Введение
Изучение истории географических открытий на территории Арктики и процесса первоначального освоения этих труднодоступных районов, который приходится преимущественно на XV-XVIII вв. имеет давние традиции в мировой историографии. Трудами многих русских и зарубежных исследователей, таких как В. Ю. Визе, Н. Н. Зубов и М. И. Белос, А. С. Берг, А. П. Окладников, А. Е. Норденшельд, Ф. Нансен, М. Конвей, Р. А. Скелтон и других, собран большой материал, связанный с освоением арктических территорий, который вылился в десятки крупных обобщающих работ.

Вместе с тем, узость источников, нехватка фактического материала, особенно по наиболее раннему периоду этого процесса, который по своей сути является стихийным, слабоотраженным в исторических источниках, ставит перед исследователями множество проблем, без разрешения которых трудно представить общую картину освоения Арктики. Пытаясь в какой-то мере восполнить этот пробел, автор на основе привлечения новых источников (прежде всего археологических и картографических) подготовил монографию, которая логически распадается на три взаимосвязанных сюжета: русский Север, северо-воссточный проход, архипелаг Шпицберген.

Они и легли в основу трёх томов, объединенных общим названием «Очерки истории освоения Арктики». Первый их них посвящён Шпицбергену. Архипелаг Шпицберген, расположенный на стыке трёх морей: Баренцева, Норвежского и Гренландского, занимает особое место среди островов Северного Ледовитого океана. На протяжении почти четырёх столетий не прекращается там активная хозяйственная деятельность человека почти всё это время сопровождалась научными исследованиями (включая картографию).

Своеобразие Шпицбергена связана, прежде всего со спецификой его географического положения, особенностями климата, а также животного и растительного мира. Наличие «попутных» океанических течений: Севера Атлантического с юга и Восточно-Шпицбергенского с востока способствовали довольно раннему проникновению на его берега мореплавателей из России и стран Западной Европы. Помимо этого тёплое Северо-Атлантическое течение оказывает благоприятное воздействие на ледовый режим в этом районе Северного Ледовитого океана что в значительной мере влияло на выбор маршрутов в сторону Северного полюса в период поиска северо-восточного прохода.

Во время одного их таких плаваний нидерландская экспедиция под руководством В. Баренца подошла к берегам Шпицбергена, что явилось актом официального открытием этого архипелага. Вместе с тем, что вопрос об Шпицбергена уже давно является предметом оживлённой дискуссии. Конкретизируя существующие точки зрения по этому вопросу, датский археолог С. Абретсен и норвежский историк Т. Б. Арлов выразили их следующим образом:

1. Первоначальное открытие Шпицбергена произошло в эпоху каменного века.

2. Шпицберген был открыт викингами в конце XII в.

3. Шпицберген был открыт поморами в XVI в. (Albrethsen S. E., Arlov T. B., 1988). Представляется, что проблема каменного века на Шпицбергене не может быть предметом дискуссии по вопросу о времени открытия этого архипелага. Распространение первобытной культуры в высокие широты в III тысячелетии лдо нашей эры (датировка, предложенная С. Абретсеном и Т. Б. Арловым) может рассматриваться не более чем расширение ойкумены, особенно этого факта, что в момент появления там первых европейцев в XVI в. это была безлюдная земля.

Белее того, точка зрения о существования первобытной культуры на Шпицбергене не подтверждается новейшими археологическими исследованиями и оспаривается сегодня большинством специалистов. Эта проблема возникла ещё в 1899 г., когда куратор гетеборгского музея С. А. Ханссон нашел в заливе Сассен-фьорд камень, напоминающий по форме скребок округлого типа. По мнению А. Г. Хегбена, он является ружейным камнем, т. е.

имеет более позднее происхождение (Christiansson Н., Simonsen Р., 1970). Наибольшее количество находок, которые связывались с периодом каменного века, было сделано в 50-60 гг. нашего столетия. Одно за другим в печати появлялись сообщения о подобного рода открытиях в разных местах архипелага. В 1958 и 1960 гг. Х. Христианссон и П. Симонсен открыли 10 "кремневых стоянок" в районе залива Грен-фьорд (Christiansson Н., Simonsen Р., 1970). Германский геолог Х. Т. Лиерль во время геологических работ в Сассен-фьорде в 1968 г. обнаружил местонахождение каменных сколов на поверхности высокой террасы горы Ботнехейя (Lierl H. -J., 1970).

В 1966 г. геолог из Москвы М. Н. Соловьева собрала серию каменных предметов и нашла плиту с неясными изображениями на склоне горы Шетелиг в заливе Конгс-фьорд (Соловьева М. Н., 1976). Известны и другие находки. Все эти предметы получены путем поверхностных сборов на морских террасах различной высоты, культурный слой повсеместно отсутствует. Они представлены кусками кремнистых пород, на которых имеется оббивка типа краевой ретуши и сколы, напоминающие резцовые. Несмотря на явную недостаточность материала, его очевидную спорность и отсутствие культурного слоя на всех исследованных местонахождениях, авторы находок высказали далеко идущие выводы.

1. Выделена особая - Ню-Олесуннская - культура (Соловьева М. Н., 1976, с. 28).

2. Определен ее возраст. М. Н. Соловьева отнесла найденную ею "стоянку" к эпохе арктического палеолита, полагая, что другие находки связаны с более поздним неолитическим временем. Периодом неолита и бронзы датируют свои памятники Х. Христианссон и П. Симонсен (Christiansson Н., Simonsen Р., 1970), а Х. В. Хансен определил свои находки в Темпель-фьорде временем 4 тыс. л. т. н.

3. Намечены пути проникновения человека на Шпицберген. Х. Христианссон и П. Симонсен полагают, что расположение находок на различных уровнях отражает процесс неоднократного проникновения человека первобытной эпохи, подобно тому, как это было в Гренландии.

Источником этого расселения, по их мнению, был северо-восток Европы, откуда человек вслед за стадами северного оленя пришел по льду на Шпицберген через Новую Землю и Землю Франца-Иосифа. М. Н. Соловьева видит иные пути проникновения человека на этот архипелаг. Вслед за Ф. Нансеном она считает, что в антропогеновый период Шпицберген был соединен сушей с Северной Европой, и появление там человека было естественным расширением зоны обитания. В 70-80 гг. поток сообщений о находках предметов каменного века на Шпицбергене прекратился, несмотря на то, что именно в это время там азвернулись наиболее широкие археологические исследования.

Были осмотрены места сборов в Сассен-фьорде и в Конгс-фьорде, проведена шурфовка. Следов присутствия культурного слоя обнаружено не было, поверхностные сборы дополнили уже известные коллекции оббитых камней. Их анализ показал, что все сколы имеют естественное происхождение и связаны с воздействием на камень различных видов эрозии. Аналогичным образом не подтвердился искусственный характер "петроглифа" с горы Шетелиг. Его волнистые линии, напоминающие по очертанию фигуру кита, являются отпечатками червей карбонового времени. По всей вероятности, следует признать, что первые следы своего пребывания на Шпицбергене оставил человек более позднего, исторического, периода. Продолжая дискуссию о времени открытия архипелага Шпицберген, следует рассмотреть ее с той точки зрения, что плавание В. Баренца 1596 г. не может расцениваться в качестве исторической гипотезы, оно является подлинным историческим фактом, который признается как акт официального открытия Шпицбергена.

В результате этого похода Шпицберген занял свое место на географических картах мира и вошел в сферу общечеловеческих интересов. Что касается возможности достижения этого архипелага в более раннее время скандинавскими викингами (проблема норманнского Свальбарда) или русскими поморами (проблема русского Груманта), то это составляет предмет особого разговора. При этом нужно иметь в виду, что проблему так называемого "добаренцева периода" нельзя рассматривать обособленно от общих процессов, протекавших в Арктике в XVI в., поскольку открытие Шпицбергена не являлось актом целенаправленного поиска суши в этом районе Северного Ледовитого океана. Оно было связано с главными событиями, которые проходили в этот период времени в морях европейского сектора Арктики. А таких событий было два: высокая активность русского арктического мореплавания, связанная с расширением зоны промысловой деятельности, и поиск северо-восточного прохода из Атлантики в Тихий океан. Оба эти аспекта требуют отдельного исследования.

Вперёд>>  

Просмотров: 4266