Откупа
Одним из видов деятельности астраханцев был откуп сборов различных налогов и пошлин. Откупщиками обычно выступали или крупные купцы, или рыбопромышленники. Откупа были, таким образом, лишь одним из видов их операций, а не основным занятием, однако они вкладывали в них крупные средства. В 70-е гг. XVII в. посадские люди П. Банщиков и Ю. Медный брали на откуп «рожечные бани», М. Матвеев откупал сбор с Гостиного двора, И. Ефремов взял на откуп сбор с лавок на Татарском базаре78. В конце XVII и особенно в начале XVIII в. выгодные откупа стали брать дворяне и офицеры. В компании с ними входили воротник А. Мещеряк и табачный откупщик А. Лукьянов. А. Мещеряк в 1694 г. откупил сбор соляных пошлин в Красном Яру, перебив этот откуп у нижегородца К. Калмыкова. В 1704—1705 гг. он вместе с полковником Д. Галачаловым брал на откуп большую часть новых сборов: причальный и отвальный, поземельный, сбор с конской площадки, с торговых шалашей, с «походячего торгу» и др.79.

Откупами занимался и посадский человек В. Я. Квасников, который с 1708 по 1711 г. удерживал за собой извозный и ледокольный сборы80. В 20-е гг. XVIII в. главными откупщиками стали купцы. Одним из самых крупных астраханских откупщиков был Ф. Любимовский. Помимо всех своих дел, он систематически брал на откуп сбор «десятой деньги» в Астрахани, нанимая для работы по этому откупу 15 приказчиков81. Кроме Ф. Любимовского откуп на сбор «десятой деньги» и крепостных пошлин, который делился между несколькими откупщиками, брала компания в составе 5 посадских людей, сына стрельца, дворянина и новокрещена82.

Откупы на сбор налогов брали на год и более длительные сроки. Откупщики, вносившие при оформлении откупа часть установленной суммы, отдавали отчет только по окончании срока откупа. До этого они свободно распоряжались собранными деньгами, вкладывая их в собственные операции. Если откупщики не выполняли своих обязательств, их привлекали к ответственности, и они должны были покрыть недостающие суммы. В мае 1725 г. названная выше компания не смогла внести 9561 руб, 65 коп. «прибыльных денег десятого сбору» и 826 руб. 67 коп. «крепостного» сбора. Однако дело окончилось для нее благоприятно: компаньоны нашли влиятельных поручителей и получили отсрочку платежа на 2 года. Подобные случаи были нередки. Иногда они кончались полным разорением откупщика, а иногда он задерживал уплату просто потому, что использовал деньги в торговле и не успел обернуться. Так, очевидно, было и с астраханской компанией, члены которой в 1725 г. и позже продолжали вести свои обычные торговые дела и промыслы.

Из откупщиков первой четверти XVIII в. можно назвать также посадского человека Л. И. Самарского, который откупил таможенный и кабацкий сборы в Черном Яре за 1361 руб. и на 3 года право перевозки товаров купцов в Караганскую пристань. За этот откуп он обязался платить 338 руб. в год и получил право возить товары на трех судах. Брали на откуп сбор отдельных налогов и посадские люди А. В. Плотников и И. С. Щипок. Посадский А. Трескин в компании с московским бобылем Г. Уваровым взяли «клеймовый откуп в шапошном и сапожном ряду». Среди откупщиков различных сборов в Астраханском крае были и посадские люди из других городов. В Царицыне, например, таможенный и кружечный сборы получил на откуп белогородец, посадский человек И. Морозов83. Помимо сборов, на откуп в первой четверти XVIII в., как и в XVII в., продолжали отдавать торговые бани, право на точение бритв, на проруби и т. п. Право на точение бритв взял астраханский «житель», новокрещен Васильев.

При оформлении откупов, какого бы характера они ни были, от откупщиков требовались поручители. У Самарского было 9 поручителей, причем те же представители посадской верхушки, которые ручались за компанию по сбору «десятой деньги»: Т. Демидов, Ф. Судаков, Г. Кроткий и др. Записи, скреплявшиеся поручителями, хорошо показывают не только разные стороны деятельности астраханских жителей, но и их деловые связи. По фамилиям поручителей можно проследить, что в деловых кругах складывались довольно прочные группировки. Состав этих группировок мог быть различным, но обычно объединялись люди с примерно одинаковыми капиталами. Их сословная принадлежность имела второстепенное значение. При более тщательном изучении поручительств можно выявить и соперничающие друг с другом группировки, складывавшиеся как среди городских верхов, так и в средних слоях торгово-ремесленного населения. Изучение поручительств позволяет также увидеть связи жителей городов края с приезжими купцами и торговыми крестьянами, которые были весьма тесными.

Откупщики пользовались в городах Астраханского края большим влиянием. Оно определялось не столько их богатством, сколько той властью, которую они приобретали, получив возможность собирать налоги с населения. Их права были фактически неограничены, так как городские власти оказывали им всяческую поддержку, удовлетворяя все их претензии и требования. Большинство откупщиков, широко пользуясь своими полномочиями, допускали различные злоупотребления и наживали крупные капиталы. Из всех представителей городской верхушки они вызывали наибольшую и всеобщую ненависть, равную которой могли породить только ростовщики.

Ростовщик также был типичной для городов Астраханского края фигурой, но это занятие было преимущественно занятием обитателей индийской колонии.

* * *

Исследование занятий основных категорий торгово-ремесленного русского населения городов Астраханского края показывает, что они были разнообразны. Отдельные хозяйства также резко отличались друг от друга, что определялось не только их профилем, но и денежными ресурсами, которыми располагали их владельцы. Рядом с крупными и разветвленными хозяйствами представителей городской верхушки стояли крошечные мастерские мелких ремесленников, а между этими крайними видами существовали многие промежуточные варианты. В количественном отношении в городах края явно преобладали мелкие и средние хозяйства, не поднимавшиеся выше уровня мелкотоварного производства. На их фоне разительно выделялись крупные торгово-промысловые предприятия отдельных промышленников и купцов.

Для хозяйств богатых местных дельцов были характерны сложные торговые операции, освоение больших промысловых участков, широкое применение наемного труда и деловые связи с казной. Вместе с тем нельзя не заметить известную архаичность крупных хозяйств, так как главное место в них занимала торговля, а не производство. Торговля оттесняла другие отрасли хозяйства на второй план и подчиняла их, а если и стояла рядом с рыбным промыслом, то оказывала на его развитие непосредственное, сильное и регулирующее воздействие. Даже в крупных хозяйствах, связанных с соляным или рыбным промыслом, прослеживается свойственный им низкий уровень техники, а организация производства оставалась такой же, как и в XVII в.

Развитие промыслов шло исключительно за счет расширения промысловых угодий и увеличения числа работников. Устойчивость этой системы в первой четверти XVIII в. в значительной степени вызывалась правительственными мерами, в результате которых внедрился порядок сдачи рыбных промыслов на откуп или оброк на краткие сроки, а также введением монополии на торговлю солью. Правительство действовало в данном случае в фискальных целях. Но промышленники, поставленные в такие условия, не были заинтересованы ни в повышении уровня техники, ни в создании промыслов постоянного типа, так как это требовало капиталовложений, которые не могли окупиться в короткий срок. Примитивное и дешевое оборудование, наоборот, позволяло им более гибко вести дела, расширять или свертывать добычу в зависимости от рыночной конъюнктуры, величины подрядов на соль или других обстоятельств, не неся при этом ощутимых затрат.

Весьма показательно и типичное для крупных хозяйств соединение в пределах одного хозяйства разных, не связанных друг с другом видов деятельности. Купцы-оптовики вели и розничную торговлю, содержали, а иногда и заводили вновь мелкие торгово-ремесленные и ремесленные заведения типа харчевен, небольших кожевен, кирпичных сараев или горшечных изб, хотя приносимый ими доход не играл в их финансовых соображениях сколько-нибудь заметной роли. Та же картина типична и для рыбопромышленников, сочетавших промысел с другими занятиями. Да и сама торговля редко была специализированной. Основной особенностью торговых операций всех крупных купцов, как и в XVII в., оставалась пестрота ассортимента, в состав которого входили не только продукты собственных промыслов, но и товары, закупавшиеся на рынке.

Многоплановость крупных хозяйств отражала, с одной стороны, поиски способов наиболее выгодного помещения капитала, с другой стороны, она, несомненно, была следствием господства мелкотоварного производства и присущих ему методов ведения хозяйства. Вследствие этого для крупных хозяйств было характерно постоянное распыление, а не концентрация средств в одной области, что замедляло переход к крупному специализированному производству. О типичности этого явления свидетельствует деятельность тех посадских людей, которые еще только начинали создавать крупные хозяйства. Они не старались превратить свои старые ремесленные заведения в более совершенные предприятия, а принимались за организацию других, чаще всего не связанных с первым дел. Многоплановость крупных хозяйств в известной мере определялась особенностями экономики Астраханского края, где производство было тесно связано с развитием торгового капитала и занимало подчиненное положение, тогда как за торговлей стояли давние и прочные традиции. Еще одной особенностью крупных хозяйств была их связь с подрядными и откупными операциями, которые способствовали ускорению процесса складывания крупных капиталов.

Мелкие и средние хозяйства являлись основными экономическими ячейками городов края и были типичными для всех слоев русского населения. Наличие у мелких собственников средств производства позволяло им вести хозяйство, основанное на труде членов их семей. В средних хозяйствах в ограниченном размере мог применяться наемный труд, встречалось и сочетание двух видов занятий: ремесла с огородничеством или торговлей, или рыбным промыслом. В мелких хозяйствах такие сочетания наблюдались редко: чаще кто-то из членов семьи работал по найму, что свидетельствует о плохой обеспеченности таких семей.

Различия в технике и организации производства в хозяйствах жителей разных городов Астраханского края подметить не удается. Хозяйства одного профиля ничем не отличались или отличались очень мало. Различия существовали лишь в определенной специализации всего городского населения. Так, если в Астрахани практически встречались все основные виды городских специальностей, то в Царицыне и Черном Яре больше занимались рыбным промыслом и торговлей, в Красном Яре преобладали огородничество, битье скота и торговля, в Гурьеве — рыбные промыслы, в Терках — торговля, мелкое ремесло.

Большое влияние на развитие Астрахани и ее экономики оказывали также жители ее восточных колоний.




78 ЛОИИ, ф. 178, д. 5877, л. 1—2, д. 6010, л. 1-4.
79 См.: Бакланова Н. А. Указ. соч., с. 80; Голикова Н. Б. Политические процессы при Петре I. М., 1957, с. 256.
80 ЦГАДА, ф. 615, кн. 525, л. 123—124.
81 См.: Голикова Н. Б. Наемный труд..., с. 123—124.
82 ЦГАДА, ф. 615, кн. 528, л. 166.
83 ЦГАДА, ф. 350, д. 5465, л. 386, ф. 615, кн. 525, л. 12, 62, 131, кн. 12 621, л. 27.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2664