Викториальные торжества

Новым явлением в общественной жизни России со времени царствования Петра Великого стали праздники по случаю побед русской армии над шведами. Впервые эта разновидность празднеств появилась в 1709 — 1710 годах после побед у деревни Лесной и под Полтавой, а к 1720-м годам в Петербурге и других городах России отмечалось семь «дней воспоминаний викторий», которые были посвящены основным событиям Северной войны: взятию Шлиссельбурга и Нарвы, Калишской битве, сражениям у Лесной и под Полтавой, морским победам при Гангуте и Гренгаме. В 1721 году было введено ежегодное «воспоминание» Ништадтского мира.

Дни памяти Полтавы и Ништадтского мира отмечались церковью по всей стране, другие — в зависимости от местонахождения Петра I и царского двора: в различных городах страны от Риги до Астрахани, а также за границей. В источниках зафиксировано празднование викториальных дней царем и его соратниками в Польше, Германии, Франции, Дании. Но основным центром новых торжеств являлся Петербург(321).

Празднование первой годовщины полтавской победы подробно описано датским посланником Юстом Юлем. Петр I вышел к Преображенскому полку, построившемуся за Санкт-Петербургской крепостью, и сделал различные распоряжения относительно расположения гвардейских полков на площади. Затем он пошел в собор, встал по обыкновению среди певчих и звучно и отчетливо пел в церковном хоре. После этого царь с Библией в руках громким голосом прочел перед всей паствой главу из послания апостола Павла к римлянам, а потом снова присоединился к певчим. По окончании обедни государь со своей свитой вышел на площадь к гвардейским полкам, которые стояли кольцом. Архимандрит Феофилакт Лопатинский под открытым небом произнес проповедь, которая закончилась молебном. Затем раздался пушечный выстрел, послуживший сигналом к началу пальбы с крепостного вала, Адмиралтейской верфи и четырех фрегатов, которые накануне праздника были специально расставлены на Неве. По знаку царя солдаты Преображенского полка завершили салют залпом из мушкетов. Петр потребовал чару водки и выпил ее за здоровье воинства. С площади государь и сопровождавшие его лица отправились в кружало, где начался пир с основательной попойкой под пушечные выстрелы. После праздничного обеда царь катался по Неве на своем кипарисовом буере. За ним следовали царевны-племянницы на английской шлюпке; дюжина ее гребцов была одеты в кафтаны, капюшоны и штаны из алого бархата, а на груди у каждого висела серебряная бляха размером с тарелку, с выпуклым изображением русского герба. Русские вельможи и иностранные дипломаты также сопровождали царя на шлюпках.

Затем Петр со всей компанией вернулся в кружало, где все оставались до двух часов утра; расставленные по всем углам караулы не позволяли гостям выйти за дверь. В этот день государь надел старую шляпу-треуголку, пробитую пулей в Полтавском бою(322).

Свидетельство о праздновании двенадцатой годовщины великого сражения оставил голштинский камер-юнкер Фридрих Вильгельм Берхгольц. Торжественная литургия совершалась на большой площади, перед церковью Святой Троицы, где «стояла обширная палатка с алтарем внутри, перед которым собралось все знатнейшее духовенство». Петр I находился шагах в пятидесяти от алтаря, «в том самом одеянии, которое было на нем в день Полтавского сражения, то есть в зеленом кафтане с небольшими красными отворотами, поверх которых была надета простая черная кожаная портупея. На ногах у него были зеленые чулки и старые изношенные башмаки. В правой руке он держал пику, как полковник гвардии, а левою придерживал под мышкой старую, очень простую шляпу. Позади его стояли подполковники гвардии: по правую сторону князь Меншиков, по левую — генерал Бутурлин, а за ними, в три или четыре ряда, большое число обер-офицеров, все с пиками в руках и шляпами под мышкой». Поодаль стояли в строю полки гвардии в полном сборе. Царица Екатерина Алексеевна, вдовствующая царица Прасковья Федоровна и придворные дамы наблюдали за богослужением с небольшого балкона, устроенного перед входом в церковь.

После молебственного пения «один из духовных начал читать из книги в золотом переплете, которую другой держал перед ним на бархатной подушке. В продолжение этого чтения царь и все присутствовавшие (исключая иностранцев) стояли на коленях, и когда была пущена ракета, с крепости последовало три залпа изо всех пушек, которым отвечали орудия, стоявшие за палаткою, и вся гвардия — троекратным беглым огнем из ружей, исполненным со всевозможною точностью; наконец, стреляли также с галер, расположенных у берега».

По окончании литургии духовенство вернулось в церковь, а гвардия под предводительством своего полковника-царя направилась к Неве; там были причалены галеры, перевезшие солдат и офицеров на другой берег, где полки стояли лагерем. Берхгольц отметил также, что «на реке, перед царским садом, стоял красиво вызолоченный фрегат, украшенный сотнею или более флагов и вымпелов, с которого палили из пушек во весь этот день».

После обеда состоялось гулянье в Летнем саду, в котором принимали участие Петр I, Екатерина Алексеевна, царевны Анна и Елизавета, маленький великий князь Петр Алексеевич и его старшая сестра Наталья, вдовствующая царица Прасковья Федоровна с младшей дочерью Прасковьей, а также «все здешние знатные дамы и множество кавалеров». Берхгольц отметил: «Все были в самых парадных костюмах, делавших собрание особенно блестящим, и я никогда не видал вдруг столько драгоценных камней…» Прогулки по аллеям завершились небольшим застольем царя с избранными лицами, в числе которых был герцог Карл Фридрих Голынтейн-Готторпский, его будущий зять. Вопреки обыкновению, Петр на этот раз не принуждал гостей к чрезмерной выпивке: «его величество провозгласил тост, который его высочество должен был принять, но затем получил свободу пить столько вина или воды, сколько ему было угодно».

Около девяти часов вечера из галереи вынесли уставленные сластями столы. Начался бал, который был открыт немецким танцем: Петр I танцевал с Екатериной Алексеевной, герцог Карл Фридрих — с Анной Петровной, Меншиков — с Елизаветой Петровной. Потом герцог танцевал с Анной менуэт[58], а после этого царевны попеременно находились в парах с ним и генералом Павлом Ягужинским, считавшимся одним из лучших танцоров в Петербурге. Танцы продолжались до двенадцатого часа ночи.

В полночь на нескольких стоявших на Неве больших барках был зажжен фейерверк. «Между прочим, — отметил Берхгольц, — горело изображение человека с бороною на голове для защиты от дождя и с русскою надписью наверху: Дурное прикрытие. Некоторые думали, что это намек на английскую эскадру, высланную для прикрытия Швеции. Покамест горел этот девиз, было пущено множество ракет, водяных шаров и маленьких бомб… Царица с дамами оставалась в саду до конца фейерверка, но принцесс, по причине вечерней прохлады, давно уже не было. Так кончилось празднование Полтавского сражения, и мы разошлись по домам»(323).

Торжества по случаю полтавской победы в 1723 году описаны тем же автором. Петр I перед обедом снова обрядился в старый мундир, который был на нем в памятные часы великой битвы. Меншиков также носил весь день кафтан и шпагу, «служившие ему в том же сражении». Гулянье в Летнем саду долго не начиналось из-за отсутствия Петра I, который лег отдыхать. Наконец пушечный выстрел возвестил, что государь проснулся. К моменту прихода в сад герцога Карла Фридриха Гольштейн-Готторпского в сопровождении камер-юнкера Берхгольца и прочей свиты там уже были императрица Екатерина Алексеевна, герцогиня Мекленбургская Екатерина Иоанновна, восьмилетний великий князь Петр Алексеевич[59] со своей старшей сестрой, девятилетней Натальей, и множество знатных дам. Вскоре явились цесаревны, пятнадцатилетняя Анна и тринадцатилетняя Елизавета, которые вели за руки свою пятилетнюю сестру Наталью. Младшую дочь Петра I посадили вместе с великой княжной Натальей Алексеевной на небольшую тележку, «в которую была запряжена хорошенькая лошадка», и они долго катались по саду. Императорская семья в полном составе некоторое время постояла у фонтана, в бассейне которого лежал живой тюлень. Затем начались праздничные гулянья, гостям подносили вино. В десять часов вечера начались танцы, но закончились еще до полуночи(324).

В царствование Петра I ежегодно праздновалась годовщина победы русских войск над шведами под Лесной. В октябре 1719 года Лави известил Дюбуа о некоторых деталях этого мероприятия. Царь, сообщал консул, уселся за маленький столик с английскими судостроителями, «имеющими честь состоять у него в большой милости», и завел с ними разговор «по обыкновению о разных разностях».

«Я не беспокоюсь, — заявил царь англичанам, — о союзах, которые заключают или могут заключить против меня; они существуют, лишь покуда интересы всех сторон сходятся. Император, — добавил он, — старается овладеть Сицилией и достиг там успеха благодаря помощи английских кораблей, но, не имея флота, не может сохранить ее за собой без поддержки Англии или какого иного монарха».

Мораль этой сентенции ясна: Петр I давал понять, что Россия как морская держава неуязвима и не может потерять свои завоевания в Прибалтике. Свои рассуждения царь завершил решительным утверждением: «Мы здесь в безопасности и нам нечего бояться, разве только нас выгонят отсюда голодом»(325), — намекая, таким образом, что опасается только морской блокады со стороны английского флота.

Четвертая годовщина победы русско-саксонских войск над шведами под Калишем 15(26) октября 1706 года отмечалась 17(28) октября 1710-го. А. Д. Меншиков задал пир, поскольку празднование совпало с днем рождения его сына. При каждом заздравном тосте производилось по 11 залпов из больших орудий. «Пьянство… тут шло чудовищное», — записал Юст Юль(326).

Особое значение в числе викториальных праздников приобрел день победы русских галер над шведскими кораблями у мыса Гангут (полуостров Ханко в современной Финляндии). Сразу же после «сей преславной виктории», 27 июля 1714 года, Петр поручил Меншикову установить на Троицкой площади «хотя малые какие триумфальные ворота из дерев и протчаго». Губернатор развернул бурную деятельность. 24 августа он распорядился, чтобы все петербургские обыватели «перед своим двором по силе своей, как кто возможет, триумфальные ворота из дерев и протчего и иные подобные знаки поставили». В день вступления в город царя все обязаны были к ночи зажечь перед воротами огни и устроить в окнах «обыкновенные иллюминации». Пять дней спустя Меншиков приказал адмиралтейскому советнику А. В. Кикину объявить всем жителям Адмиралтейской стороны, чтобы «к пришествию его царского величества все улицы были вычищены и, кто какие имеет картины или шпалеры, выставливали б на улицу перед своими домами и прочие всякие пристойные украшенья чинили».

На Троицкой площади по проекту зодчего Доменико Трезини поспешно воздвигались трехпролетные триумфальные ворота с богатым скульптурным убранством. Другую арку для встречи победителей, именовавшуюся морскими триумфальными воротами, Меншиков возвел прямо перед своим дворцом на самом берегу Невы.

Тем временем Петр I с русскими галерами и пленными шведскими кораблями уже подошел по Финскому заливу к Петербургу и в течение 7 и 8 сентября стоял в устье Большой Невы на взморье у Екатерингофского дворца, ожидая окончания приготовлений к торжествам. Когда утром 9-го числа задул благоприятный северо-западный ветер, выделенные для триумфального вступления в город суда двинулись вверх по Неве. Вначале следовали три российские скампавеи[60], за ними трофейные шхерботы[61], потом шесть шведских галер и фрегат «Элефант» с приклоненными книзу шведскими флагами на корме и высоко поднятыми рядом российскими Андреевскими флагами. Затем шла скампавея русского шаутбенахта — им был не кто иной, как сам Петр I. Замыкали шествие судов несколько скампавей с солдатами на борту. С самых окраин города победителей встречала ружейная и пушечная пальба. На каждый такой салют галера Петра I отвечала залпом из всех пушек.

Суда пришвартовались к причальной стенке у Троицкой площади, которая представляла собой пространство вдоль берега Невы, ограниченное с противоположной стороны длинным двухэтажным зданием Гостиного двора. Русские войска и пленные шведы вышли на берег и построились. Шествие на площади открыла рота преображенцев во главе с генерал-майором И. М. Головиным, за ними шли другие русские солдаты и пленные шведы, везли трофейные пушки и шведские знамена. Четыре российских унтер-офицера несли низко опущенный флаг шведского шаутбенахта Эреншельда, а сзади шел он сам. За ним следовал Петр I в качестве шаутбенахта российского флота и полковника преображенцев Петра Михайлова, а за царем — остальные роты Преображенского полка. Государь был одет в зеленый шитый золотом кафтан.

Когда Петр вступил под арку триумфальных ворот, его окружили сенаторы, знатнейшие лица государства и иностранные дипломаты, спешившие поздравить его с победой. Князь-кесарь Ф. Ю. Ромодановский от имени всей России поблагодарил Петра Михайлова «за его храбрость и оказанные им заслуги отечеству». Он же вручил Петру патент на чин вице-адмирала. После этого царь возвратился к своей шлюпке и поднял на ней вице-адмиральский флаг, а затем поплыл во дворец князя Меншикова на Васильевском острове, где всё было приготовлено для большого пиршества. Оно проходило в великолепном Большом зале, площадью 235 квадратных метров. Застолье продолжалось до девяти часов вечера, в нем участвовали высшие российские сановники, генералы, офицеры, иностранные дипломаты и пленные шведские обер-офицеры. Эреншельд сидел на пиру между Петром I и Меншиковым, на нем была подаренная царем новая одежда, богато расшитая серебром(327).

С этого момента установилась традиция ежегодных празднований победы в Гангутской баталии. В июле 1715 года русский флот отмечал ее у Ревеля, в июле 1716-го — у Копенгагена. В следующем году празднование не состоялось по причине отсутствия Петра I (в это время он был во Франции). В конце июля 1718 года флотское торжество вновь состоялось у Ревеля, где царь с флагманами, министрами и несколькими морскими и сухопутными офицерами пировал на корабле «Ингерманланд». Особым размахом отличалось празднование пятой гангутской годовщины. «Вице-адмирал Петр Михайлов» находился тогда в качестве командующего российским военным флотом у острова Лемланд в Аландском архипелаге у входа в Ботнический залив Балтики. В десятом часу утра на флагманский корабль «Ингерманланд» съехались «все министры, и генералы, и флагманы, и офицеры морские и обоих полков гвардии». После благодарственного молебна «распустили все флаги и вымпели на всех кораблях и галерах для украшения и стреляли из пушек наперед с галер один раз и потом из мелкого ружья також один раз беглым огнем с галер, потом со всего флота корабельнаго и с батареи палили из пушек один раз по пятнадцати выстрелов и потом еще с галер из мелкого ружья выстрелили». На обед у царя остались только флагманы, а прочие гости разъехались, но в шестом часу вечера снова собрались и пировали до одиннадцатого часа(328).

В 1720 году День Гангутской баталии отмечался на флоте близ Котлина. Флагманы и офицеры флота пировали на одном из линейных кораблей, «всё общество было разгорячено вином». Характерно, что в этот раз Петр I присутствовал на празднике не в качестве вице-адмирала, а как глава государства. Чествование морской победы одновременно проходило и в Петербурге.

Седьмую гангутскую годовщину флот праздновал у урочища Гаривалдай к западу от острова Котлин. Но Петр I находился в этот момент в столице, где руководил спуском на невские воды нового 66-пушечного корабля «Пантелеймон-Виктория»(329).

В 1722 году, в условиях Персидского похода, день славной гангутской победы также не был забыт. Русская флотилиястала на якорь в Аграханском заливе Каспийского моря. Сначала раздались пушечные выстрелы с судна генерал-адмирала Апраксина, затем находившиеся на лодках солдаты палили беглым огнем из ружей. После этого Ф. М. Апраксин, дипломат П. А. Толстой, бывший господарь Молдавии сенатор князь Д. К Кантемир и высшие военные чины до бригадиров[62] включительно «кушали на галере его величества». Затем торжество продолжилось на флагманском корабле Апраксина. Праздник завершился насильственным купанием гостей в теплой воде Каспийского моря, куда их побросали прямо в одежде с борта корабля. Одновременно годовщина Гангутского сражения праздновалась на Балтийском флоте.

На следующий год знаменательная дата вновь отмечалась российским флотом близ Ревеля, где сосредоточились 24 линейных корабля и пять фрегатов. Около полудня генерал-адмирал Апраксин вышел на шлюпке из Ревеля к флоту. Во время движения его шлюпки на всех кораблях били в барабаны, а команды стояли в строю вдоль бортов. Когда Апраксин прибыл на свой флагманский девяностопушечный корабль «Гангут», красиво расцвеченный флагами и вымпелами, с него было произведено девять пушечных залпов, а затем все 24 российских корабля одновременно выпалили также девять раз. С крепостных укреплений Ревеля был произведен салют из двадцати одной пушки. В четвертом часу вечера на «Гангут» прибыли приглашенные на торжество флагманы, капитан-командоры[63], флотские капитаны и другие чины. Офицеры, участники Гангутской баталии, явились на празднество с золотыми медалями на золотых цепях. На корабле было расставлено множество столов с угощениями. При провозглашении тостов стреляли из пушек, в общей сложности было дано 18 залпов(330).

Одновременно викториальный праздник отмечался в Петербурге. «27-го, поутру, — пишет Ф. В. Берхгольц, — дан был сигнал для всех лейтенантов и последовало приказание, чтоб все начальствующие флотские офицеры русской веры собрались в церкви, в городе, и чтоб на всех кораблях приготовили по 9 выстрелов и палили, как скоро великий адмирал (Ф. М. Апраксин. — В.Н.) даст свои 9 выстрелов… После полудня великий адмирал выехал из города, и так как у него на шлюпке спереди вывешен был его белый адмиральский флаг, то на всех кораблях, мимо которых она проходила, барабаны били марш и люди стояли по бортам. В случае же, если великий адмирал взойдет на какой-нибудь корабль, экипаж должен прокричать трижды "ура!". Когда он прибыл к своему кораблю, который весь очень мило изукрашен был флагами, сперва раздались с него 9 выстрелов, а потом все 24 военных корабля в одно время выпалили свои девять, что произвело страшный шум и, при здешнем прекрасном эхе, походило на раскаты грома». На корабле генерал-адмирала состоялся праздничный обед, на который был приглашен Карл Фридрих Гольштейн-Готторпский со всей своей свитой. Апраксин подробно рассказывал герцогу о Гангутском сражении и сильно напоил его(331).

Десятилетний юбилей Гангутской баталии 27 июля 1724 года стал последней годовщиной славной победы, отмечавшейся при жизни Петра I. Торжества прошли как в Петербурге, так и на флоте, стоявшем в тот день на якоре в Финском заливе. Государь участвовал в юбилейных торжествах в Северной столице. В этот день на воду был спущен семидесятипушечный корабль «Дербент». Затем три орудийных выстрела из Петропавловской крепости послужили сигналом для гостей, что им пора съезжаться на праздник. По свидетельству Ф. В. Берх-гольца, Петр «был в отличном расположении духа, и потому на новом корабле страшно пили. Всё общество оставалось там до 3 часов ночи; но императорские принцессы получили позволение уехать домой еще до 9 часов вечера. Когда они уехали, даже и дамы должны были сильно пить… Между мужчинами, когда вино начало оказывать свое действие, возникли разные ссоры, и дело не обошлось без затрещин»(332).

Торжества на флоте начались около полудня. На флагманском корабле вице-адмирала Д. Вильстера «Леферм» при орудийном выстреле взмыл желтый флаг с синим прямым крестом — сигнал всем кораблям палить из девяти пушек. Такой же флаг был поднят на втором флагманском корабле эскадры — «Святом Андрее» контр-адмирала Н. А. Сенявина. Корабли расцветились флагами и вымпелами, прозвучал мощный артиллерийский салют(333).

Первое празднование победы русского морского отряда над шведской эскадрой у Гренгама, одного из южных Аландских островов, одержанной шестью годами позже гангутской виктории, день в день, состоялось с опозданием, поскольку в ходе войны не всегда находилось время для торжеств. 4 октября 1720 года французский консул Анри Лави сообщил в донесении Гийому Дюбуа: «На прошлой неделе праздновали морскую победу, одержанную русскими над шведами; пиршества, фейерверки, иллюминации продолжались четыре дня. Чтобы придать блеску этому случаю и этим празднествам, перед зданием Военной коллегии воздвигнута была пирамида, которая окружена была 12 фонарями с русскими и латинскими надписями. Напротив большой площади стояли на якоре четыре фрегата, на которых шведский флаг развевался под царским. В честь его царского величества напечатаны были стихи»(334).

Ежегодно отмечалось взятие Нотебурга — древнерусского города Орешка, захваченного шведами в начале XVII века, а теперь переименованного в Шлиссельбург. 11 октября 1718 года царь писал из Шлиссельбурга супруге Екатерине Алексеевне: «Поздравляю вам сим счасливым днем, в котором русская нога в ваших землях фут взяла, и сим ключом много замков открыто» (в письме содержался намек на то, что Екатерина родилась в шведских владениях)(335).

Важнейшим праздником стал день заключения Ништадтского мира со Швецией. 19 сентября 1721 года Лави сообщил Дюбуа: «В прошлый понедельник царь водою прибыл из Петергофа в столицу. На его барже развевался белый флаг, и она вошла в Неву при звуках труб и литавр. Его величество, сойдя на берег, отправился сначала к московскому вице-царю кн. Ромодановскому, а потом в кофейню четырех фрегатов, где принимал приветствия и поздравления, которые вся находящаяся в городе знать приносила ему по случаю заключения мира со Швецией. По тому же случаю с крепости палили из пушек»(336).

В донесении, отправленном через пять дней, французский консул продолжает свой рассказ: «Царь не переставая задает всенародные пиры. Он ездил в Крон-шлот, сопровождаемый всем двором и иностранными министрами. Все были замаскированы (то есть в масках. — В.Н.) и ехали в барках, из коих образовался целый весьма приятный для глаз флот, при звуках барабанов, труб, литавр и прочих инструментов. Ее величество царица в этой поездке не участвовала по причине легкого нездоровья… На другой же день, по возвращении царя в столицу, троекратный пушечный выстрел возвестил приглашенным, что время снова садиться на барки и отправляться в Шлиссельбург. Там пиршества продолжались и праздновалась годовщина взятия этой крепости у шведов. Его величество вернулся оттуда вчера под вечер, когда в здании почты происходил обед по случаю празднования дня рождения великого князя Московского»(337) (маленького Петра Алексеевича, царского внука).

Окончание Северной войны было отпраздновано с невероятным размахом. 8 ноября 1721 года Кампредон сообщил Дюбуа: «Не входя в подробное описание начатых в прошлое воскресенье и имеющих продолжаться целую неделю празднеств, по случаю мира, скажу лишь одно: здесь ничего не пожалели, чтобы сделать их елико возможно блестящими. Храм Януса, великолепный фейерверк и несколько фонтанов из вина и водки представляли зрелище, самое приятное для народа и достойное великого монарха, повелевшего устроить всё это»(338).

Семидневное празднество проходило в виде маскарада. Историк В. О. Ключевский писал: «Петр был вне себя от радости, что кончил бесконечную войну, и, забывая свои годы и недуги, пел песни, плясал по столам… Тысяча масок ходила, толкалась, пила, плясала…»В конце концов публика даже устала веселиться «и все были рады-радешеньки, когда дотянули служебное веселье до указанного срока»(339).

Некоторые викториальные празднования носили разовый характер и так и не закрепились в традиции. Так, в начале октября 1710 года Петр I устроил трехдневное торжество по случаю необыкновенно удачной летней кампании, во время которой было взято восемь сильнейших шведских крепостей: Эльбинг, Рига, Дюна-мюнде, Пернов, Аренсбург, Ревель, Выборг и Кексгольм, благодаря чему русский государь стал хозяином Лифляндии, Эстляндии и Карелии. По большому счету цель войны со Швецией была полностью достигнута, и теперь нужно было лишь сохранить за собой эти завоевания.

Празднование началось 19 октября. Прежде всего отслужили молебен во всех русских церквах. Затем в Санкт-Петербургской крепости и в Адмиралтействе был дан пушечный салют. У входа в Петропавловский собор царь поставил своего обер-кухмейстера Иоганна Фельтена, одетого в черное платье и широкий плащ; голова его была покрыта черной фатой. Датчанин Фельтен являлся великим ненавистником шведов, однако имел несчастье родиться на границе шведских владений в Германии, поэтому Петр постоянно дразнил его и заставлял изображать шведа при всех викториальных торжествах. Теперь страдалец в траурном одеянии по обыкновению стоял у дверей собора и делал вид, что плачет. Когда входящие или выходящие спрашивали о причине его горя, кухмейстер отвечал: «Как мне не горевать, когда враг отнял у меня всю Лифляндию и я лишился там последнего своего города!»

Над Санкт-Петербургской крепостью развевался желтый русский штандарт; стоявший на Неве корабль был сплошь увешан по реям, мачтам и стеньгам разно-ветными флагами, гюйсами[64] и вымпелами[65]. В течение всего дня в городе раздавался колокольный звон. Вечером повсюду была зажжена иллюминация, а ближе к ночи устроен фейерверк. Ночью на верхней части Петропавловского собора зажглись многочисленные фонари. Корабль на Неве по реям, стеньгам, мачтам и такелажу грот-мачты был украшен великим множеством горящих шкаликов. В окнах домов выставили аллегорические картины, позади которых зажгли большое количество свечей. Многие дома были увешаны снаружи сотнями фонарей. Всеобщее веселье и попойка длились до трех часов утра.

На следующий день торжества продолжались. Санкт-Петербург расцветился множеством флагов и штандартов. Петр I со всем двором и знатные иностранцы были приглашены на обед к генерал-адмиралу Ф. М. Апраксину. Во время праздничного пира каждый тост приветствовался одиннадцатью пушечными залпами. С наступлением темноты в окнах домов вновь высветились аллегорические картины, а корабли, дома и башни повсеместно украсились фонарями. Однако в этот день вследствие недомогания государя веселье окончилось в девять часов вечера.

На третий день праздника, 21 октября, двор и высшее общество были позваны на обед к одному из богатейших петербуржцев, князю А. М. Черкасскому. Пир продолжался до вечера, а затем царь принялся со всей своей свитой ходить из дома в дом, к вельможам и прочим лицам, причем незваные гости повсюду ели и пили. В девять часов вечера Петр в сопровождении множества министров, князей и бояр явился в дом датского посланника Юста Юля, который в то время был болен. Все гости, за исключением царя, были совершенно пьяны. Можно представить себе состояние несчастного хозяина, вынужденного с трудом встать с постели, чтобы попотчевать такую прорву народа. Петр рассказывал Юлю, что, по подсчетам слуг, выпил в этот день 36 стаканов вина, однако, по словам датского дипломата, этого никак нельзя было заметить. А генерал-адмирал Апраксин хвастался, что в течение трех праздничных дней осилил 180 стаканов спиртного(340).

Четырнадцатого марта 1714 года был дан торжественный пир по случаю победы, одержанной князем М. М. Голицыным над шведами в Финляндии. Первый заздравный кубок был провозглашен за царя, второй — «за всех храбрых матросов», третий — «за всех верных союзников», четвертый — «за всех храбрых воинов»(341).

Девятого декабря 1715 года Петр I «давал почетный пир» по случаю взятия балтийского острова Рюген. Гостям было роздано двести дынь, «привезенных водою из Астрахани»(342).


321. См.: Агеева О. Г. Общественная и культурная жизнь Петербурга I четверти XVIII в.: Автореф. дисс канд. ист. наук М., 1991. С. 11.

322. См.: Юль Ю. Указ. соч. С. 188-189.

323. Берхгольц Ф. В. Указ. соч. С. 145 — 149.

324. См.: Там же (окончание). С. 95 — 96.

325. Сб. РИО. Т. 40. С. 61.

326. Юль Ю. Указ. соч. С. 213 — 214.

327. См.: Кротов П. А. Гангутская баталия 1714 года. СПб., 1996. С. 167 — 177.

328. См.: Там же. С. 181-186.

329. См.: Там же. С. 189.

330. См.: Там же. С. 192.

331. См.: Берхгольц Ф. В. Указ. соч. (окончание). С. 116 — 117.

332. Там же. С. 240.

333. См.: Кротов П. А. Гангутская баталия 1714 года. С. 192 — 193.

334. Сб. РИО. Т. 40. С. 118-119.

335. Цит. по: Павленко Н. И. Птенцы гнезда Петрова. С. 144.

336. Сб. РИО. Т. 40. С. 271.

337. Там же. С. 274.

338. Там же. С. 305.

339. Ключевский В. О. Русская история. Кн. 2. С. 484 — 485.

340. См.: Юль Ю. Указ. соч. С. 211 — 213.

341. См.: Вебер X. Ф. Указ. соч. Вып. 6. Стб. 1066.

342. См.: Там же. Вып. 7. Стб. 1341.


58 М е н у э т (от фр. menu — маленький) — старинный французский грациозный танец с мелкими па, вначале народный, с середины XVII века — бальный, тогда же распространившийся по всей Европе; исполнялся парами, включал торжественные проходы вперед, вбок и назад, изящные шаги и легкое скольжение, церемонные поклоны и реверансы.

(обратно)

59 Петр Алексеевич (1715 — 1730) — внук Петра I, сын царевича Алексея и принцессы Шарлотты Кристины Софии Брауншвейг-Вольфенбюттельской, будущий император Петр II (1727 — 1730).

(обратно)

60 Скампавея (от ит.scampare — спасаться и via — путь) — быстроходное военное судно русского флота в XVIII веке, длиной до 30 метров, шириной до 5,5 метра, с мелкой (до 1 метра) осадкой, как правило, с одной пушкой; приводилось в движение 12 — 18 парами весел и косыми парусами на одной-двух мачтах и использовалось для разведки, перевозки войск (могло принимать на борт до 150 человек) и высадки десанта.

(обратно)

61 Ш х е р б о т (букв, лодка для плавания в шхерах) — небольшое (длиной до восьми метров) шведское парусно-гребное судно начала XVIII века с шестью — восемью парами весел и мачтой с косыми парусами, вооруженное четырьмя — шестью легкими пушками, на которой можно было передвигаться по узким проливам между мелкими скалистыми островами.

(обратно)

62 Бригадир — армейский чин V класса по Табели о рангах в 1722 — 1796 годах между полковником и генерал-майором.

(обратно)

63 Капитан-командор — флотский чин по Табели о рангах, соответствующий бригадиру в армии.

(обратно)

64 Гюйс (голл. geus — флаг) — военно-морской флаг, поднимаемый ежедневно с восьми часов утра до захода солнца на носу (на флагштоке на бушприте) корабля во время якорной стоянки.

(обратно)

65 Вымпел (голл. wimpel) — узкий длинный флаг, раздвоенный на конце.

(обратно)

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 8720