Глава VI. Обзор театра военных действий

По устройству поверхности Манчжурия представляет собой равнину, охваченную двумя крупными горными системами. Начиная от северного изгиба реки Амура, тянется на юг и входит в Монголию хребет Большой Хинган с горными ответвлениями к западу и востоку. Восточную часть Манчжурии перерезает с северо-востока на юго-запад хребет Чаньбошань, который начинается горой Бойтоушань и оканчивается на Ляодунском полуострове. Обе эти горные системы связываются гористыми долинами реки Сунгари и одного из ее притоков Нонни. Большой Хинган в своей северной части дает горный отрог Ильхури-Алинь, продолжение которого получает название Малый Хинган.

В административном отношении Манчжурия делилась на 3 провинции — Хейлунцзянскую, Гиринскую и Мукденскую; географически Манчжурия обычно делится на Северную и Южную. Каких-либо определенных рубежей между ними не имеется; граница обычно определяется условно по 44° северной широты, проходя несколько севернее Гирина.

Северная Манчжурия

Северная Манчжурия, вплотную примыкая к границам России, представляет собой частью горное пространство, а частью равнину, пересекаемую рекой Сунгари и ее притоками, откуда русский Дальний Восток черпал свои хлебные ресурсы.

Горные пространства Северной Манчжурии покрыты тайгой, на некоторых участках труднодоступной вследствие бурелома и вьющихся растений, переплетающих деревья. Пространство, заключенное между Цицикаром и Бодунэ, представляет собой солончаковую степь. Хребет Большой Хинган перехватывает все пути из Забайкальской области и Монголии к востоку.

Главный хребет Чаньбошаньских гор ответвляет от себя с юга на север ряд параллельных ему горных хребтов, которые могли быть использованы как удобные позиции, в сторону Приморской области и Кореи. Наступление со стороны Кореи затруднялось полудиким характером отрогов этого хребта. Движение из Южной Манчжурия в Северную никаких препятствий не встречало за исключением реки Сунгари и долин ее притоков.

Реки Амур и Аргунь могли быть использованы как оборонительные рубежи.

Судоходная река Амур образует границу между Россией и Манчжурией. Ширина этой реки — от 1/2 до 3 км. Левый (русский) берег ее довольно густо населен, причем поселки прилегают преимущественно к большому тракту, который тянется вдоль берега.

Аргунь также являлась пограничной рекой. Мостов Аргунь не имела, но в малую воду в среднем течении реки появлялось несколько десятков бродов. Эта река наименее доступна на участке между Абогатуем и с. Цурухайтуевским.

Оборонительными рубежами в Северной Манчжурии могли служить Большой и Малый Хинганы, а также река Сунгари, прикрывающая с юга все пути в Северную Манчжурию.

Северная Манчжурия бедна дорогами, которые к тому же в дождливое время малопроходимы. Гирин является узлом важнейших путей, идущих из Забайкальской, Амурской и Приморской областей в Южную Манчжурию.

Насчитывавшая в 1900 г. 9, 5 млн. человек населения Северная Манчжурия была заселена не больше чем на 1/3 своей площади, причем поселки группировались главным образом в районе Харбина, Гирина, в бассейне реки Сунгари, где населенность достигала наибольшей плотности. Пограничная полоса с Россией почти не была заселена.

Население занималось преимущественно земледелием, чему способствовало плодородие бассейнов рек Сунгари и Нонни. Здесь возделывались пшеница, ячмень, гаолян, однако овса в этой местности не было.

Среди населения было много бедноты, переселившейся сюда из Внутреннего Китая после разорения от наводнений и голода. Не имея своей земли, переселенцы поступали в батраки к местным помещикам и кулакам или искали заработка на местных винокуренных и маслобойных заводах. Часть же переселенцев за высокую плату арендовала землю у помещиков.

Из городов Северной Манчжурии следует отметить торговый Цицикар, расположенный на реке Нонни и насчитывавший до 70 000 жителей. Город был обнесен кирпичной стеной. Что же касается Харбина, то он во время русско-японской войны служил центральной базой снабжения русской армии. Крупным центром являлся также Гирин с китайским населенном около 100 000 человек. Гирин был обнесен кирпичной стеной около 4 м высоты и 3 м толщины.

При резко континентальном климате Северная Манчжурия богата дождями, которые образуют множество ручьев, часто глубоких и бурных.

Жизнь в Северной Манчжурии, точно так же как и в Южной, основана была на так называемом обычном праве, которое отдавало трудящиеся массы в зависимость от произвола местных властей. Смертная казнь была здесь весьма частым явлением.

Война 1900–1901 гг. еще более ухудшила положение местного населения. Часть селений подверглась разрушению, посевы были вытоптаны, и в первый период после интервенции население испытывало голод. Русские оккупационные войска держали себя в отношении местного населения как победители. Выселения из жилищ, запрещение свободного передвижения жителей, аресты и даже казни — все это практиковалось вплоть до начала войны с Японией.

Таким образом, устройство поверхности Североманчжурского театра позволяло развивать наступательные действия только в определенных направлениях. Что же касается внутренней политической обстановки, то бесцеремонная колонизаторская политика ставленников царизма в Северной Манчжурии сказалась на отношении местного населения к русской армии во время русско-японской войны.

Южноманчжурский театр

Южноманчжурский театр во время русско-японской войны приобретал несравненно более важное значение, чем Североманчжурский: русские владения на Ляодунском полуострове подвергались непосредственной угрозе.

Захват японцами Южноманчжурской ветви КВЖД угрожал перерывом связи Квантунского гарнизона с центром России. Помимо того, значение Южноманчжурского театра в 1904 г. определялось наличием здесь русского флота и удобных для высадки японского десанта участков побережья.

Южная Манчжурия представляет собой местность, покрытую двумя горными массивами, разделенными обширной долиной реки Ляохэ. К востоку от Ляохэ тянутся Ляодунские горы, а западнее этой реки проходит нагорье Ляоси. Ляодунские горы, представляя серьезную преграду на путях из Кореи к бассейну реки Ляохэ, являются южными отрогами Чаньбошаньской горной системы. К югу от реки Тайцзыхэ наибольшее значение имел Шеншуйлинский хребет, имеющий ряд доступных перевалов. Наиболее доступным является здесь направление Шынхуанчен — Ляоян. Западный отрог Чаньбошаня — Далинский хребет — заключен между реками Хуньхэ и Тайцзыхэ.

Северные отроги Далинского хребта заканчиваются долиной реки Хуньхэ, а южные отроги переходят в долину реки Тайцзыхэ. Ляодунские горы к западу постепенно понижаются. Нагорье Ляоси, соединяя Южную Манчжурию с провинцией Печили, тянется от Великой китайской стены до пересечения реки Ляохэ с монгольской границей и представляет собой холмистую поверхность, не препятствующую движению войск.

Заканчивается Южная Манчжурия Ляодунским полуостровом, северная часть которого представляет собой горное и бездорожное пространство, переходящее по мере продвижения к берегам Ляодунского залива в равнину.

Южная Манчжурия бедна растительностью. Только в нагорье Ляоси встречаются небольшие тополевые рощи. Кроме того, небольшие перелески и рощи, группирующиеся главным образом в речных долинах, имеются в нагорье Ляодун.

Южноманчжурский театр изрезан множеством рек, принадлежащих к двум бассейнам: Ляодунского залива и Корейского. Из рек бассейна Ляодунского залива главной является Ляохэ. Протекая в обнесенных плотинами низких берегах на протяжении около 650 км, Ляохэ при ширине, колеблющейся между 150 и 750 м, представляет наибольшую преграду в своем нижнем течении, где при впадении в нее рек Тайцзыхэ и Хуньхэ она имеет наибольшую ширину. Глубина реки колеблется от 1 до 6 м. Наличие множества бродов в среднем течении реки облегчает переправу. Для мелкосидящих судов река судоходна и могла быть использована для коммуникационных целей. Левые притоки реки Ляохэ — Хуньхэ и Тайцзыхэ — протекают параллельно течению Ляохэ и впадают в нее после слияния в одну реку. В сухое время года эти реки доступны для переправы, а в дождливое время представляют собой серьезную преграду на путях из Северной Манчжурии в Южную. Правый приток реки Тайцзыхэ — реки Шахэ — имеет незначительную глубину; ширина ее не превышает 25 м. Тайцзыхэ в сухое время имеет множество бродов в своем течении до Ляояна; ниже она представляет труднопроходимое препятствие. Из рек, впадающих в Корейский залив, наиболее значительна Ялу — река, пограничная с Кореей. Эта река берет начало и Чаньбошаньских горах и, отличаясь быстрым течением, имеет на своем протяжении небольшое количество бродов. Устье реки запружено баром, который не пропускает в реку крупные суда. Имея в своем верхнем течении ширину до 80 м, Ялу по мере дальнейшего течения расширяется, достигая у устья ширины в 4 км и образуя здесь множество рукавов. Между устьями впадающих в нее притоков Эйхэ и Амбихэ Ялу имеет ряд островов. Протекая в гористой и бездорожной местности, пересеченной в некоторых местах болотистыми участками, Ялу является крупным препятствием на путях из Кореи в Южную Манчжурию.

Грунтовые дороги Южной Манчжурии представляют собой углубленный накат, окаймленный по сторонам полями гаоляна выше человеческого роста, что серьезно препятствует ориентированию. В сухое время дороги очень пыльны, а во время дождей покрываются липкой, медленно высыхающей грязью, по которой иногда невозможно движение не только повозок, но даже людей. Высыхая, дороги образуют крупные комья, затрудняющие движение. Постепенное понижение уровня полотна дороги вынуждает жителей накатывать новые пути и иногда по новым направлениям.

Искусственные переправы через реки существовали только на мандаринских дорогах и находились обычно в запущенном состоянии. Узлом мандаринских путей являлся Мукден, к которому стекаются дороги из Телина, Факумыня, Инкоу, Шанхайгуаня, Порт-Артура и Фынхуанчена.

Население Южной Манчжурии состояло почти исключительно из китайцев. К 1904 г. численность населения возросла до 9 с лишком миллионов. Рост населения объясняется отчасти массовым переселением сюда китайцев, страдавших от наводнений во время разливов реки Желтой и от жестокой безработицы. Так же как и в Северной Манчжурии, беднота искала здесь заработка на местных мелких предприятиях или оседала на арендованном у помещиков и кулаков клочке земли. Наиболее густо были заселены долина рек Ляохэ и побережье Ляодунского залива, где население занималось почти исключительно земледелием, производя кукурузу, чумизу, бобы, гаолян и пр. Недостающие здесь пшеница и рис ввозились преимущественно для зажиточных слоев населения.

Сельское население ютилось в глинобитных фанзах, окруженных глинобитными же заборами в 1 м толщиною и около 2 м высотой. Главный город Южной Манчжурии — Мукден, торговый и промышленный центр, насчитывавший около 300 000 населения. Город окаймлен двумя толстыми стенами: внешней — глинобитной и внутренней — каменной.

Другим крупным городом был обнесенный каменной стеной Ляоян, насчитывавший 70 000 жителей. Сюда вели пути из Мукдена, Фынхуанчена и Инкоу. У подножья Ляодунского хребта лежал г. Фынхуанчен с 40 000 жителей.

Единственным портом в Манчжурии, который мог быть использован японцами, являлся Инкоу, расположенный у устья Ляохэ. В 1900 г. здесь уже существовал европейский квартал.

Климат Южной Манчжурии характеризуется резкими переходами от тепла к холоду. Малоснежная зима сопровождается резкими холодными ветрами с севера и северо-запада. Зима сменяется жарким летом с обильными дождями и морскими ветрами. Лучшее время года в Манчжурии — осень, когда спадает жара и прекращаются дожди.

Западная часть Южноманчжурского театра, приближаясь по характеру поверхности к низменным областям Европейской России, была более привычна для русского солдата, восточная же часть театра — гористая и бездорожная — представляла большие трудности для действий русских войск.

В русско-японскую войну Корея явилась первоначальной базой для японских войск, действовавших в Ляоянском направлении с востока. Захват Кореи и овладение ее береговой полосой на юге дали Японии возможность разобщения морской связи между Квантуном и Владивостоком. Этим же объясняется упорное стремление царского правительства утвердиться на южном берегу Кореи, чему, однако, воспрепятствовали японцы. Господство на море позволило японцам начать высадку своей армии на западном берегу Кореи — в Чемульпо — и избавило их таким образом от необходимости длительного марша вдоль Корейского полуострова.

Операционные направления

Русско-японская война выявила наиболее выгодные операционные направления на Манчжурском театре. Раздельное движение японских армий к Ляояну происходило по трем основным направлениям, оказавшимся наиболее удобными для вторжения в глубь Манчжурии.

Путь 1-й армии Куроки на протяжении 220 км тянулся от Саходзы через Фынхуанчен и Феншуйлинский перевал к Ляояну по гористой, слабо населенной и малодоступной местности, пересекаясь в нескольких местах крупными перевалами. От главной дороги у Селючжан отделялась дополнительная дорога, которая у деревни Тхавуан вновь соединялась с главной. Вспомогательным путем на этом направлении служила неудобная для движения дорога Чхансен (на Ялу) — Куаньдясань — Ляояи. Поперечные пути представляли собой труднопроходимые горные тропинки.

Основным операционным направлением для 4-й армии Нодзу послужила дорога Дагушань — Ляоян протяжением в 170 км. Дополнительными направлениями могли служить: Дагушань — Хайчен длиной в 140 км и Дагушань — Гайчжоу на таком же, примерно, протяжении. Все три пути, выходя эксцентрически из Сюяня, проходили через горные хребты и пересекались несколькими труднопроходимыми перевалами. Выгода этого направления определялась возможностью перерыва связи Порт-Артура с главными силами русской армии и Центральной Россией.

Операционным направлением 2-й и 3-й японских армий служила полоса железной дороги Порт-Артур — Гайчжоу — Ляоян протяжением около 350 км. На этом пути японцы встречали ряд сильных позиций, расположенных перпендикулярно направлению их движения. Направление это связано с наиболее выгодным коммуникационным путем, упрощавшим снабжение войск. Вторым операционным направлением 2-й и 3-й армий служила линия Бицзыво — Цзиньчжоу. Господство японцев на море создало возможность беспрепятственного использования этого направления, что привело к изоляции Порт-Артура.

Направление Инкоу — Ляоян протяжением свыше 120 км (долина реки Ляохэ) было использовано как путь подвоза по реке. Для движения войск служила дорога Инкоу — Ньючжуан — Ляоян.

Таким образом, театр военных действий имел ограниченное количество операционных направлений, допускавших маневрирование. Вне перечисленных направлений движение оказывалось крайне затруднительным и даже невозможным, как, например, в восточной части Южноманчжурского театра.

Состояние железнодорожных путей. К 1904 г. Сибирская железнодорожная магистраль уже существовала; однако Кругобайкальский участок дороги достраивался уже во время войны. До окончания постройки Кругобайкальской дороги войска перевозились через Байкал на ледоколе, а когда озеро было сковано прочным льдом, войска проходили по нему походным порядком и перевозились по железнодорожному пути, проложенному прямо по льду Байкала.

КВЖД проходила в Манчжурии от станции Манчжурия до станции Пограничная. От Харбина тянулась на юг Южноманчжурская ветвь, которая заканчивалась в Порт-Артуре. Крайняя нужда в строительных материалах и необходимость ускорения темпов строительства в предвидении войны с Японией заставили царское правительство упростить технические условия стройки, так же, как это было сделано при проведении главной Сибирской магистрали.

Еще в 1899 г. дорога подверглась нападениям местных жителей, главным образом лодочников, кули, курьеров и др., которым железная дорога угрожала безработицей. Летом 1900 г. нападения на железную дорогу возобновились. Несмотря на большие потери, которые несли китайцы в борьбе с русской охранной стражей, большая часть дороги очутилась к концу лета в руках китайцев. Царское правительство усилило охранную стражу, причем стоимость ее содержания еще до начала массового движения китайцев определялась суммой в 2 350 000 руб. Вообще охрана железных дорог в Манчжурии требовала крупных сил и ко времени Мукденского сражения доходила до 50 000 человек. Во время русско-японской войны КВЖД служила единственным коммуникационным путем русской армии; при этом ЮМЖД имела крайне невыгодное для русских войск направление — перпендикулярно предполагавшемуся операционному направлению японцев из Кореи.

Манчжурский театр, пересеченный горами и бедный путями, которые к тому же перерезались горными цепями, своей малокультурностью крайне затруднял действия войск. Только западная часть Южноманчжурского театра была вполне доступна для маневрирования.

Действия в горах требовали от войск специальной подготовки, ясного понимания обстановки и приспособленности войсковой организации к горным условиям, чего не было у русских.

Японцы были хорошо знакомы с театром военных действий отчасти по опыту японо-китайской войны, отчасти в результате специального изучения его в предвидении войны с Россией. Русское же военное ведомство в 1901–1902 гг. производило топографические съемки в Манчжурии, но карта была изготовлена только до параллели Ляояна; севернее имелись только съемки отдельных маршрутов. Вполне понятно, что незнакомство русских с горным характером театра войны облегчало действия японцев в войну 1904–1905 гг.

Морской театр

Действия морских сил развивались в Японском и Желтом морях, а также в северной части Восточнокитайского моря. Корейский и Цусимский проливы, связывающие Японское море с Желтым, находились всецело в руках японцев. Близ этих проливов располагались пять военных портов Японии, важнейший из которых — Сасебо — являлся главной базой японского флота.

Помимо этих портов во Внутреннем японском море и на берегах Тихого океана имелся ряд военных портов, богато оборудованных арсеналами, ремонтными и судостроительными заводами, доками и запасами угля, то есть всем необходимым для снабжения флота и поддержания его в постоянной боевой готовности.

Россия имела на Дальнем Востоке только два военных порта — Владивосток и Порт-Артур. Кратчайший путь соединения этих портов проходил через Корейский и Цусимский проливы, в центре сосредоточения японских морских сил.

Русские военные порты были слабо оборудованы и не обеспечивали многообразных нужд флота. Во Владивостоке имелся сухой док для больших кораблей с мастерскими, оборудованными лишь наполовину. Запасы угля были ограничены. Порт-Артур как военный порт имел существенные неудобства: углубленный землечерпанием тесный внутренний бассейн и узкий выход из порта в море, который к тому же был доступен лишь во время прилива (в большую воду). Ни доков для броненосцев, ни ремонтных мастерских не было. Запасы снарядов и угля были незначительны.

Крайне невыгодное значение для крепости Порт-Артур приобрел расположенный в Талиенванском заливе коммерческий порт Дальний, прекрасно оборудованный для выгрузки океанских пароходов, как конечный порт Великого сибирского пути. Быстро захваченный японцами, он являлся готовой гаванью (около 30 км от Порт-Артура) для выгрузки войск и осадных средств, необходимых для действий против крепости.

В 70 милях11 от Порт-Артура и в 90 милях от устья реки Ялу находилась группа островов Эллиот, очень удобных для стоянки флота, наблюдающего за Порт-Артуром.

Корейское побережье Японского моря, бедное заливами и островами, не представляет удобств для высадки войск. Серьезное значение для Япония имели здесь Цусимский и Корейский проливы, отделяющие Японские острова от Кореи. Связь с Кореей облегчалась наличием в проливах ряда островов, из которых самым крупным является остров Цусима.

Желтое море с Корейским и Ляодунским заливами по сравнению с Японским представляет лучшие условия для плавания и имеет на своем азиатском побережье значительное количество островов. Высадка здесь затрудняется мелководьем у берегов и сильнейшими приливами и отливами. Наличие на берегах Корейского залива объектов, привлекавших внимание японских сухопутных и морских сил, послужило для японцев основанием к тому, чтобы именно здесь развернуть боевые действия своего флота и произвести десант.


11 Морская миля равна 1 850 м.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4718