Акцизно-откупное комиссионерство
Уход Е.Ф. Канкрина с поста министра положил конец относительно благополучному периоду состояния финансов. Однако ухудшение и отказ от прежней системы состоялись не сразу. 17 марта 1845 г. министерство возглавил Федор Павлович Вронченко, выходец из семьи священника Могилевской губернии, который после окончания в 1801 г. Московского университета пошел на чиновничью службу и являлся в одно время одним из помощников М.М. Сперанского. С 1819 г. он служил в финансовом ведомстве, где, будучи ближайшим сотрудником Е.Ф. Канкрина, пользовался его покровительством и во время отсутствия последнего неоднократно управлял министерством. Вронченко продолжил некоторые из начинаний Канкрина, причем предлагаемые им способы увеличения ресурсов казны совпадали с методами предшественника. В 1847 г. в целях повышения доходности питейных сборов откупная система была заменена акцизно-откупным комиссионерством, комбинировавшим методы казенного и откупного подходов и просуществовавшим до 1863 г.

В 1844 г. простой поверенный одного из откупщиков подал в правительство записку со своими предложениями «придания торговле вином более цивилизованного характера» и просил отдать в его распоряжение какой-нибудь исправный откуп для проведения эксперимента. Это была просьба В.А. Кокорева, ставшего впоследствии знаменитым российским предпринимателем. Проектом заинтересовался преемник Е.Ф. Канкрина на посту министра финансов Ф.П. Вронченко, позволивший сначала провести опыт в г. Орле, а потом перепроверить его на других неблагополучных откупах352. Поскольку эксперимент прошел удачно, в 1847 г. был введен в действие новый закон под названием «Положение об акцизно-откупном комиссионерстве», который просуществовал 16 лет. Главные его положения состояли в следующем: каждый город с уездом составлял питейный округ, в котором сбор так называемых акцизных статей с пива, меда, ренсковых (винных) погребов, портерных (пивных) заведений отдавался с торгов на откуп, а лицо, его получившее, делалось комиссионером по продаже заготовляемого казной вина. Для каждого откупа назначалась определенная порция вина, которую комиссионер обязывался выбрать из казны для распродажи; за этот объем вина откупщик уплачивал государству продажную цену, за проданное сверх установленной нормы он удерживал 50% в свою пользу. Казна получала двоякий доход с питей: от откупщиков-монополистов за оптовую и розничную продажу и акциз с водки и кабаков.

С введением в действие новой системы доходность питейного налога резко возросла. Если в 1840 г в казну поступило 36,4 млн. руб. от питейного сбора, то в 1850 — 55,4 млн., в 1855 — 68,8 млн., 1860 — 103,6 млн. рублей. Сумма дохода особенно возросла в последнем откупном периоде 1859— 1862 гг., когда на торгах за откупа, в преддверии их ожидаемой отмены, было выручено на 40 с лишним миллионов рублей более, чем в предыдущее четырехлетие. При распределении всей суммы дохода от питейных сборов на число душ по империи оказывается, что доход этот в среднем падал на душу обоего пола в размере около 1 руб. 80 коп.353

Несмотря на свою явно фискальную эффективность предложенная Кокоревым система унаследовала все недостатки действовавшей прежде. Питейная торговля по-прежнему осталась всецело в руках откупщиков. Хотя на основании закона в откуп сдавались только акцизные статьи, на самом деле комиссионеры основывали свои расчеты на выгодах от продажи собственного вина. Доход же от акциза имел при этом второстепенное значение. Как и прежде, откупщики по сути присваивали значительную часть питейного налога. По подсчетам Высочайше учрежденной Комиссии для составления положения об акцизе с питей, сделанным с учетом количества потребляемого в России вина и тех цен, по которым оно поступало в потребление, общий расход населения на вино колебался приблизительно в пределах 180—200 млн. руб. в год. За вычетом из этой суммы дохода казны и доли винокуренных заводчиков доходы откупшиков определялись от 50 до 70 млн. руб. в год. Не мудрено, что многие откупщики, такие как Бенардаки, Кокорев, Мамонтов, Гинцбург, Губонин, начав с нуля, нажили многомиллионные состояния и стали богатейшими предпринимателями России.

Откупная система содействовала разложению чиновничьего аппарата Российской империи, усиливая взяточничество, способствуя распространению должностных преступлений. Многие чиновники финансового ведомства, как отмечали современники, были по сути на содержании у откупщиков. Известное вознаграждение получали даже и некоторые из губернаторов, попустительствовавшие произволу винных магнатов.

Министерство финансов признавало вред откупной системы, отмечая, что она разоряет широкие массы населения и, таким образом, способствует созданию недоимочности по другим видам налогов. Совершенно определенно осознавал недостатки существовавшей формы получения питейного дохода и высший законосовещательный орган России — Государственный Совет. В своем официальном отзыве он констатировал: «Откупная система не может быть допускаема даже и с финансовой точки зрения, ибо при ней правительство не получает далеко тех огромных сумм, которые платит народ, и питейный налог, из косвенного обратившись в окладной, влечет за собой недоборы. Но для фискальных целей, если бы они даже и были достижимы, правительство не может и не должно упускать из вида действие сей системы на нравственный и экономический быт народа. Всем известно, что откупная система споила, разоряет и развращает народ; держит на откупу местную администрацию, сделав чрез то бессильными все меры к водворению в ней честности и правоты, и мало-помалу привела правительство к тяжелой необходимости не только покровительствовать порожденным сею системою нарушениям законов и вопиющим злоупотреблениям, без которых она существовать не может, но даже противодействовать возникающим в народе нравственным побуждениям к сохранению трезвости. Таким образом, правительство выставляет себя как бы явным поборником неуважения к закону, поддержания злоупотреблений и распространения в народе порочных наклонностей»354.

Непрерывный рост расходов, увеличение недоимочности сельского населения, обессиливаемого частыми неурожаями, а также чрезвычайные затраты во время военных действий на Кавказе и участие в так называемой венгерской кампании, заставляли Министерство финансов вновь и вновь обращаться к увеличению налогов и земских сборов.



352 Гавлинн М.Л. Из истории российского предпринимательства: династия Кокоревых. Научно-аналитический обзор. М., 1991. С. 12.
353 Терский Н.С. Указ. соч. С. 18-20.
354 Сведения о питейных сборах. СПб., 1864. Ч. 5. С. 57—58.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2047

X