Мостовщина
Мостовщина — повинность, состоящая в устройстве мостов через реки, деревянных настилок на улицах и дорог вообще. Древнейшее известие о ней тоже находится в Русской правде редакции XI века (Ак. 43; Тр. 9; Кар. 134). Она отправлялась и натурою, и наймом. Русская правда говорит о мостовщине в Новгороде, и о мостовщине в Новгороде же имеем государев указ от 1623 г. На мостовое дело в Новгороде понадобилось в этом году 915 р. 20 алт. и 1 деньга. Ввиду новгородского "разорения" государь пожаловал, дал Новгороду из своей казны треть этих денег, а две трети велел разделить и собрать с Новгорода, с посаду и с уезду, со всех земель. Из той же грамоты узнаем, что на Москве и во всех городах мосты мостят всякие люди, белые и черные сохи. Городская мостовая повинность лежала, следовательно, не на одних только жителях города, но и на уездных. То же было и в московских уделах. В 1514 г. дмитровский удельный князь освобождает крестьян Троице-Сергиева монастыря от обязанности мостить мосты в Кашине. Так было, надо думать, и в период Русской правды. В статье о новгородской мостовщине, кроме жителей Новгорода, к мостовому делу привлечены сотни Бежецкая, Обонежская, Лужская и др. Но едва ли можно думать, что мостовщина даже таких городов, как Новгород и Москва, составляла общую повинность всего населения. По всей вероятности, повинность эта падала только на ближайшие к городу местности. В конце XVI века царь и Великий князь, Федор Иванович, велел все перевозы взять в казну. В грамоте, разосланной по этому поводу всем земским людям, говорится:
"А на которых малых речках мосты попортились... и вы бы те мосты поделывали ближними сохами".

Отсюда следует, что для поправки мостов на больших реках — привлекалось более сох, чем на малых, но тоже из окрестных мест. То же было и в городах. Уездные жители привлекались то на большем расстоянии, то на меньшем, смотря по величине реки и размерам повинности. Кто раз был привлечен к повинности, тот привлекался к ней и потом. Таким образом складывался обычай нести тягло. Кто привлекался вновь или в большей мере, чем прежде, тот спорил и доводил свою претензию до князя. В 1536 г. власти Троице-Сергиева монастыря жаловались Великому князю Ивану Васильевичу на то, что в городе Переяславле крестьяне их делали всего шесть городень, и в одном месте; а городовые приказчики заставляют их делать многие городни, и в разных местах, да еще плетень плести. Великий князь приказал городовое дело делать "по старине". Так было, конечно, и с мостовой повинностью1.
Мостовая повинность времен Русской правды отправлялась под надзором особого чиновника, мостника, который получал вознаграждение от местных жителей и корм себе и двум коням. Ездить он должен был в сопровождении одного отрока. Два коня и один отрок — это все меры для ограждения населения от излишних поборов. К кому перешло наблюдение за постройкой мостов в московское время, нам не случилось заметить.



1АЭ. I. №№ 158, 367; II. № 80; III. № 145; Д. к АИ. I. № 57. 1514—1623

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4718