Сельские управители
Для пополнения этой небольшой картины старинного сельского хозяйства необходимо остановиться несколько ближе на его деятелях. Мы уже знаем, что собственное хозяйство новгородцев, и в значительной мере новых владельцев, московских помещиков, велось главным образом рука, ми холопов. Что такое холопы и каково их положение, об этом была речь в другом месте. Здесь нас интересует вопрос о числе холопов и их деревенской деятельности. Новгородские сведенные бояре и бояришки увели с собою в Москву своих людей, а потому писцовые книги не сохранили сведений ни о числе их, ни о деятельности. Описывая старое, они говорят коротко: "жил такой-то с своими людьми", или "на такого-то пахали его люди" да при перечислении старого дохода приводят доход ключников, вот и все. Более подробные сведения дают они о людях новых владельцев. Мы ими и воспользуемся; существенных различий тут быть не могло.

Наша древность отличается очень незначительным развитием рабства. Мы уже имели случай указать в другом месте на это явление. Московские князья, умирая, обыкновенно, 5 отпускают на волю всех своих холопов. Факт невозможный, если бы богатство князей обусловливалось рабским трудом. Не отличается большим развитием и рабство у частных владельцев. Весьма нередко весь холопский состав хозяйства новгородских помещиков ограничивается одним-двумя дворами. Если считать на двор по 5 человек, получим на хозяйство от 5 до 10 холопов, считая стариков и детей. Иногда число людских дворов возрастает до 5, 6, 8. У князя Семена Приимкова было 6 дворов, у князя Ивана Пужбальского — 8, у князя Дмитрия Приимкова тоже 6, но это в двух местах, да у сыновей его, Баламута да Воина, по одному двору. Так невелик состав холопов даже у лиц княжеских фамилий.
Право иметь холопа принадлежало всякому свободному, и мы встречаем холопов не только у помещиков, но у посадских и даже у крестьян. В Шелонской пятине у помещиков Самариных-Квашниных, Григория и Степана Ивановичей, была деревня Песцово, в два двора, в одном дворе жил крестьянин Ивашко Якимов, а в другом его человек, Митка. Но если у самих помещиков людей было немного, то у крестьян это случай чрезвычайно редкий. Он встречается, однако, и на московской территории в XVI веке. В черной волости Тверского уезда была деревня Якимцово в 4 двора, в одном жил крестьянин Бориско, а в другом "Борисковы люди".

Это небольшое число слуг было призвано к самой разнообразной деятельности. Они служили в доме господина, вели его переписку, управляли его деревнями, они же пахали сеяли, косили. У помещика Сома Линева в числе слуг были: дьяк, повар, садовник. К сожалению, такие отметки писцов очень редки. Может быть, они скупы на них потому, что в описываемое время не было специализации должностей. Дьяк, повар, садовник не только делали свое дело, писали, разводили сады, стряпали, но в рабочую пору пахали и косили. О перечисленных трех именно сказано: "сеют ржи на Сома 14 коробей". В числе холопов были, конечно, и люди, годные только для сельских работ; они отмечаются словом "страдник", но и это нечасто1.
Самое высокое положение среди слуг занимали ключники, они же посельские, а иногда называются и тиунами. Ключники и тиуны известны уже Русской правде. По общему правилу это несвободные люди. Они назначаются для сбора доходов с крестьян, хранения сельских продуктов и других хозяйственных действий. Живут они в особых дворах, нередко пашенных, и занимаются сельским хозяйством, но на себя, а не на господина. Они не облагаются никаким сбором в пользу господина, а за свой труд по управлению получают с крестьянских дворов особый доход. Некоторые владельцы имели только одного управляющего, ключника или посельского, другие и ключника, и посельского. Ключник, надо думать, стоял в этих случаях выше, у него — ключи; посельский, может быть, был нужен для разъездов по деревням и сбора повинностей на местах. Доход этих управителей был очень различен. У новгородца Григ. Секерина ключник получал с двора с большим посевом 2 бараньих лопатки и 2 овчины, с меньшим по одной; у купцов Шалимовых ключник и посельский получали с больших посевов — по 1 и 3/4 коробьи ржи и овса, по 4 сыра, по 2 бараньих лопатки, по 4 горсти льна. В описях встречается немало деревень, в которых этот доход вовсе не показан. Вероятно, там не было ни ключников, ни посельских; а может быть, крестьяне исключали в своих рядных этот расход. Иногда прямо пишется "поселья нет".

Ключники и посельские, где они были, не непременно назначались в каждую волость, их назначали и одного на несколько волостей. В таких случаях для них устраивались особые дворы для приезда2.
Малое развитие рабства делало необходимой ту фермерскую систему хозяйства, которая была у нас в древности преобладающей. За небольшим исключением 2—3 деревень, все земли сдавались внаем крестьянами. Наряду со свободными людьми, которые вели полное крестьянское хозяйство на арендованных землях, были и такие, которые довольствовались наймом небольших участков земли под дворы и огороды и кормили себя торговлей, ремеслами и промыслами. Живя в тех же селах и деревнях, где жили и землевладельцы, они своим трудом и услугами пополняли недостаточно развитой рабский труд. Это поземщики и бобыли. Поземщики работали в качестве наймитов, известных еще Русской правде. Она называет их закупами.



1I. 27, 56, 88, 107, 118, 131, 194, 252, 263, 285, 353, 358, 470, 546, 574; II. 19, 30, 43, 198; III. 725; IV. 437; Временник. XII. 13; Дьяконов. Акты. II. № 70. 1642. Холопы называются страдниками и в московских писцовых книгах (Калачов. II. 126).
2I. 26, 641, 708, 484, 851; III. 28; Временник. XI. 132.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3905

X