Патентная система обложения торговли и промышленности
Налогообложение торгово-промышленной деятельности по своей финансовой производительности значительно уступало сборам с сельскохозяйственного населения, составляя не более 1/10 последних, что объяснялось несколькими причинами. С одной стороны, аграрный сектор был и долгое время оставался ведущим в народном хозяйстве страны. С другой — правительство поддерживало зарождавшуюся отечественную промышленность, содействуя ей за счет других областей экономической деятельности, что выражалось как в протекционистском курсе таможенной политики, так и в низких ставках налогообложения. И, наконец, причиной низкой эффективности промыслового налога можно считать несовершенство его исчисления и сбора.

Самостоятельная система обложения торгово-промышленной деятельности появилась в России в 1775 г., когда купцы взамен подушной подати обязаны были уплачивать ежегодно 1% с объявленного ими «по совести» капитала. С многочисленными изменениями и поправками система гильдейского промыслового обложения просуществовала до 1917 г.

Единицей промыслового обложения конца XVIII в. служили не действительные масштабы торгово-промышленной деятельности, но объявленный капитал. Хотя производительная работа капитала в каждом отдельном виде предприятий различна, размер промыслового обложения для всех предприятий оставался одинаковым. Так как закон не предусматривал контроля властей за реальной величиной капиталов, предоставляя выявление этого показателя воле самих плательщиков, открывалось поле для возможных злоупотреблений. Одни лица приуменьшали размер капитала, другие могли объявлять и несуществующий в действительности показатель с целью воспользоваться гражданскими торговыми правами (так, мещанин, объявивший фиктивный «капитал», но уплативший при этом налог, вступал в купеческое сословие). Равномерность обложения нарушалась также тем, что некоторым представителям купечества позволено было записываться в «семейный капитал» без платежа отдельного купеческого сбора.

В первой четверти XIX в. (до проведения в 1824 г. реформы промыслового обложения) все изменения в системе торгово-промышленного обложения шли по трем направлениям: возвышение размеров нижних пределов для купеческих капиталов всех трех гильдий, увеличение процентного сбора с объявляемых капиталов и расширение круга плательщиков за счет привлечения к сборам предпринимателей, не принадлежавших к купеческому сословию.

Указ 1807 г. в очередной раз (после 1785 и 1794 гг.) увеличил размер минимально объявленного капитала для приписки к гильдиям, который составил 8 тыс. руб. для третьей гильдии, 20 тыс. — для второй, 50 тыс. руб. — для первой. Вскоре последовало увеличение ставки налога: в 1810 г. было постановлено сверх подати в 1,25%, платимой с объявленных купеческих капиталов взимать еще по «одному полупроценту с рубля». Спустя два года манифестом 11 февраля 1812 г. о преобразовании Комиссии погашения государственных долгов повелевалось значительно увеличить гильдейскую подать: сверх прежней ставки взимать еще по 3% (таким образом, подать с объявленных капиталов увеличилась до 4,75%). Усилив налог с купцов, манифест 1812 г. заложил и новые основы обложения торгово-промышленной деятельности крестьян, которые до этого, действуя лично или от лица помещиков, совсем не платили гильдейской подати. Отныне крестьяне обязывались выбирать особые свидетельства трех родов, за которые должны были уплачивать от 400 руб. до 2,5 тыс. рублей347.

Законодательство того времени облагало промысловым налогом как купцов, так и крестьян, а мещане за предоставленное им право так называемого мелочного торга не платили особых сборов, ограничиваясь уплатой подушной подати. Обложение торгово-промышленной деятельности, Построенное на сословном начале, не являлось равномерным и охватывало далеко не все предпринимательские слои. Это был своеобразный сбор, взимавшийся не по размерам торгово-промышленной деятельности и не по какому-либо определенному промысловому кадастру, а по суммам добровольно заявленных каждым лицом капиталов.

Доход от гильдейского обложения вслед за повышением ставки до 4,75% и привлечением к уплате крестьян увеличился в 3,5 раза и достиг в 1813 г. суммы, превышавшей 15 млн. рублей. Но, начиная со следующего года, он стал неуклонно падать, составив в 1824 г. лишь около 9 млн. рублей348. Падение налоговых поступлений, побудило правительство приступить к решительной реформе промыслового обложения.

В 1824 г. при непосредственном участии министра финансов Канкрина было разработано, а 14 ноября издано «Дополнительное постановление об устройстве гильдий и о торговле прочих состояний», с введением которого начался второй период в развитии торгово-промышленного обложения, принявшего форму патентной системы. Закон 1824 г. имел несколько принципиальных отличий от предыдущих постановлений. Во-первых, гильдейская подать вместо процентного сбора с объявляемых капиталов была преобразована в неизменный оклад (объявление капитала осталось в силе, но потеряло всякое практическое значение). Во-вторых, для большей равномерности обложения, а также с фискальной целью в торговое обложение было введено новое начало — билетный сбор с излишнего против положенного числа лавок (под «лавками» понимались не только торговые, но и промышленные заведения). В-третьих, для мещан, прежде свободных от промыслового обложения, были установлены особые свидетельства349.

Размер капиталов, объявляемых по гильдиям, был оставлен прежний, и поскольку купцы должны были платить с капитала 4% гильдейской подати, 10% с податного рубля на сухопутные и водяные сообщения (только члены первой и второй гильдии), по 0,25% на земские повинности и в городской доход, стоимость свидетельства (патента) установилась следующая: для первой гильдии — 2 200 руб., второй — 880 руб., третьей — 220 руб. (в 12 губерниях, расположенных в Прибалтике, Малороссии и Белоруссии, была введена льгота для купцов 3 гильдии, обязанных платить за приобретение патента 132 руб.).

Для категории «торгующих крестьян» (занимающихся предпринимательством) правила 1824 г. установили свидетельства шести родов, без различия губерний. Свидетельства первых трех родов давали плательщикам соответственно торговые права гильдейского купечества, но без личных преимуществ, четвертого — торгующего мещанина, пятого и шестого — позволяли заниматься ремеслами, мелочным торгом, брать подряды и т.д. Стоимость крестьянских свидетельств была выше, чем купеческих, и составляла для первых трех родов, соответственно, 2 600, 1 100 и 400 рублей. Торгующие мещане, имеющие право вести торгово-промышленные занятия меньшего масштаба нежели купцы, должны были платить за приобретаемые патенты: в столицах — 120 руб., в губернских городах — 80, в «льготных» (западные губернии), уездных и заштатных городах — 40 рублей. Сверх указанных сборов купцы, а также крестьяне, выкупившие свидетельства трех первых родов, получали право «безденежно» содержать три лавки, а за каждую дополнительную платить по двум первым-гильдиям (родам) в столицах 100 руб., в остальных местах — 75, по третьей гильдии — соответственно, 75 и 50 рублей.

«Положение» 1824 г. сначала способствовало увеличению поступлений промыслового налога. В 1825 г. он составил свыше 13 млн. руб. по сравнению с 9,5 млн. в предыдущем году. Но затем началось неуклонное падение поступлений с 10,8 млн. руб. в 1826 г. до 7,8 млн. руб. в 1828 г.350 Обременительность и чрезмерность налоговых ставок вынуждала мещан заниматься предпринимательством без получения патента, по этой же причине сократилось число лиц, получавших крестьянские свидетельства. Правительству пришлось пойти на уступки, и указами, принятыми в 1826 и 1827 гг., была понижена стоимость купеческих свидетельств третьей гильдии, мещане освобождены от необходимости выборки патентов, ставка промысловых сборов для крестьян была сравнена с купеческими, крестьянские свидетельства пятого и шестого родов отменены. С 1830 г. падение доходов от торгово-промышленного обложения прекратилось и наметился постепенный рост, составивший 5,2 млн. руб. (против 2,2 млн. в 1830 г.)351.

* * *


Конец 30-х — начало 40-х гг. XIX в. был отмечен тремя подряд неурожайными годами (1839, 1840, 1841 гг.). В довершение всех этих испытаний Россия все больше втягивалась в затяжную Кавказскую воину, наносившую ощутимые удары по государственному бюджету. Многочисленные настойчивые требования министра финансов либо о совершенном прекращении военных акции на Кавказе, либо о быстром усмирении мятежных горцев, оставались без внимания, и в мае 1844 г. Е.Ф. Канкрин подал в отставку и был уволен со своего поста.



347 Рудченко И.Я. Исторический очерк обложения торговли и промыслов в России. СПб., 1897. С. 109-112.
348 Там же. С. 117.
349 Гензель П. Промысловое обложение в России. СПб., 1900. С. 7.
350 Рудченко И.Я. Указ. соч. С. 132.
351 Там же. С. 146.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2101

X