А.В. Дёмкин. Воспоминания о профессоре Александре Александровиче Преображенском
В 1978 г. я окончил Исторический факультет МГУ по кафедре Истории СССР периода феодализма и был распределен в аспирантуру. Как-то в один из июньских дней ко мне подошел мой научный руководитель по написанию дипломной работы, профессор Анатолий Дмитриевич Горский. Он сообщил, что есть возможность поступать на аспирантуру Института истории СССР АН СССР. Причем он оценивал этот вариант как более предпочтительный для меня. Я был несколько смущен подобным предложением. Ведь в Институте истории я никого не знал, никогда в нем не бывал, да и перспектива сдачи соответствующих экзаменов в незнакомом научном учреждении если и не пугала, то серьезно настораживала. Однако, подумав день-два, в особенности под влиянием аргументации А.Д.Горского, я согласился. Последовал мой звонок в аспирантуру академического института, и там мне было сказано, что в моем поступлении заинтересован ряд лиц, в числе которых назывался и Александр Александрович. Я успешно сдал экзамены и был зачислен в аспирантуру Института истории СССР по сектору Истории СССР периода феодализма. Александр Александрович к тому времени всего год как руководил сектором. При первой нашей встрече бросились в глаза его интеллигентность, деликатность и исключительная доброжелательность. Александр Александрович сказал, что, если я не возражаю, он готов стать моим научным руководителем. Выбор темы кандидатской диссертации произошел удивительно легко. Правда, мне пришлось поменять проблематику: в университете я специализировался по истории феодальной земельной собственности XVI века, а теперь мне было предложено заниматься историей торговли и промышленности России XVII-XVIII веков. Мой научный руководитель максимально учитывал мои научные планы. Кроме того, я еще не так уж сильно «увяз» в сюжетах своей дипломной работы, был достаточно мобилен, да и перспектива архивных розысканий радовала.

К сожалению, мне не довелось бывать в доме Александра Александровича и все впечатления о нем почерпнуты мной из встреч в Институте истории. Присутствуя на заседаниях сектора, я сразу отметил удивительное спокойствие и внимание заведующего сектором к сотрудникам. Александр Александрович не то что не повышал голос на кого-либо, но и не было даже намека на подобное, а ведь заседания коллектива, подчас, приобретали весьма и весьма острый характер. Он давал высказаться всем желающим, причем не ограничивал выступающих. По этой причине заседания сектора иногда длились по 34 часа. Но это было проявлением уважительного отношения руководителя ко всем сотрудникам без исключения. В секторе феодализма тогда числились свыше 30 человек, которые были представителями разных научных школ, да и взаимоотношения иногда оставляли желать лучшего. Александр Александрович не просто выполнял роль умиротворяющего начала. Он, не увлекаясь какими-либо административными методами, направлял энергию коллег в позитивное русло выполнения плановых заданий. К каждому он имел свой, индивидуальный подход, никогда не отказывал в беседе с глазу на глаз, и этот, так сказать, товарищеский стиль руководства приносил весьма ощутимые плоды.

Особо подкупал меня, аспиранта, а затем научного сотрудника, стиль общения Александра Александровича с учениками. Он никогда не навязывал свою точку зрения, не диктовал свои условия. Александр Александрович умел слушать. Как мудрый наставник, он высказывал замечания в тактичной форме так, что они походили на предложения по улучшению той или иной формулировки. Тот же такт был свойственен А.А.Преображенскому-редактору. Замечания на мои рукописи носили исключительно конкретный и точный характер. Вообще Александр Александрович был врагом многословия, замечаний «вообще» и «обо всем». Он ценил авторскую индивидуальность и никогда не стремился исправлять чей-то текст «под себя».

Александр Александрович Преображенский не являлся автором одной темы, как это нередко бывает среди профессиональных историков. В молодости, после окончания МГИАИ, он волею судеб оказался на архивной работе в Красноярске. «Прикипев» к уральско-сибирской тематике, он посвятил ей немало трудов, в частности две монографии. Но Александр Александрович отнюдь не был только «сибиреведом». В его научные интересы входили разнообразные вопросы социально- экономической и политической истории России по XVIII столетие включительно. А.А.Преображенский внес большой вклад в теоретическое осмысление проблематики отечественной истории и входил в число основных участников дискуссий в исторической науке 50-80-х годов XX столетия. Он много занимался, особенно в последние годы жизни, разработкой патриотической темы в научно-популярном жанре исторической литературы, а также посвятил ушедшим из жизни коллегам и друзьям ряд запоминающихся и проникновенных биографических очерков, изданных отдельной книгой.

Александр Александрович принадлежал к фронтовому поколению, к тем его представителям, которые пошли на фронт со школьной скамьи. В нем проявились лучшие качества солдат-фронтовиков: патриотизм, гражданственность, воля к победе и понимание ценности жизни любого человека, каким бы сложным характером он ни обладал. Александр Александрович был и остался до конца своих дней советским человеком в лучшем понимании этого слова. Бесценен его вклад в отечественную историческую науку, а его ученики и последователи продолжают, по мере сил, его дело.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2886

X