Публичное распитие вина

В столовой подмосковного города Дмитрова 24 июля 1919 года в отдельном кабинете обедали заведующий уездным продотделом А. М. Кисилев и заведующий городской свечной лавкой М. Г. Пономарев. В соседний кабинет зашло в это время перекусить более высокое должностное лицо — секретарь исполкома товарищ Евдокимов, который и услышал за перегородкой громкие голоса. Он решил ознакомиться с означенным шумом, для чего и отложил временно трапезу. Каково же было его возмущение, когда за перегородкой он обнаружил двух знакомцев, которых недолюбливал. Праведный гнев секретаря исполкома вызвали не наличие в отдельном кабинете двух советских ответственных работников, а наличие у них под столом уже на две трети опорожненной бутылки церковного вина. Товарищ Евдокимов был дока по части сыска и не преминул сунуть нос и в подозрительный стакан, красовавшийся на столе в равном удалении от обоих обедавших… Из него пахло точь-в-точь так же, как и из бутылки!

Так и не начав трапезы, товарищ Евдокимов помчался с конфискованными бутылкой и стаканом прямиком в уездную уголовно-следственную комиссию. Здесь он сдал вещественные доказательства должностного преступления и поведал о проведенном расследовании. Уже через день о возмутительном нарушении сухого закона он докладывал на очередном заседании исполкома, члены которого почти единогласно постановили начать следствие по вскрывшемуся факту.

В России шла братоубийственная Гражданская война, диктовавшая жуткие нравы: расстрелы на месте, без суда, без показаний свидетелей и допросов подозреваемых. И в эти же дни рассылались десятки повесток, заседали дмитровские и московские следственные комиссии, было запротоколировано пятнадцать допросов об одном и том же — пахнущем вином стакане.

Наконец следствие пришло к выводу, что к стакану приложился еще один нарушитель сухого закона, успевший покинуть столовую до появления в ней товарища Евдокимова, — заведующий подотделом торговли продотдела Д. К Ковалкин.

Следствие набирало обороты. Терпеливые барышни перепечатывали ворохи заключений, выписок, постановлений. Потом подшивали обретшие плоть слова в папки, нумеровали листы, украшая особо важные из них печатями.

Делопроизводство кипело вплоть до 6 декабря 1919 года, когда, наконец, собрались члены ревтрибунала для вынесения приговора. Вникнув в суть дела, они развернули дискуссию, по окончании которой признали всех троих подсудимых виновными «в публичном распитии вина в Советской столовой». Кисилева и Ковалкина, кроме того, как представителей власти, дополнительно обвинили «в дискредитации Советской власти». Наконец, когда все факты рассмотрели со всех возможных сторон и запротоколировали общее мнение по поводу происшествия с пахнущим стаканом, члены ревтрибунала постановили: «На основании амнистии от 5 декабря 1919 года дело № 546 прекратить».

Если бы с таким же усердием в Советской России разбирали дела голодных мужиков и баб, пойманных на рынках с кульками муки и соли, может быть, смогли бы сохранить жизни тысяч наших соотечественников, расстрелянных за спекуляцию без суда и следствия.

По документам ЦГАМО, фонд 4612, опись 1, дело 445.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3753