Семейные праздники

Важное место в череде праздников в окружении Петра Великого занимали именины и дни рождения царя, его родственников и ближайших друзей, а также такие семейные памятные даты, как день второго бракосочетания государя.

Свое 36-летие Петр I отметил 30 мая 1708 года в Нарве, где присутствовал «при обращении лютеранской кирки в православную церковь», а затем вместе с прибывшими из Москвы вдовствующими царицами Марфой Матвеевной и Прасковьей Федоровной и своими сестрами Екатериной, Феодосией и Натальей поехал в Кроншлот, где они «проводили время в осмотре флота, в развлечениях на воде и в праздновании дня рождения Его Величества. Затем они вернулись в Петербург, чтобы месяцем позже «выехать в Нарву, провести там день тезоименитства государева»(345).

В Петербурге Петр обычно отмечал свои дни рождения и именины весело и с размахом. Например, в конце мая 1710 года он устроил в петербургском кружале пир, на котором в числе прочих гостей присутствовали датский посланник Юст Юль и польско-саксонский посланник Фридрих Фицтум. После обеда все гости перебрались в дом князя Меншикова, куда явились также Екатерина Алексеевна и дочери покойного царя Иоанна со свитой. Как отметил Юль, «тут снова весело кутили, пили и танцевали». По свидетельству датского дипломата, вельможи не поскупились: Меншиков подарил царю 100 тысяч рублей и, кроме того, 28 восьмифунтовых пушек, отлитых по распоряжению светлейшего князя в Нарве. Тайный советник Иван Алексеевич Мусин-Пушкин презентовал государю 20 тысяч рублей(346).

В день Петра и Павла в 1710 году большой пир был устроен у князя Меншикова. Юст Юль рассказывает об этом празднике: «…много ели, много пили и много стреляли; и разгула, и шума было здесь столько же, сколько на любом крестьянском пиру. Среди обеда внесли цельного жареного быка; жарили его в течение двух дней. Попойку и кутеж мы выносили до 4 ч. утра». На следующий день в доме светлейшего «было большое собрание, состоявшее как из мужчин, так и из женщин. Тут все присутствующие без различия пола и состояния вынуждены были прыгнуть в канал, вырытый князем на его счет у его дома, и простоять там два часа кряду, выпивая заздравные чаши. Одни только царевны были пощажены». «Что до меня, — гордо заявляет Юль, — то я от этого мужицкого праздника устранился»(347).

По свидетельству английского посланника Джеймса Джеффриса, день рождения царя в 1719 году «отпразднован был большим пиршеством»: «Его Величеству минуло 47 лет. Он поутру пожаловал орден Св. Андрея Первозванного барону Шафирову, затем около полудня прибыл в церковь. После молебствия с укреплений раздались пушечные выстрелы, государь же отправился в здание почтамта, где приготовлен был стол для дворян и других знатных особ. Были приглашены и иностранные уполномоченные». Радостное настроение виновника торжества усугубилось полученным в этот день известием о победе, одержанной 24 мая ревельской эскадрой над шведами(348).

Празднование именин Петра 129 июня 1721 года отражено в дневнике Берхгольца: «Было тезоименитство царя, которое здесь почти более празднуется, чем день его рождения». Около одиннадцати часов утра царь вышел к стоявшей в строю гвардии. Голштинский камер-юнкер отметил: «…после первого залпа из ружей он хотел поспешно удалиться: вероятно, ему или очень хотелось кушать (так как он обыкновенно обедает в 11 часов), или он был занят какими-нибудь мыслями и забыл про обычный порядок, по которому эти залпы повторялись три раза. Но князь Меншиков побежал за ним и спросил, не угодно ли ему будет остаться до окончания стрельбы. Тогда царь воротился, выждал, пока всё кончилось, и ушел… Уходя, он сильно тряс головой и подымал плечи, что было признаком, что мысли его заняты чем-нибудь другим и что он в дурном расположении духа». После обеда высшее общество собралось в Летнем саду. Государь явился туда, когда все уже были в сборе и гуляли по аллеям. С его приходом в галерее начались танцы. По уже заведенному порядку бал открыли Петр с Екатериной, герцог Карл Фридрих — с Анной Петровной и Меншиков — с Елизаветой Петровной. «По окончании этого веселого танца, — рассказывает Берхгольц, — выбирали некоторых из наших кавалеров, в том числе и меня, — а потом я имел еще честь танцевать с младшею принцессою (Елизаветой. — В.Н.) английский танец[66]. После бала, продолжавшегося довольно долго, все отправились по домам, и мы радовались, что можем отдохнуть после всех этих празднеств»(349) (как мы помним, за два дня до именин Петра I с большим размахом отмечалась годовщина полтавской победы).

Берхгольц описал также празднование именин Петра 129 июня 1723 года, отметив, что «в этот день вся императорская фамилия была очень весела».

Утро началось с богослужения, на котором присутствовал весь императорский двор. По окончании литургии пушки Санкт-Петербургской крепости и Адмиралтейства отсалютовали одним залпом. Петр I вышел из церкви и на лодке переплыл через Неву к полкам гвардии, которые стояли в строю на лугу перед Летним садом. Гвардейцы приветствовали государя беглым ружейным огнем, а затем в стройном порядке под музыку отправились в свои казармы.

В пять часов вечера пушечный выстрел возвестил, что знатные особы приглашаются на гулянье в Летнем саду. Гости на буерах, торншхоутах и других мелких судах проплыли по Неве и причалили к Адмиралтейству, где император при пушечной пальбе с адмиралтейских валов «окончательно устраивал киль у своего большого вновь строящегося корабля». Всем присутствовавшим поднесли по стакану вина, затем гости на своих судах поплыли к Летнему саду, где уже находились три цесаревны и великий князь Петр Алексеевич с сестрой Натальей. Участники торжества гуляли по аллеям сада или сидели за столами. «В саду, — отметил Берхгольц, — я с удивлением смотрел на иностранных корабельщиков (которые могут свободно являться на все празднества, назначаемые в саду, где имеют и свой особый стол): они сидели с императором, который поместился между ними, в своих шапках и шляпах на головах, и толковали с ним без всяких церемоний, потому что его величество с такими людьми обходится очень милостиво и с большим удовольствием пускается с ними в разговоры о мореплавании и торговле». После прогулок и легкого ужина начались танцы, продолжавшиеся до полуночи; после чего «начался фейерверк, который устроен был на реке перед садом; но он состоял только из ракет, воздушных шаров, швермеров, огненных колес и тому подобного»(350).

С неменьшим размахом отмечались тезоименитства светлейшего князя Александра Даниловича. Английский посланник Ч. Уитворт сообщил статс-секретарю Р. Гарлею, что 23 ноября 1707 года, в день именин князя Меншикова, в его дворце в Немецкой слободе состоялось большое празднество. Обедом заведовали князь Матвей Петрович Гагарин и царский лейб-медик доктор Роберт Арескин. К столу были приглашены около четырехсот знатнейших гостей. Уитворт рассказывает: «Царевна Наталья, любимая сестра государя, вдовствующая царица (Прасковья Федоровна. — В.Н.), три молодые княжны, ее дочери, и все дамы обедали в особом покое. В большой зале приготовлено было несколько столов для мужчин, среди которых первое место занимал царевич-наследник (Алексей Петрович. — В.Н.) и находились самые знатные лица. Между прочим удостоился приглашения и я. Князь Гагарин провозгласил первый тост за здоровье его величества, а затем его высочество царевич-наследник пил за ее величество королеву (Анну Английскую. — В.Н.). Каждый из этих тостов сопровождался залпом из пятидесяти орудий… Вечером был выход, затем бал; торжество закончилось двумя прекрасными фейерверками»(351).

Через год Уитворт писал из Москвы уже новому статс-секретарю Чарлзу Бойлю: «Вчера день рождения князя Меншикова праздновался здесь с большою торжественностью. Царевич-наследник, вся знать, старшие сановники, датский и прусский посланники и я — приглашены были во дворец князя на большой обед; при чем пили за здоровье царя, ее величества, королей Датского и Прусского, при залпах из двадцати пушек при каждом тосте. Вдовствующую царицу и царевен угощали в то же время в отдельных покоях. Всё торжество до самого конца прошло при общем удовольствии»(352).

Ни один год не обходился без широкого празднования дня рождения или именин Меншикова. Сразу же по приезде из Нарвы в Петербург 4 декабря 1709 года царь собрал иностранных дипломатов на обед в доме генерал-адмирала Апраксина, устроенный по случаю дня рождения Александра Даниловича. Присутствовавший на нем датский посланник Юст Юль подметил несколько интересных особенностей русских великосветских мероприятий: «…за этим обедом все, даже сам царь, ели деревянными ложками. Несмотря на русский шестинедельный пост, за столом подавали как рыбу, так и мясо. Обедавшие лица, до капитанов включительно, сели за один стол с царем. Стол был длинный, как у нас в застольных… У Апраксина приходилось пить много, и никакие отговорки не помогали; каждая заздравная чаша сопровождалась выстрелами». После обеда Юль попросил у царя разрешение отлучиться домой по важному делу, но это было строжайше запрещено. Несколько человек получили приказание следить за тем, чтобы датский посланник как-нибудь не ускользнул. Тем временем «шла попойка, шуты орали и отпускали много грубых шуток, каковым в других странах не пришлось бы быть свидетелем не только в присутствии самодержавного государя, но даже на самых простонародных собраниях». Датский дипломат всё же сумел незаметно покинуть помещение, выполнил положенные дела и снова вернулся в дом Апраксина. «Затем, — рассказывает он, — мы всю ночь напролет проездили взад и вперед, были в одиннадцати местах и всюду ели и пили в десять раз больше, нежели следовало». Завершение праздника описано Юлем необычайно красочно: «Кутеж, попойка и пьянство длились до 4 ч. утра. Всюду, где <мы> проходили или проезжали, на льду реки и по улицам лежали пьяные; вывалившись из саней, они отсыпались в снегу, и вся окрестность напоминала поле сражения, сплошь усеянное телами убитых». На другой день все сидели по домам, «никто не знал и не хотел знать, где находится царь, так что после вышеописанного кутежа в течение двух дней нельзя было разыскать царя и говорить с ним»(353).

Однажды празднование тезоименитства жены Петра I переросло в теологический диспут. Анри Лави сообщил Гийому Дюбуа 8 декабря 1719 года: «Во вторник, согласно обычаю, праздновали день Св. Екатерины, именины Ее Величества царицы. Царь сидел за большим столом с архиереем и многими другими высшими духовными лицами и избранными священниками и держал к ним довольно длинную речь насчет постановлений первоначальной церкви. Он сказал им, что, по его убеждению, это огромное количество постов и совершаемых попами церемоний менее приятны Богу, чем сокрушенное и смиренное сердце, и увещевал их превыше всего поучать народ нравственности, потому что тогда суеверие исчезнет мало-помалу в его государстве и подданные его станут Богу служить лучше, а ему вернее»(354).

День именин старшего сына царя, Алексея Петровича, отмечался 17 (29) марта. «По заведенному порядку, — сообщает Юль, — день этот царь отпраздновал (в 1710 году. — В.Н.) в Петербургском кружале пиром, на котором было от двухсот до трехсот человек, дудевших, свистевших, певших, кричавших, куривших и дымивших в присутствии царя. Кушанья подавались исключительно рыбные… Праздник в этот день прекратился рано, так как царь, по его словам, чувствовал себя нехорошо»(355).

После рождения великой княжны Натальи Алексеевны, дочери царевича Алексея Петровича (1714), а затем и царевны Натальи Петровны, младшей дочери Петра I (1718), их именины также вошли в число официальных семейных праздников. Одно такое торжество, состоявшееся 26 августа 1724 года, отражено в дневнике Ф. В. Берхгольца. Оно состоялось в Летнем саду. Петр I не присутствовал там по причине болезни, поэтому его супруга и племянницы-герцогини Екатерина Иоанновна и Анна Иоанновна также не приехали. Цесаревны Анна и Елизавета привезли свою маленькую сестру Наталью, а также племянников Наталью и Петра. Обе именинницы принимали поздравления и подавали гостям рюмки с венгерским вином. После этого угощения молодые члены императорской семьи удалились и празднество окончилось без обеда и танцев(356).

День рождения великого князя Петра Алексеевича отмечался 12 октября. Празднование его девятилетия в 1724 году в галерее Летнего сада также описано в дневнике голштинского камер-юнкера Берхгольца. К пяти часам вечера «съехалось большое общество дам и кавалеров и собрались все иностранные министры. Императрица с принцессами, маленьким великим князем и дамами кушала отдельно; кавалеры же сидели за двумя длинными столами». Обед продолжался около полутора часов, затем начались танцы. Их открыл полонезом[67] герцог Карл Фридрих Гольштейн-Готторпский в паре с Екатериной Алексеевной; вместе с ними танцевали цесаревны Анна и Елизавета с братом-именинником и принцем Карлом Гессен-Гомбургским. В девять часов вечера праздник был окончен(357).

К числу ежегодных семейных праздников относилась годовщина свадьбы Петра I и Екатерины Алексеевны, состоявшейся 19 февраля 1712 года. В донесении английского резидента при российском дворе Джорджа Макензи статс-секретарю лорду Таунсгенду от 21 февраля 1715 года отмечено: «Прошлую субботу царь семейно праздновал день своего бракосочетания с нынешней царицей. День этот совпадает с днем рождения царевича-наследника, но его высочество уехал накануне ночью в одну из ингерманландских деревень, назначенных ему отцом в собственность»(358).

Со временем празднования годовщин бракосочетания царской четы становились всё более пышными. Яркое описание торжеств 1721 года содержится в донесении французского посланника Жака Кампредона министру иностранных дел Франции Гийому Дюбуа от 3(14) марта. Памятная дата выпала на воскресенье. К этому случаю как раз приспела и аудиенция вновь прибывшего посланника у государыни, назначенная на десять часов утра. «В ее передней, — сообщал Кампредон, — я нашел всех украшенных голубыми орденскими лентами сановников с кн. Меншиковым. Когда, спустя немного времени, царица вышла, со всеми своими придворными дамами, в великолепном наряде, вся покрытая драгоценными каменьями, я сказал ей короткую приветственную речь, которой она осталась, по-видимому, довольна. После этого меня, от имени царя, пригласили на большую ассамблею, долженствовавшую происходить в почтовом доме. Царь с царицей прибыли туда со всем двором в пять часов вечера, по возвращении с катанья в санях, из коих в каждых помещается от 12 до 15 человек. Для царицы и прочих придворных и просто приглашенных дам имелся отдельный покой с довольно изящно накрытым столом, куда не входил ни один мужчина, кроме тех, которые прислуживали царице и ее детям».

«Вдоль стен залы, где собрались мужчины, — продолжает посланник, — расставлены были три длинные стола, каждый в 60 кувертов[68], уставленные холодными мясными блюдами. Царь поместился за тем столом, за которым сидели моряки. Распорядителем праздника был кн. Меншиков. Он сидел в конце стола, за которым вперемежку и без всяких чиноотличий разместились сановники в голубых лентах (кавалеры ордена Святого Андрея Первозванного. — В.Н.), прочие московские князья и иностранные министры». За другим столом сидел шутовской «патриарх» с дюжиной «священников» Всешутейшего собора «в одеждах в роде кардинальских и которых единственная обязанность состояла в том, чтобы пить много вина-водки и курить табак». Напротив них находились казацкие депутаты, прибывшие в столицу с подарками царю.

«Кн. Меншиков, — пишет далее французский дипломат, — несколько раз провозгласил тосты, обнося большие стаканы венгерского вина, которые надо было пить без милосердия, и самый большой — за здоровье флота, составляющего главную радость Царя. Выходить из-за стола не дозволялось; многие тут же заснули, и я сам не вышел бы живым, если бы не начался великолепный фейерверк, отвлекший внимание провозгласителей тостов. Я воспользовался причиненным им беспорядком и перешел в покой царицы, где происходили танцы». В этом зале Кампредон встретил юных дочерей Петра I Анну и Елизавету, которые, по его мнению, «очень хороши собой и прекрасно сложены, так же как и маленький принц (внук царя Петр Алексеевич. — В.Н.), именуемый здесь великим князем».

Государь во время этого праздника пребывал в приподнятом настроении. По словам Кампредона, «во время ужина царь несколько раз вставал, провозглашал сам тосты то за тех, то за других, время от времени входил к царице и подпевал певцам, голоса коих были не из самых приятных. Затем он протанцевал польский с царицей, а принцессы танцевали с гг. канцлером, Толстым, Долгоруким и кн. Голицыным. По окончании этого танца царь совершил церемонию обручения сына канцлера с дочерью князя Ромодановского, вслед за тем он сам обнес вином всех родственников и друзей обрученных; царицу он поцеловал в лоб, после чего все разъехались»(359).


345. Сб. РИО. Т. 50. С. 15,18,28.

346. См.: Юль Ю. Указ. соч. С. 176,178.

347. Там же. С. 189-190.

348. Сб. РИО. Т. 61. С. 545.

349. Берхгольц Ф. В. Указ. соч. С. 150 — 153.

350. Там же (окончание). С. 96 — 97.

351. Сб. РИО. Т. 39. С. 433.

352. Там же. Т. 50. С. 115.

353. Юль Ю. Указ. соч. С. 88.

354. Сб. РИО. Т. 40. С. 66-67.

355. Юль Ю. Указ. соч. С. 151 — 152.

356. См.: Берхгольц Ф. В. Указ. соч. С. 245.

357. См.: Там же. С. 255-256.

358. Сб. РИО. Т. 61. С. 357.

359. Там же. Т. 40. С. 166-169.


66 Английский танец, англез (фр. danse anglaise) — одна из разновидностей контрданса английского происхождения. Контрданс (англ. country dance — деревенский танец) впервые упоминается в 1579 году. В XVII веке он появился в Нидерландах и Франции, постепенно вытеснив менуэт. Его доступность, живость, возможность участия любого количества пар, образующих круг или две линии танцующих, сделали его в XVIII — XIX веках очень популярным в Европе, в том числе и в России. Возникли многочисленные разновидности контрданса: кадриль, гросфатер, экосез, тампет, лансье, котильон, предур и др.

(обратно)

67 Полонез (фр. polonaise) — имеющий польское происхождение торжественный танец-шествие, как правило, исполнявшийся в начале бала; танцующие пары двигались по установленным правилами геометрическим траекториям.

(обратно)

68 К у в е р т (от фр. couvrir — накрывать) — полный столовый прибор торжественной сервировки на парадном обеде.

(обратно)

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6539