести на мысль, что произошло какое-то равномерное наделение крестьян землею; что прежде они владели, кто чем хотел, а теперь наделены все поровну. Ничего такого не произошло. Крестьяне продолжают сидеть на прежних участках, и в каждой деревне есть жилые и пустые земли; и те, и другие положены в сохи по общему порядку. "Дано на выть" — значит, что итог крестьянских земель села с приписанными к нему деревнями разделен на равные части или доли, с которых они и должны платить ниже перечисленные повинности во дворец. Эти равные части и названы всем хорошо известным словом "выти".

Итак, выть — это определенное количество земли, с которого дворцовые крестьяне несут господские повинности во дворец зерном, скотом, птицей, яйцами, дровами, сеном, соломой и проч. Это и значит дано на выть. С этой реформы, надо думать, появился и глагол "развытить", т.е. разложить сбор повинности на выти. Размер таких вытей в разное время определялся различно. В конце XVI века и в начале XVII давали, обыкновенно, 6 десятин доброй земли (7 средней и 8 худой), но давали и меньше: 5, 3.5, 1.5 десятины доброй земли и даже того меньше3.

Но отдельные крестьяне сидят не на целых вытях, а на их дробных частях, которые для разных хозяйств различны. Писцовые книги конца XVI века дают возможность составить себе точное понятие о размерах крестьянских участков дворцовых имений.
Приведем несколько примеров из данных для Тверского уезда по описи 1580 г.

Село и к нему, дер. Число дворов пашни в живущем, дес. впусте, дес.
Марьино 28 111 109 140
Щербинино 9 35 35 77
Михайлово 3 51 46 79
Борки 15 109 109 160
Едимоново 15 135 118 113
Слободка села Едимонова 20 136 125 122
Костянтиновское 5 27 22 41


Нельзя сказать, чтобы землевладение дворцовых крестьян конца XVI века было очень обширно. Земель в живущем в среднем на каждый двор не всегда приходится по десятине в поле. Но земли впусте не все пустые, некоторая часть их возделывается теми же дворами, но переложно, а частью наездом. Благодаря этому пашенное хозяйство отдельных дворов может подняться в среднем до 2 дес. в поле.
Кроме пашенных земель, некоторые крестьяне имели покосы и лесные участки. В выти, по общему в это время порядку, писались как живущие, так и пустые деревни и земли, в селе Марьине считалось 12 живущих вытей, в Щербинине 4 с 1/3, в Михайлове 6, в Сухарине — 7 и т.д., с которых крестьяне и платили дворцовые повинности. На пустые выти им предоставлялось право призывать новых поселенцев на льготе и сдавать их в оброк; мы уже знаем, что это право предоставлялось крестьянам еще в конце XV века и, конечно, раньше, как только появилось прекарное крестьянское владение.
Количество земли на одно хозяйство с полной точностью можно указать только для деревень с одним двором или когда именно указано количество земли на один двор. Приведем два таких примера. В дер. Нетребуево был один двор, в котором жили два брата с племянником, пашни у них было 2 десятины в поле; сена и леса вовсе не было. В дер. Колодезец Иван Заборовский жил на одной шестой выти (от 8 дес.); сена и лесу не было. В первом случае три работника возделывали всего 2 дес. в поле, во втором один — десятину с 1/3 (Калачов. II. 302, 305). Пашни переложной тоже не было.

Близкий к этому результат дают и некоторые деревни с несколькими дворами. В Демкове было 4 двора, а пахали они всего 3 дес. пашни да перелогу 1 десятину (307). В починке Кузьмине было два двора, а пашни у них было 1 десятина с 1/6 да перелогу одна десятина с 1/3, лугов не было, а леса кустарем было 8 десятин (318). В первом случае на двор с переложной пашней приходится по одной десятине в поле, во втором немного более.
Но были случаи и более крупных запашек. В дер. Осипково было 2 двора; один принадлежал двум мужчинам, другой вдове. Пашни у них было 7 десятин в поле; сена, леса, перелога — не было (308). Это по 3 с 1/2 десятины в поле на двор.
Из приведенных примеров видно, что небольшие деревни конца XVI века, составлявшие одну платежную единицу, были очень различно наделены благами природы. Одни имели луга, леса, переложные пашни; другие были лишены этих удобств. Объясняется это происхождением государевых земель из частных владений. В прекарное владение крестьян поступило то, чем владели прежние своеземцы: если у них угодий не было, не было угодий и у их крестьян. Этим неравенством крестьянского землевладения объясняются следующие предписания писцовых книг: "А землями, и луги, и лесом, и всякими угодьи верстатися крестьяном на всякую выть по ровну, и не через землю, чтоб крестьяном меж себя спору и брани не было ни которыми делы" (294).
Приведенным предписанием делается новый крупный шаг на пути к тому общинному землевладению, которое окончательно выработало свои типические формы только в XVIII веке с введением подушной подати. До конца XVI века множество маленьких деревенек (а большинство было маленьких) еще оставались в своих старых границах. Если у прежнего владельца не было угодий, их не оказывалось и у заменивших его крестьян, хотя бы рядом, у соседних крестьян, было довольно и лугов, и лесов, и всяких угодий. Как скоро эти земли стали переходить в руки московских князей и делиться на выти, оказалось нужным уравнять выти лесами, лугами и другими угодьями. Выти были равны по количеству пашенной земли, а не угодий. Поэтому во многих деревнях не было ни лугов, ни угодий. Это, конечно, производило большую разницу в платежной способности вытей и порождало ссоры между крестьянами. Отсюда необходимость уравнения вытей и деревень угодьями. О переходе разных угодий в прекарное владение новгородских крестьян мы имели уже случай говорить раньше; но были ли тогда же принимаемы меры к уравнению угодьями деревень разных владельцев, это неясно. В новгородских писцовых книгах указаний на такие меры нет, но сила вещей должна была везде повести к уравнению угодий. Предписанное уравнение должно было вызвать передел земель между деревнями, а вследствие уравнительного передела земель и угодий могло появиться и соединение мелких сел и деревень в крупные, которые мы и наблюдаем в наше время. Под переделом мы разумеем единовременный передел для уравнения вытей и деревень лугами, лесами и другими угодьями, а не периодически повторяющийся. Этот последний мог возникнуть только с переложением повинностей с хозяйств на души. В условиях же древнего допетровского быта для него не было ни малейших оснований4.

Возвратимся к описям отдельных крестьянских хозяйств. Московские описи дворцовых сел и деревень представляют ту особенность, что приводят не только размеры пашенных земель крестьян, но и размеры их дворов, т.е. земли, занятой постройками и огородами. Размеры дворов и огородов также очень различны. Встречаем два двора на 1/8 выти, на 1/6 и на 1/4 и один двор на 3/8 выти. Таким образом, на один крестьянский двор с огородом приходилось от половины десятины до 3 десятин. Это, может быть, свидетельствует о значительном развитии огородничества, которое даже при небольших размерах двора равнялось почти половине обрабатываемой земли в поле. И теперь крестьяне сеют коноплю у двора за огородом. Это могло быть и в XVI веке, чем, может быть, и объясняются такие многоземельные дворы, как приведенный двор в 3 десятины, если тогда в Тверском уезде возделывали коноплю. Земля под двором в платежную выть не шла, хотя и клалась в выти.

На размерах крестьянских участков у дворцовых крестьян мы остановились случайно, с целью указать на то, что выти и крестьянские участки не одно и то же. Но раз зашла речь о размерах крестьянских участков, считаем нелишним, для полноты впечатления, указать и на размеры участков у крестьян частных владельцев того же времени. Они тоже очень неравные, но достигают нередко гораздо больших размеров. В том же Тверском уезде у крестьян князей Гундоровых в деревнях с одним двором пашни в поле приходилось: 2, 3, 5, 6, 7, 8, 9, 11, 16 и даже 20 и 25 четей. Все эти деревни находились в одном месте и тянули к одному селу Теребунке, где был и княжий двор. Разнообразие дворовых участков в поместьях еще большее, чем в дворцовых имениях. В той же волости, но у другого помещика, мы заметили деревню в один двор, но с пашней в 29 четей в поле. Более крупных крестьянских запашек не пришлось встретить. Деревни с несколькими дворами чаще представляют запашку средних размеров, чем крупных (Калачов. T.II С.70, 71 и след.).
С первого появления прекарного владения крестьянских общин, которое восходит к XIV веку, и до конца XVI века не заметно никаких изменений в пользовании общинами их общинными землями. Во владении общин состоят государевы земли с принадлежащими к ним угодьями: водами, лесами, лугами, но до тех только пор, пока эти земли не будут отданы в поместья или кому пожалованы на вотчинном праве. Общины могут сдавать пустые земли новым пришельцам в то же тягло или на льготе. Но участки отдельных крестьян неравны, и они получают их не для платежа тягла: не землевладение определяется по тяглу, а тягло по размеру участка, и крестьянин волен брать участок любой величины. Нет ни наделов общиной земли членам общины, ни переделов. Каждый член общины владеет своим участком наследственно и может его отчуждать. Чтобы общинное землевладение сделало в XVII веке дальнейшие шаги в смысле приближения к тому порядку вещей, который составляет предмет поклонения наших общинников, на это нет указаний. В утешение им надо, однако, сказать, что этот порядок порожден не крепостным правом, а введением подушной подати, которая сделала необходимыми душевые наделы и переделы.



1Новг. писц. кн. I. Стб. 811; АЮ. № 7 и 135; АЭ. I. № 281; Уложение. XXI. ф; 1491—1649.
2В приложениях Неволина находим извлечение из описания дворцовых сел и деревень в новгородских пятинах конца XVI века, но без вытей(Прил. II и VI). Прил. XII оканчивается описанием тоже дворцовых деревень, но оно не сохранилось. Наиболее древнее упоминание вытей, нам встретившееся, относится к 1557 г. От этого года сохранилась сотная дворцовых рыболовов, земли которых были положены в выти (АЮ. № 228).
3Неволин. Прил. 130. 1627.
Выти считались то в десятинах, то в четях. Проф. П.Милюков нашел в арх. М-ва юстиции сотную 1544 г., в которой мера десятины определена так: в длину — 80 саж., в ширину — 30 = 2 400. Ту же меру имеет десяти¬на и в книге сошного письма 1629 г. на с.56; а на с.48 десятина определена так: 80 х 40 = 3 200 саж. (Временник. XVII века). Не только сохи, но и де¬сятины были неравной величины. Старое различие десятин дожило и до наших дней в различии казенной и экономической десятины.
4В 50-х. годах прошлого века в доказательство существования переделов еще в XV веке приводилось следующее место из грамоты митроп. Симона Юрке Масленицкому:
"Бил ми челом архиманд. Матвей, а сказывает, что их монастырские крестьяне... пашут пашни на себя много, а монастырские де пашни мало. И ты бы в те села с архимандритом ехал, да землю бы есте во всех трех полях перемерили, да дал бы еси Христианом во всех трех полях по пяти десятин, а на монастырь бы еси указал им пахати шестую десятину. А будет земли обильно, а кому будет земли надобно более того, и он бы потому же пахал и монастырскую пашню — шестой жеребий; а кому не будет силы пахати пяти десятин, и он бы потому пахал и монастырскую пашню".
Грамота эта найдена проф. Милюковым и им напечатана (Вопросы. 32). Даты не имеет. Могла быть написана между 1496 и 1519 гг. В ней не только нет передела, но даже нет и равного надела крестьян. Правда, в ней говорится, чтобы Юрка дал крестьянам по пяти десятин, но из дальнейшего следует, что желающие могут взять и больше, и меньше. Из челобитья архимандрита видно, что крестьяне берут земли много, а на монастырь пашут мало. Грамота определяет размер крестьянских натуральных повинностей в пользу монастыря. Они должны пахать за пять десятин шестую на монастырь, а сколько у кого будет земли, это безразлично. Что же значит "дать по 5 десятин?" Это, конечно, сказано на тот случай, если все крестьяне заявят большие требования, а земли для их удовлетворения не будет. Тогда дать всем поровну, по пяти. Эта грамота имеет ту же цель, что и учреждение вытей; но, как и выти, не установляет ни надела, ни передела.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4838