Глава VII. Планы сторон и развертывание армий

Японский план войны

План японского командования опирался на неподготовленность России к войне и слабость наличных русских сил на Дальнем Востоке к началу войны. По сведениям японцев, Россия имела на Дальнем Востоке только 75 000 человек, а дальнейшее накапливание русских в Манчжурии должно было происходить весьма медленными темпами: считалось, что переброска войск из Европы, при наличии одной железнодорожной колеи и неготовности Крутобайкальской железнодорожной ветки, не позволит русским сосредоточить на Манчжурском театре больше 150–200 тыс. человек, тем более что Россия должна была выделить значительные силы для защиты Порт-Артура и Владивостока.

Япония исходила из превосходства своего флота, что давало ей возможность уже в начале войны путем уничтожения русской Тихоокеанской эскадры приобрести господство на море и тем самым обеспечить беспрепятственную переброску войск на азиатский материк. Японский план предусматривал, что силы русского флота будут ослаблены распылением, связанным с необходимостью одновременной защиты Порт-Артура, Владивостока и Сахалина. Помимо того, японцы учитывали, что устарелая материальная часть русской Тихоокеанской эскадры не имела возможности своевременно ремонтироваться за отсутствием судоремонтных заводов, доков и запасных частей в порт-артурской гавани.

Уверенность в своем превосходстве на море привела японцев к решению захватить гавань Чемульпо и столицу Кореи Сеул, высадив часть сухопутных войск, не ожидая результатов нападения на русскую эскадру, и затем немедленно приступить к перевозкам войск в Корею.

Таким образом, по расчетам японцев, господство на море и перевес в силах на материке должны были обеспечить им первоначальный успех.

Далее японский план учитывал знакомство своей армии с Манчжурским театром, изученным во время войны с Китаем в 1894–1895 гг. и 1900 г., а также в период подготовки войны с Россией, тогда как русской армии предстояло действовать на отдаленном театре, в непривычных условиях горной местности, при отсутствии соответствующей подготовки войск.

Японский план учитывал также революционное движение в России и его возможный подъем во время войны, а следовательно, и вытекающую отсюда необходимость оставления царским правительством значительного количества войск в Европейской России.

Конкретно японский план намечал уничтожение или блокаду русской Тихоокеанской эскадры в порт-артурской гавани, захват Кореи и Порт-Артура и уничтожение русской армии в Южной Манчжурии.

Выполнение поставленной планом задачи требовало переброски войск на азиатский материк и развития наступательных операций для достижения существенных успехов до сосредоточения крупных сил русской армии в Южной Манчжурии.

Условия зимнего времени позволяли производить высадки десанта южнее линии Сеул — Бицыво, у незамерзающих берегов Корейского залива. Высадка войск в Корее представлялась выгодной во многих отношениях. Корея увеличивала материальные ресурсы японцев, необходимые для ведения войны. Захват Кореи давал возможность использования широких масс корейцев в качестве рабочей силы для переброски ручным способом средств снабжения при дальнейшем движении японской армии к западу от Ялу, где бездорожная и гористая местность весьма затрудняла применение гужевого транспорта. Помимо того, в случае неудачного исхода войны Корея могла служить вполне безопасным плацдармом для сосредоточения японских войск. Высадка войск в Корее полностью обеспечивалась достижением японским флотом в начале войны господства на море и дальностью расстояния до линии железной дороги, где располагались русские полевые войска. Попытка русского командования помешать дебушированию японской армии из Кореи могла ограничиться выдвижением сравнительно небольшого отряда.

Горная и малодоступная местность Восточной Кореи требовала организации высадки на северо-западном берегу полуострова, в портах Чемульпо (одна бригада) и Цинампо (главные силы), что одновременно приближало армию к исходному району для наступления в глубь Манчжурии.

Для высадки в Корее была намечена мобилизованная за 2 месяца до начала войны 1-я армия Куроки в составе гвардейской, 2-й и 12-й дивизий и двух резервных бригад общей численностью около 45 000 человек. Армия Куроки должна была выдвинуться в район Шынхуанчена и занять фланговую позицию по отношению к Южноманчжурской железной дороге, чтобы обеспечить высадку остальных армий на берег Ляодунского полуострова.

Другой десант намечалось высадить на берегах Ляодунского полуострова с целью быстрого выхода этого десанта на сообщения Порт-Артура и перерыва связи между последним и внутренней Манчжурией. Для высадки здесь предназначалась 2-я армия Оку в составе 1-й, 3-й и 4-й дивизий силой около 40 000 человек 2-я армия должна была овладеть Цзиньчжоуским перешейком, после чего выделить из своего состава дивизию для формирования 3-й армии Ноги, предназначавшейся для осады Порт-Артура, и двигаться вдоль железной дороги в направлении Ляояна для совместных действий с армией Куроки против главных сил русской армии.

В дальнейшем намечалась высадка 4-й армии Нодзу, которая получала направление в промежуток между армиями Куроки и Оку.

Так намечались основы концентрического движения японских армий, сближение которых на поле сражения должно было привести к охвату и окружению русской армии.

Действия против Владивостока и Сахалина признавались возможными в случае успешного выполнения основных задач. На случай же угрозы со стороны Владивостока на Японских островах была оставлена часть войск.

Захват Владивостока японцы предполагали использовать в качестве серьезного фактора при переговорах о мире.

Обеспечение десантных операций возлагалось на эскадры адмиралов Того и Уриу. На первом лежала задача поражения Тихоокеанской эскадры царского флота, стоявшей на порт-артурском рейде. Задача Уриу заключалась в сопровождении десанта 1-й армии и захвате или уничтожении русского крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец», стоявших в порту Чемульпо. Левый фланг десантной операции обеспечивался крепким льдом.

Успех первых действий по замыслу японцев должен был создать для их армий широкую базу, опирающуюся на морские сообщения, причем в Корее намечено было создание промежуточной базы немедленно по сосредоточении на полуострове армии Куроки. Для достижения успеха в первоначальных действиях японский план предусматривал внезапное, без объявления войны, нападение на Тихоокеанскую эскадру царского флота.

Тяжелое финансовое положение предполагалось облегчить поддержкой со стороны Англии. В случае, если война для Японии получит неблагоприятный оборот, японский план предусматривал вмешательство США и, главным образом, своей союзницы Англии, так как успех России на Дальнем Востоке угрожал английской монополии на китайском рынке.

План русского командования

Еще с 1895 г. в предвидении вооруженного столкновения на Дальнем Востоке начал вынашиваться русский план войны с Японией. Тем не менее свое окончательное оформление этот план получил под грохот орудий японского флота у Порт-Артура.

Связывая свои интересы с Босфором и Дарданеллами, царское правительство готовилось к войне на Западе, признавая Манчжурский театр второстепенным; победа над слабой Японией должна быть достигнута небольшими усилиями, без нарушения подготовки к выступлению на Западе.

Разработанный к концу 1903 г. в штабе наместника Алексеева план войны с Японией содержал в себе мероприятия, относившиеся только к периоду развертывания армий, не заглядывая в глубь событий. План исходил из оптимистических предположений о превосходстве русского флота на Тихом океане и из возможности быстрых темпов сосредоточения войск в районе Ляоян — Хайчен. При этом предполагалось, что на каждом этапе столкновения с противником русская армия будет иметь перевес в силах.

Однако более детальный подсчет возможного соотношения сил в первый период войны изменил план первоначальных действий:

«Важнейшей нашей задачей в начале войны должно служить сосредоточение наших войск. Для достижения этой задачи мы не должны дорожить никакими местными пунктами, никакими стратегическими соображениями, имея в виду главное — не давать противнику возможности одержать победу над нашими разрозненными войсками. Только достаточно усилившись и подготовившись к наступлению, переходить в таковое, обеспечив себе насколько возможно успех».

Так намечал основы «наполеоновского» сосредоточения Куропаткин в свой докладной записке Николаю II12.

Японский десант ожидался на восточном берегу Кореи; на западном берегу Кореи десант представлялся также возможным, но не выше параллели Цинампо.

Что же касается оценки японских сил, то составители русского плана войны предполагали, что Япония в состоянии перебросить на поля Манчжурии только около 200 000 человек при 684 орудиях. Возможность дальнейших перебросок считалась маловероятной, а возможность роста вооруженных сил Японии за счет последующих мобилизаций русский план не предусматривал.

Предполагалось, что при максимальном напряжении всех сил Япония сможет нанести удар в одном из направлений: Владивосток, Ляоян или Порт-Артур. Возможность одновременных наступательных действий японцев в двух направлениях не учитывалась, так же как не учитывалась возможность внезапного нападения на русский флот.

Уже на пути в Манчжурию Куропаткин внес в план ряд уточнений и поправок, исходя из предположения, что японцы в первую очередь начнут наступление на Порт-Артур и одновременно в ожидании наступления русских попытаются закрепиться в Корее на линии Пхеньян — Гензан.

Начало наступательных операций русской армии, по мнению Куропаткина, возможно было не ранее, чем через полгода после объявления мобилизации. Выигрыш времени для сосредоточения мог быть достигнут оборонительными действиями — путем задержания противника с использованием для этой цели оборонительных рубежей — реки Ялу, Феншуйлинского хребта и рек Тайцзыхэ и Хуньхэ. При этом предусматривалась осторожность первоначальных действий из опасения частичных поражений, что «подняло бы дух японской армии и всего японского народа на большую высоту»13.

Только по сосредоточении достаточных сил Куропаткин считал возможным переход в наступление с целью вытеснения японцев из Манчжурии и Кореи, после чего предполагался десант в Японию.

Большие надежды возлагал Куропаткин на превосходство своей конницы, которая, по его мнению, сумеет измотать японскую пехоту, а это обстоятельство в связи с предполагавшимися у японцев продовольственными затруднениями должно было внести, по расчетам Куропаткина, в японскую армию «нравственное и материальное расстройство, которым надо воспользоваться для решительных ударов»14.

Считаясь с богатыми продовольственными ресурсами Южной Манчжурии и близостью к Порт-Артуру — важнейшей морской базе, Куропаткин требовал сосредоточения главных сил в районе Ляоян — Хайчен, который он рассматривал как исходный район для наступления. Близость к Порт-Артуру должна была облегчить возможность своевременной выручки крепости, если бы она послужила объектом первоначальных действий японцев.

Таков был план действий сухопутных сил.

План использования Тихоокеанского флота также составлялся на протяжении нескольких лет и получил свое окончательное утверждение в декабре 1903 г.

Только полное незнакомство с развитием японского флота после японо-китайской войны позволило авторам этого плана, которые, кстати сказать, сидели недалеко от японских берегов — в Порт-Артуре, поставить своему флоту задачу — по достижении господства в Желтом море и Печилийском заливе воспрепятствовать высадке японского десанта в сфере влияния русского флота и обеспечить сосредоточение русских сухопутных войск. При этом небольшой крейсерский отряд, базируясь на Владивосток, должен был действовать на морские сообщения японцев. Командующему крейсерским отрядом адмиралу Штакельбергу предписывалось в случае получения указания об открытии боевых действий немедленно же приблизиться к берегам острова Хоккайдо и, двигаясь вдоль западного берега этого острова, уничтожить все вплоть до рыбачьих судов и навести панику на прибрежное население. В согласии с намеченным планом, 59 судов различного типа оставались на порт-артурском рейде, 4 крейсера и 10 миноносцев с одним транспортом — у Владивостока, а один крейсер и одна канонерская лодка Порт-артурской эскадры — на рейде Чемульпо, где они были атакованы эскадрой Уриу, сопровождавшей десант Куроки.

О какой-либо борьбе с десантами японцев и о связи действий армии и флота в плане Куропаткина не упоминалось. Возможность внезапного нападения японцев на русскую эскадру предусматривалась в Главном морском штабе и на военных играх, но в плане войны учитывалось нормальное начало военных действий после объявления войны.

Царское правительство не поняло политических и экономических сдвигов, происшедших в Японии, и подходило к оценке ее военной мощи в 1904 г. под углом зрения условий 1895 г.

Непредусмотренная возможность развития наступательных операций по двум направлениям застала русское командование врасплох, вызвав колебания и разногласия между Алексеевым и Куропаткиным по вопросу о характере дальнейших действий и вмешательство центра.

Расчет русского плана на превосходство своего флота и невозможность вследствие этого высадки японцев на берегах Ляодунского полуострова не оправдался, а между тем русское командование вместо сосредоточения всех своих морских сил на Тихом океане выделило часть флота во Владивосток.

Успешному осуществлению захватнических целей царизма на Дальнем Востоке в значительной степени помешала одновременная агрессия русского самодержавия на Западе. Войска с западной границы России были переброшены в Манчжурию с опозданием. Германский капитализм сумел использовать затруднения царского правительства, заключив с Россией весьма выгодный для себя торговый договор, после чего царское правительство, развязав себе руки на западной границе, получило возможность переброски войск на Дальний Восток, но было уже поздно: деморализованные ляоянской неудачей русские войска поспешно отступали к северу.

В противоположность плану русского командования японский план войны, являясь плодом многолетней разработки на основе опыта японо-китайской войны, был хорошо продуман и основывался на отличной постановке японского шпионажа. Однако японцы во многом просчитались. Рассчитывая на низкую провозоспособность Сибирской железнодорожной магистрали, японцы недооценивали всех возможностей переброски русских войск к театру военных действий. Точно так же, учитывая ненависть поляков к русскому самодержавию, японцы считали, что царское правительство не решится вывести из Польши свои войска. Не оправдался также расчет японцев на отвлечение крупных русских сил для обороны Владивостока и Порт-Артура. В результате этого предположения японцы выделили ограниченные силы против полевой русской армии, и тем самым наступательная энергия их была ослаблена, тем более что предположения японцев покончить с Порт-Артуром ускоренной атакой также не оправдались.

Эти оптимистические предположения сказались в бою под Ляояном, где недостаток сил не позволил японцам достигнуть решающего успеха. Только пассивность русского командования дала возможность японцам выполнить свой план без больших изменений. Каждый из планов сторон допускал недооценку сил своего противника. При этом необходимость для русских удержания Порт-Артура, а для японцев — овладения этой крепостью повлияла на характер первоначального развертывания и развития дальнейших операций.

Развертывание русских войск

При наличии постоянной армии, насчитывавшей 1 100 000 человек и около 3 500 000 человек обученного резерва и запаса, русское командование сумело сосредоточить на Дальнем Востоке к началу войны только 98 000 человек и 272 орудия, кроме охранной стражи, которая насчитывала около 24 000 человек, использованной главным образом для обеспечения тыла. Русские войска были расквартированы на огромном пространстве от Квантунского полуострова до северной окраины Приморского округа.

Дальнейшее накапливание сил на Манчжурском театре крайне затруднялось слабой пропускной способностью одноколейной Сибирской магистрали: в первые месяцы войны железная дорога пропускала только 3 пары поездов, а затем 6–10 пар в сутки. Если учесть необходимость переброски на Манчжурский театр не только войск, но и огромного количества предметов снабжения, то станет ясно, почему развертывание сил на театре войны протекало весьма медленно. К этому следует добавить, что поезда из Европейской России шли около 6 недель. Таким образом, доставка войск в Манчжурию в первое полугодие войны не превышала 20 000 человек в месяц. Провозоспособность дороги постепенно повышалась путем укладки на наиболее трудных участках второго пути и устройства множества дополнительных разъездов; к окончанию войны она достигала 20 пар поездов в сутки.

Сосредоточение на главном направлении театра войск, уже расположенных на Дальнем Востоке, представляло также большие трудности в связи с их разбросанностью. Некоторые части отстояли от железной дороги на расстояние свыше 600 км.

Начало военных действий застало Алексеева врасплох. Из всех войск, находившихся к началу войны на Дальнем Востоке, в Манчжурии оказалось только 27 батальонов, 22 сотни и 44 орудия, причем войска находились в это время в процессе переформирования из двухбатальонных полков в трехбатальонные. Остальные войска были разбросаны в Приморской и Амурской областях и в Забайкалье.

Только через полтора месяца после начала войны главная масса войск была сосредоточена в Манчжурии. В предвидении десанта японцев в Корее, у Инкоу или на китайском побережье русские войска приняли следующую группировку: 29 батальонов, 10 сотен и 60 орудий, общей численностью около 30 000 человек, были сосредоточены в районе Ляоян — Мукден на кратчайшем направлении из Кореи, откуда ожидалось наступление главных сил противника. Южный отряд под командованием Штакельберга силой в 18 батальонов, 6 эскадронов и 54 орудия, всего 22 000 человек, расположился в районе Инкоу — Ташичао — Хайчен в ожидании высадки противника на побережье Ляодунского залива. На реке Ялу был выдвинут Восточный отряд генерала Засулича — 19 батальонов, 23 сотни, 62 орудия и 8 пулеметов, всего около 20 000 человек боевого состава — для противодействия движению противника из Кореи. Из состава Восточного отряда в Корею была выдвинута для наблюдения за противником конница Мищенко. На побережье Корейского залива было развернуто 5 казачьих сотен, а для обороны Квантунского полуострова и Порт-Артура назначено было 18 батальонов, 1 эскадрон и 24 орудия — численностью около 30 000 человек, кроме инженерных войск.

В Южноуссурийском крае и Владивостоке накопилось около 30 000 человек.

Эта группировка была подтверждена прибывшим в Манчжурию Куропаткиным, который считал, что она может обеспечить отвлечение японских сил от Порт-Артура и позволит выиграть время, необходимое для накопления прибывающих из России пополнений.

Русские войска были так широко разбросаны для «наблюдения» и «противодействия» движению противника впредь до сосредоточения главных сил в районе Ляоян — Хайчен. Никаких активных задач войскам Куропаткин не поставил. В дальнейшем мы увидим, что действия передовых частей русских войск были столь же бесцветны, как бесцветны были задачи, им поставленные. Впрочем, недостаток войск на театре войны исключал возможность активных действий и отдавал инициативу в руки японцев.

Между тем в Европейской России была мобилизована Кавказская конная бригада; на третьем месяце войны была объявлена мобилизация Оренбургской казачьей дивизии и 10-го и 17-го армейских корпусов, которые еще в конце 1903 г. выделили на Дальний Восток по одной бригаде из своего состава. За этим последовала мобилизация 5-го и 6-го Сибирских корпусов, которые укомплектовывались отвыкшими от военного дела резервистами Московского и Казанского военных округов. И только через полгода после начала войны был мобилизован 1-й армейский корпус.

Новые формирования изменяли соотношение между числом кадровых и запасных солдат в Манчжурской армии. Если в начале войны запасных в армии было только 30%, то ко времени Мукденской операции их численность возросла до 72%.

Действия на море и развертывание сухопутных сил Японии

Длительный период развертывания сухопутных сил Японии протекал при активном содействии морского флота. Еще до объявления войны получивший приказ начать военные действия 5 февраля (н. ст.) адмирал Того решил двинуть главные силы эскадры к Порт-Артуру. Для атаки стоявших в Чемульпо русского крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец», а также для обеспечения высадки японцев у Чемульпо выделен был отряд адмирала Уриу — 6 крейсеров и 4 миноносца с десантом на 3 кораблях, адмирал Того вышел из Сасебо в море утром 6 февраля, захватил на пути несколько русских торговых пароходов.

8 февраля в Порт-Артур зашел английский пароход с японским консулом из Чифу. На этом пароходе в этот же день уехали в Японию все проживающие в Порт-Артуре японцы, от которых Того получил самые точные сведения о русской эскадре, стоявшей на внешнем рейде без достаточных мер охранения. Многие корабли грузили уголь и были ярко освещены. Для разведки в море русские выслали только два миноносца.

Адмирал Того выслал для атаки русских кораблей три отряда — всего 11 миноносцев. Удачно разойдясь в темноте с русскими миноносцами, японцы в ночь на 9 февраля атаковали первую линию неприятельских кораблей и вывели из строя два лучших броненосца «Цесаревич» и «Ретвизан» и крейсер «Паллада». Следующие две атаки японцев были отбиты огнем русской эскадры. Огонь продолжался не более 40 минут.

Утром 9 февраля эскадра Того в составе 15 судов появилась перед Порт-Артуром. Русские корабли уже под огнем противника начали сниматься с моря и, построившись в боевой порядок, открыли огонь. В течение 40–50 минут противники обменивались выстрелами с расстояния около 8500 м, причем к концу боя открыла также огонь порт-артурская крепостная артиллерия. Обе стороны получили незначительные повреждения.

Расчеты японцев на уничтожение русского флота не оправдались. Отряд миноносцев был слишком слаб, к тому же огонь русской артиллерии вынуждал их выпускать торпеды с дальних расстояний. Убедившись в неудаче, Того не решился вдали от своих берегов вступить в открытый бой с русской эскадрой, поддержанной метким огнем крепостной артиллерии, и поспешил отойти.

В то же время Уриу 8 февраля высадил в Чемульпо десант и предъявил русским кораблям требование выйти из гавани. Крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» утром 9 февраля вступили в бой, пытаясь пробиться, но, получив большие повреждения, вернулись в Чемульпо, где были затоплены, а команды свезены на нейтральные корабли.

Для обеспечения дальнейшего развертывания войск, согласно оперативному плану, адмирал Того, державшийся на временной базе около Чемульпо, решил заблокировать русскую эскадру в Порт-Артуре и нанести ей потери бомбардировкой с моря.

Русская эскадра отказалась от активных действий, и 10 февраля все корабли укрылись во внутренней гавани, ограничившись необходимыми мерами для обороны Квантунского полуострова и разведкой в ближайшем районе.

Заграждение внутренней гавани Порт-Артура японцы решили произвести путем затопления брандеров в узком выходе из нее. 20 февраля японский флот вышел из Чемульпо к Порт-Артуру. В ночь на 23 февраля пять брандеров под охраной миноносцев появились перед русскими сторожевыми кораблями, которые при поддержке броненосца «Ретвизан» отбили попытку затопления японских брандеров. На следующий день Того подошел к Порт-Артуру, и, обменявшись выстрелами с русскими крейсерами, свободно вышедшими из гавани, вернулся в Чемульпо, оставив перед Порт-Артуром только один из крейсерских отрядов.

8 марта в Порт-Артур прибыл новый командующий флотом адмирал Макаров, начавший подготовку эскадры к решительным действиям, однако деятельность его оказалась весьма непродолжительной. После неоднократных попыток обстрелять русскую эскадру из-за горы Ляотешань (южная оконечность Квантуна) японская эскадра 13 апреля показалась перед Порт-Артуром. Не имея ясного представления о силах японцев, Макаров со всей эскадрой вышел в море, однако, увидев идущие навстречу японские броненосцы, он решил вернуться к Порт-Артуру и развернуть эскадру под прикрытием береговых батарей. Маневр этот закончился неудачно: флагманский броненосец «Петропавловск» наскочил на одну из мин, расставленных накануне японцами, и погиб. Вместе с броненосцем погиб Макаров со всем своим штабом. Остальные корабли, предполагая появление японской подводной лодки, в беспорядке бросились к Порт-Артуру и заперлись в гавани. Того держался вне выстрелов и к вечеру ушел к берегам Кореи.

Господство японцев на море было в значительной степени достигнуто.

* * *

Между тем давно подготовленный авангард 1-й армии Куроки (12-я дивизия) еще 6 февраля начал высадку в Фузане и Мозампо, а после уничтожения «Варяга» и «Корейца» остальные части 1-й армии продолжали высадки в Чемульпо и Цинампо. 13 февраля 12-я дивизия закончила высадку и, выдвинувшись на линию Гензан — Пхеньян, отбросила конные части Мищенко, обеспечив тем самым сосредоточение в Корее остальных частей своей армии, которое было закончено к 16 марта.

Мищенко, очевидно, считал свою задачу по «наблюдению» за противником оконченной и, очистив Корею, отошел на правый берег реки Ялу. 1-я армия Куроки начала осторожное продвижение к реке Ялу.

Дальнейшее развертывание японской армии происходило медленно и осторожно. Если окончательному сосредоточению армии Куроки на Ялу предшествовало завоевание господства на море действиями японского флота у Порт-Артура, то десанту 2-й армии Оку на Ляодунском полуострове и его дальнейшему развертыванию содействовал успех Куроки в бою с Восточным отрядом Засулича у Тюренчена 1 мая. 3 мая армия Оку в составе 1-й, 3-й и 4-й дивизий, погруженная на транспорты, уже закончила сосредоточение в порту Цинампо.

К этому времени Того с главными силами эскадры сосредоточился к островам Эллиот, которые являлись удобной и близкой позицией для наблюдения за Порт-Артуром и прикрытия высадки у Бицзыво, где японцы уже высаживались во время японо-китайской войны в 1894 г. Для переброски передового отряда в Бицзыво Того выделил несколько старых кораблей и канонерских лодок. Другой отряд из крейсеров и миноносцев должен был конвоировать транспорты с главными силами армии. Между островами Эллиот и берегом материка были устроены плавучие боны с минами на случай появления здесь русских миноносцев. Для обеспечения предстоящей высадки японцы в ночь на 2 мая сделали новую неудачную попытку заграждения входа в Порт-Артур. Встреченные огнем с кораблей и береговых батарей большинство из двенадцати японских брандеров погибло, а несколько затонувших в проходе брандеров не препятствовали выходу из гавани.

5 мая первый эшелон в 26 транспортов с войсками 1-й и 3-й дивизий подошел к Бицзыво. Первым высадился десант моряков и приступил к постройке пристаней. При малой воде шлюпки останавливались в 1 км от берега, откуда японская пехота шла почти по пояс в воде.

Главнокомандующий Алексеев, выехав из Порт-Артура при первом известии о начавшейся высадке японцев, дал указание флоту никаких наступательных действий не предпринимать и оказывать лишь содействие крепости. Высланный Алексеевым из Пуландяна для противодействия десанту батальон был обстрелян огнем японских канонерок и отошел в исходное положение. Точно так же отошли конно-охотничьи разъезды, охранявшие побережье.

После гибели Макарова во главе Тихоокеанской эскадры оказался слабовольный и нерешительный Витгефт, который по его словам, «не готовился к занятию этой должности». Витгефт являлся начальником морского штаба Алексеева и назначен был командующим эскадрой временно, до прибытия Скрыдлова. Последний, однако, не появился в эскадре, и Витгефт вынужден был оставаться в должности командующего. Он неоднократно устраивал совещания, на которых было решено высадке японцев не препятствовать за отсутствием достаточных сил, а для усиления обороны крепости снять с кораблей менее необходимые орудия и организовать поддержку крепостного фронта корабельной артиллерией. Тем временем довольно удачно заканчивался ремонт поврежденных кораблей высланными из Петербурга специалистами и местными рабочими.

На время высадки 2-й армии главные силы Того держались очень близко от Порт-Артура, часто показываясь на виду крепости, но вне досягаемости ее выстрелов. Это обстоятельство подало мысль командиру минного транспорта «Амур» поставить минные заграждения на наиболее вероятном пути японской эскадры. 9 мая «Амуру» удалось под прикрытием тумана незаметно для блокирующих японских кораблей выйти из Порт-Артура и в 10–11 милях от него поставить минную банку в 50 мин на глубине около 3 м и так же незаметно вернуться в гавань. 15 мая японский отряд из трех броненосцев и двух крейсеров наскочил на эту банку, в результате чего два броненосца получили повреждения несколькими минами. Броненосец «Хатсусе» затонул тотчас же, а «Яшима» — на расстоянии нескольких миль от места взрыва.

Кроме этих двух броненосцев, японцы в течение тесной блокады Порт-Артура и Квантуна, объявленной в начале мая, потеряли за месяц от мин и столкновений кораблей еще два крейсера и несколько миноносцев.

Между тем высадившиеся 5 мая 8 японских батальонов и 2 эскадрона с саперами продвинулись вперед с целью создания тет-де-пона для прикрытия высадки остальных частей 2-й армии. Движение слабых японских частей к Пуландяну не встретило сопротивления, и 13 мая армия Оку в составе около 40 000 человек и 210 орудий была на Ляодунском полуострове и, прервав железнодорожное сообщение с Порт-Артуром, двинулась к Цзиньчжоускому перешейку. Отбросив русские войска к Порт-Артуру, Оку выделил из своего состава ядро 3-й армии Ноги, которая к концу мая пополнилась до 45 000 человек за счет войск, высадившихся в порту Дальнем, и приступила к осаде порт-артурской крепости. Армия же Оку двинулась вдоль КВЖД для действий с юга против главных сил русской армии, которой Куроки уже угрожал с востока. В дальнейшем в промежуток между 1-й и 2-й армиями была направлена 4-я армия Нодзу, высадившаяся в Дагушани.

Таким образом, из-за отсутствия правильно организованной разведки русское командование не имело никаких сведений о силах и группировке противника и поэтому было вынуждено для обеспечения сосредоточения главных сил разбросать свои войска во все стороны, где предполагалось появление японского десанта. Эта пассивность русского командования предоставила японцам возможность беспрепятственно выполнить свое развертывание на азиатском материке по заранее намеченному плану. Развертывание японской армии в 1904 г. представляло собой почти копию развертывания ее в японо-китайскую войну. Однако излишняя осторожность японцев привела к крайней медлительности их развертывания: при пассивности русской армии, обширной береговой полосе и при наличии транспортных средств японцам понадобилось для высадки на азиатский берег трех армий, общей численностью около 170 000 человек, свыше четырех месяцев.

Длительность развертывания японцев и задержка их 3-й армии под Порт-Артуром позволили русским усилиться за счет прибывающих из центра России пополнений, и ко времени сражения под Ляояном превосходство сил оказалось на стороне русских войск.

Ошибка, допущенная русским командованием, распылившим силы для прикрытия своего сосредоточения, обороны Порт-Артура и побережья, имела место также и со стороны японской армии. Тяготение японцев к Порт-Артуру крайне замедлило операции японских войск против главных сил русской армии и исключило возможность достижения решительных результатов в первые же месяцы войны.

Обеспечение развертывания японцев достигнуто поражением русского флота. Это был первый удар, нанесенный оплоту самодержавия на Дальнем Востоке.


12 Работа военно-исторической комиссии по описанию русско-японской войны, т. I.

13 «Отчет Куропаткина».

14 «Отчет Куропаткина».

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5011