Девка

Отставной поручик Хемниц в прошении, поданном мировому судье 35-го участка Санкт-Петербурга А. Д Дурново (1870-е годы), жаловался на мещанку Тихонову за оскорбление своей сестры. В свою очередь Тихонова жаловалась на нанесенную ей обиду словом «девка». Хемницу — лет под пятьдесят, болезненный вид. Тихонова — 24 лет, довольно представительной наружности.

СУДЬЯ (Хемницу). Какими словами госпожа Тихонова оскорбила вашу сестру?

ХЕМНИЦ. Она сказала: «Пусть барышня сама приходит убирать мою комнату».

ТИХОНОВА. Не так. Когда прислуга господина Хемница объявила мне, что перестанет убирать комнату, я ей ответила: «Это дело твое, а мы деньги заплатили, так пусть хоть сами господа убирают, если тебе не велят».

ХЕМНИЦ. Вы сказали: «Барышня пусть убирает». То есть моя сестра — девица, дворянка!

ТИХОНОВА. А я не «девка». Девкой нельзя называть ту, которая своими трудами живет. Это для меня оскорбление.

ХЕМНИЦ. Никакого в этом нет оскорбления. Если бы вы были благородная, вас называли бы барышня, девица. Если бы вы были молоденькая, как вон Елена (девушка 16 лет, прислуга Хемница), вас звали бы девушкой. А коль скоро вы незамужняя мещанка и в зрелых летах, то вас иначе и нельзя назвать, как девкой. Вот и все.

ТИХОНОВА. Вы писали, что я с Толстым в связи. Это тоже оскорбление.

ХЕМНИЦ. Этого-то я и не помню. Господин Толстой, действительно, выдавал вас госпоже Матисон за свою сестру. А это неверно. Я еще не заявляю того, за что вы Елене предлагали денег.

ТИХОНОВА. За услугу, за труд.

ХЕМНИЦ. Нет-с. Вы ее сманивали, сбивали. Она девушка молодая…

СУДЬЯ. Это к делу не касается.

Матисон показала, что Тихонова выразилась: «Скажи своим барышням, чтобы убрали». Елена Изотова: «Скажи своим господам, чтобы сами убирали, ежели тебе не велят».

СУДЬЯ. Вы комнату с прислугой или без прислуги нанимаете?

ТИХОНОВА. С прислугой, которая должна все делать.

ХЕМНИЦ. Чтобы самовар ставить и сапоги чистить. А за все остальное они особо должны платить прислуге.

СУДЬЯ. Нанимали комнату при вас?

ХЕМНИЦ. Нет, в кухне.

СУДЬЯ. Не можете ли примириться?

ХЕМНИЦ. Так уж и быть, прощаем ей.

ТИХОНОВА. А я не мирюсь. За слова «девка», «в связи» прошу наказать его.

ХЕМНИЦ. Я и сестра поступаем благородно — прощаем. А она еще недовольна! Незамужняя и в таких летах мещанка — всегда девка. Это верно. Другое дело — благородная… Я — человек больной, офицер, в душевной тревоге.

Судья постановил дело по претензии Хемница к Тихоновой прекратить, а жалобу Тихоновой на Хемница передать прокурорскому надзору для дальнейшего расследования.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3252