Глава XVIII. От Мукдена к Портсмуту

Силы сторон и расположение армий после мукденской операции

С вытеснением русских из Южной Манчжурии война для японцев в сущности была закончена, и никаких шагов к дальнейшему наступлению в Манчжурии японцы пока не предпринимали. Для создания более выгодных условий при заключении мира японское командование предприняло лишь экспедицию на остров Сахалин, производя в то же время обширные оборонительные работы и закрепляя свое расположение на случай возможного перехода русских в наступление.

Точных сведений о силах японцев за Сыпингайский период не имеется. По данным штабов Манчжурских армий, японцы насчитывали в средних числах мая 1905 г. 334 700 бойцов при 922 орудиях. Кроме того, предполагалось, что японцы имели здесь запас в 96 600 человек, из которого восполнялась убыль людей после боев. Обычно японцы старались иметь на театре войны 25% излишка людей сверх штата для непрерывного восполнения убыли в войсках, поэтому японские войсковые части держались почти все время в штатном составе, тогда как русские войска всегда находились в некомплекте.

В то же время русские армии, насчитывая к концу марта около 364 000 человек боевого состава, начали возрастать в связи с прибывающими пополнениями. Предполагалось довести численность боевого состава до 555 000 человек. Стремления русского главного командования были направлены не только к доведению численности батальонов до штатного состава — 1000 человек, но и к созданию по примеру японцев в ближайшем тылу запаса резерва численностью до 100 000 человек. Линевич придавал большее значение количеству батальонов, чем доведению их до штатного состава; иначе говоря, он придавал больше значения количеству батальонов, чем их качеству.

К августу 1905 г. Манчжурские армии насчитывали до 562 батальонов, но некомплект личного состава составлял 11%.

Опыт войны показал царскому правительству всю невыгодность комплектования действующих войск запасными. Этот опыт был учтен, и все пополнения войск после Мукденской операции состояли преимущественно из срочнослужащих солдат или новобранцев. Число запасных допускали не свыше 17%.

Всего на Дальний Восток прибыло после Мукденской операции свыше 200 000 человек пополнений, из которых около 17 000 человек направлено было в Приамурский округ. Помимо того прибывали новые войсковые соединения.

В известной степени был урегулирован вопрос об укомплектовании командным составом, некомплект которого в действующей армии составлял около 35%. Недостаток офицеров в Европейской России вынудил перейти к массовому производству солдат в прапорщики запаса и зауряд-прапорщики.

Таким образом, к концу войны Россия довела численность Манчжурских армий до 446 500 штыков, не считая остального состава строевых и нестроевых.

Цифра эта является небывалой за всю войну, если принять во внимание, что под Ляояном русская армия насчитывала только 130 000 штыков, на Шахэ — 170 000 штыков и под Мукденом — 275 000 штыков. Количество пулеметов было доведено до 374. К концу августа 1905 г. русские имели, как уже сказано, 446 500 штыков против 337 500 штыков японских, включая сюда и 25% надбавки. При этом Япония уже черпала из источников, предназначенных для обороны Японских островов.

В общей сложности численный состав русских армий на Манчжурском театре, кроме тыловых войск и войск Приамурского военного округа, равнялся к концу августа 1905 г. 788 000 человек. Точная численность японских армий к этому времени неизвестна, однако, по некоторым исчислениям Япония выставила на войну 1,8% своего 45-миллионного населения, в то время как Россия имела на Дальнем Востоке 0,55% от 140-миллионного населения. При этом не принято во внимание восполнение потерь обеими сторонами.

* * *

Отступившая к Сыпингаю русская армия заняла позиции, которые тянулись вдоль возвышенного правого берега реки Чаосытайхэ и, пересекая хребет Бейлин, продолжались далее до высот восточное деревни Хошулинза.

Первоначально общее протяжение русской позиции не превышало 24 км, но по мере прибытия пополнений расширилось до 60 км. Позиция эта была намечена еще в 1903 г., причем характер местности способствовал успешному приспособлению ее к обороне.

В общей сложности здесь было выстроено свыше 200 опорных пунктов. На некоторых участках устроены две и даже три линии обороны с приспособлением всех лежащих здесь селений к обороне. Все окопы были защищены от шрапнельного огня и имели перед собой ряд искусственных препятствий.

Наученное горьким опытом предыдущих боев, русское командование позаботилось о проведении здесь ряда дорог, соединяющих позиции с тылом, а также ряда рокадных дорог, облегчавших связь по фронту. На флангах были устроены уступные позиции в предвидении возможности обходных движений японцев.

Одновременно укреплялись также и японцы, создавая в некоторых местах окопы в 2–3 яруса с ходами сообщения. Ряд деревень также приведен был в оборонительное состояние, а для противодействия обходу левого фланга японцы выстроили на песчаных буграх окопы фронтом на северо-запад и юго-запад, имея в виду главным образом необходимость отражения русской конницы.

Общий фронт сплошных русских позиций, начинающихся от реки Чаосытайхэ до высот в 5 км восточнее Мандаринской дороги протяжением до 60 км, был вдвое меньше японского, если не считать русских охраняющих отрядов. При этом японские укрепления по сравнению с русскими выигрывали тем, что они были более эшелонированы в глубину.

На правом крыле Сынинтайских позиций Линевич расположил 2-ю армию, в составе 1-го Сибирского, 8-го, 10-го, 16-го армейских и Сводно-стрелкового корпусов. Корпуса эти расположились к западу от железной дороги. Правый фланг 2-й армии обеспечивался отрядом Мищенко, производившим разведку вдоль реки Даоляхэ и к западу от нее.

К востоку от железной дороги растянулась 1-я армия в составе 1-го армейского, 2-го, 3-го, 4-го Сибирских корпусов и отряда Ренненкампфа. Последний был выдвинут к Хайлунчену для прикрытия путей к Гирину.

3-я армия располагалась в резерве.

По мере роста русской армии за счет прибывающих пополнений боевой фронт все более расширялся и плотность боевого порядка увеличивалась.

Уже к середине мая на 1 км позиций во 2-й армии приходилось 2590 штыков, а в 1-й армии — 1860 штыков.

В дальнейшем, в зависимости от принятия тех или иных оборонительных и наступательных планов, группировка войск на Сыпингайских позициях получала некоторые изменения, причем командующие армиями, как и главнокомандующий, принимали все меры к накоплению резервов, доведя их в общей сложности до 57,6% всей пехоты.

К августу фронт Манчжурских армий с охраняющими фланги отрядами достигал 200 км.

В то же время японцы расположились более широким фронтом. После отступления от Телина русская армия утратила соприкосновение с японцами и ничего не знала об их группировке. Агентурная разведка крайне затруднялась. Жестокая расправа японцев с китайцами, подозреваемыми в сношениях с русскими, почти совершенно лишала русские штабы агентов разведывательной службы. В апреле 1905 г. русские организовали школы для подготовки разведчиков из состава китайского населения. Трехнедельный курс этих школ вскоре был сокращен до 3 дней. В общей сложности удалось выпустить 600 китайцев-разведчиков.

Русская конница по своему обыкновению давала самые скудные сведения о противнике.

Только в средних числах апреля после ряда усиленных рекогносцировок удалось установить расположение 4-й армии Нодзу в районе Телин — Кайюань. Конница Акиямы, входящая в состав 2-й армии Оку, была обнаружена в районе Чантуфу, а конница Тамура из состава 3-й армии — у Сяотайцзы на реки Ляохэ.

Более подробно расположение японской армии удалось установить только через 2 1/2 месяца после многочисленных рекогносцировок и агентурной разведки. Однако трудно было уследить за подходом подкреплений к японским армиям, потому что японцы тщательно следили за тем, чтобы в печать не проникали данные, которые хоть сколько-нибудь могли бы раскрыть их силы на Манчжурском театре.

Сведения русских штабов относительно группировки японских сил сводились к следующему: в течение первых двух месяцев Сыпингайского периода главные силы японцев группировались около железной дороги, причем армия Нодзу стояла в авангарде, имея за флангами: справа — армию Кавамуры, слева — армию Ноги. Куроки и Оку находились в третьей линии по обеим сторонам железной дороги.

Потом обнаружено было развертывание японских армий по фронту и выдвижение армий Куроки и Оку в первую линию.

К августу японцы располагались на фронте около 215 км. На правом фланге армия Кавамуры развернута была на линии Уфаньлоу — Шимяоцзы. Далее располагались армии Куроки, Нодзу и Оку, левый фланг которых достигал Цзинцзятуня. Уступом за левым флангом армии Оку располагалась 3-я армия Ноги. В районе Факумынь — Тундзякоу стояли две резервные бригады, составляя резерв главнокомандующего.

Общая плотность боевого порядка только на боевой линии у русских равнялась 2293 человек на 1 км, у японцев — 1255 человек.

Разработка оборонительных и наступательных планов

После устройства армии на Сыпингайских позициях Линевич организовал ряд совещаний по выработке плана дальнейших действий. Предполагалось, что вероятнее всего японцы предпримут обход правого фланга. В конечном итоге был принят план обороны, предусматривавший удержание противника с фронта силами 2-й и 1-й армий при одновременном противодействии обходу совместными усилиями 3-й и 2-й армий. Однако на многочисленных совещаниях выяснилась абсолютная неуверенность руководящих генералов в возможности удержания на Сыпингайских позициях. Результатом этой неуверенности явилась спешная подготовка тыла к дальнейшему отступлению на линию реки Сунгари. Одновременно с этим начали строиться уступные позиции на флангах для пассивной встречи обходящих войск противника.

Широкие солдатские массы окончательно утратили веру в возможность победы. В армии усилились революционная агитация и пораженческие настроения. Усилилась тяга к дому.

Только в конце мая, когда прибыла на пополнение крупная партия в 75 000 человек, русское командование не только начало питать надежду на возможность удержания на позициях, но даже разрабатывать планы активной обороны, а в начале июля на одном из совещаний у главнокомандующего было решено начать далее подготовку к наступательным действиям.

Переход в наступление предполагался только в одном случае — после успешного отражения атаки японцев, то есть инициатива наступления предоставлялась противнику. В зависимости от действий противника наступление могло выразиться в двух вариантах. Если по условиям обороны 4 корпуса 3-й армии будут поделены поровну для обеспечения обоих флангов общего расположения, то после успешного отбития атаки противника перейти в наступление войсками 1-й армии, усиленной двумя корпусами 3-й армии. В этом случае 2-я армия и остальные части 3-й армии будут содействовать успеху 1-й армии фронтальным наступлением. Если же по ходу обороны вся 3-я армия будет сосредоточена к правому флангу, то удар будет наноситься правым флангом при содействии остальных армий.

По мере прибытия укомплектований при бездействии японцев у русского командования начала появляться мысль о возможности подготовки соображений на случай перехода в наступление, не выжидая наступательной инициативы японцев. При этом общая идея наступательного плана после некоторых колебаний заключалась в нанесении удара правым флангом.

Однако престарелый Линевич медлил с наступлением, считая свои силы недостаточными для того, чтобы взять на себя инициативу действий. Кроме того, выяснилась крайняя трудность подготовки тыла к предстоящему наступлению с нанесением удара правым флангом, что требовало свыше 500 км конно-железной дороги. Удар левым флангом требовал до 345 км дороги. Впрочем, планам этим не суждено было осуществиться, потому что мир был заключен ранее, чем штабы командующих армиями закончили разработку наступательного плана.

Набег русской конницы на Факумынь

Сыпингайский период войны прошел без сколько-нибудь крупных столкновений между противниками. Боевая деятельность войск ограничивалась сторожевой и разведывательной службой.

Обе стороны предпринимали усиленные рекогносцировки. В средних числах мая, когда появились слухи о предстоящем наступлении японцев, решено было организовать набег конницы Мищенко на Факумынь с целью задержать переход японцев в наступление, ожидавшееся, по сведениям агентурной разведки, в средних числах мая.

Сосредоточенному на правом фланге 2-й армии отряду Мищенко в составе 54 сотен и 18 орудий поставлена была задача набегом в тыл противника нарушить нормальную работу одного из главных коммуникационных путей Инкоу — Синминтин — Шакумынь и уничтожить его склады в Инкоу, Синминтине и Факумыне.

Инкоу-синминтинскую железную дорогу решено было не трогать как нейтральную.

На основе опыта неудачного набега на Инкоу Мищенко решил взять с собой только по 300 патронов на винтовку (из них на руках 250) и 218 снарядов на орудие. Из имевшихся в распоряжении Мищенко 18 орудий он взял только 6. Из продовольствия взято было сухарей только на 2 дня, чая и сахара на 10 дней. Все остальное приобреталось путем реквизиций среди местного населения.

К вечеру 15 мая разбросанный отряд Мищенко был сосредоточен в Ляоянвопыне, а 17 мая он выступил двумя колоннами. Правая колонна в составе 24 сотен и 4 орудий под командованием генерала Карцева двигалась без дорог параллельно пути Ляоянвопынь — Кайпинсян, по которому двигалась левая колонна генерала Логвинова — 22 сотни, 2 орудия и 2 пулемета. Связь между колоннами поддерживалась непрерывной линией дозоров впереди фронта движения и особо выделенным взводом, который следовал между колоннами.

Конные разъезды и незначительные части японской пехоты на пути движения колонн отходили, и только в 3 км южнее реки Сяушуза японская рота обстреляла дозоры левой колонны. Правая колонна, не встречая сопротивления, сумела захватить несколько неприятельских повозок с палаточными принадлежностями, которые были русскими сожжены. Обходя высоты, отряд уклонился к западу.

После ночлега в районе Лицзявопу отряд продолжал движение в общем направлении на Фычинпуа, однако в связи с занятием противником на этом пути позиции отряд вынужден был свернуть на Вандзявопу.

Встреченный здесь огнем японцев Мищенко должен был отвести отряд на ночлег в Чжанцзявопу.

Двинувшись к Факумынь-синминтинской дороге, Мищенко к 8 часам 20 мая приблизился к Шилазе и был встречен огнем с высоты, что севернее этой деревни.

Спешенная русская конница атаковала японцев, засевших в окопах севернее Шилаза, и выбила их оттуда, захватив несколько пленных. В то же время остальные части отряда захватили Цинсяйпа, выбив из этой деревни японцев и захватив два пулемета.

Успех отряда позволил Читинскому казачьему полку достигнуть этапного пути и захватить огромный обоз, состоящий из 800 арб с грузом, который был сожжен.

Продолжая движение, левая колонна следовала в направлении деревни Донсяза, которая была захвачена атакой нескольких спешенных сотен при содействии артиллерии. Расположенный здесь японский продовольственный склад был сожжен. Правая колонна тем временем достигла Тасинтуня, где произошел бой, который длился полтора часа и стоил русским 18 человек. Мищенко отказался от попыток взять эту деревню, приказав казакам отойти, однако одна из сотен по собственной инициативе продолжала бой и захватила в плен 140 японцев.

После ночлега в деревне Сяофаншен отряд Мищенко 21 мая начал обратное движение и 24 мая возвратился в Ляоянвопынь.

В результате набега Мищенко японцы потеряли около 270 человек убитыми и ранеными, 234 человек пленными и 2 пулемета; русские потеряли 37 человек убитыми и 150 человек ранеными.

Едва ли можно этому набегу, который известен под названием набега на Факумынь, приписать серьезное значение. Материальный ущерб, нанесенный японцам, был незначительным и не внес расстройства в работу японского тыла в то время, когда армия находилась вне боевых действий. Зато этот набег несколько приподнял моральное состояние русской армии, подавленное после Мукденских боев.

Цусима

Если факумыньский набег несколько приподнял настроение армии, то происшедшая через три дня цусимская катастрофа произвела на армию потрясающее впечатление.

Перед войной царское правительство признавало свои морские силы на Дальнем Востоке вполне достаточными для войны с Японией и только после гибели «Петропавловска» было решено из оставшихся в Балтийском море и строящихся кораблей создать 2-ю Тихоокеанскую эскадру, формирование которой было поручено адмирал Рожественскому.

Формирование эскадры протекало весьма медленными темпами, однако события в Желтом море 10 августа заставили поторопиться, чтобы сколько-нибудь восстановить утраченное могущество царской России на Тихом океане. 15 октября 2-я эскадра вышла из Либавы в составе 7 броненосцев, 1 броненосного крейсера, 7 легких крейсеров, 2 вспомогательных крейсеров, 8 миноносцев и отряда транспортов. Вместе с присоединившимся впоследствии к Рожественскому отрядом Небогатова силы Тихоокеанской эскадры достигли 47 морских единиц — из них 38 боевых, 640 офицеров и 10 000 матросов.

Эскадре предстояло пройти огромное расстояние, не имея ни одной базы на пути — снабжение углем было организовано с помощью иностранных поставщиков. Личный состав был набран наспех и почти не имел боевой подготовки. В итоге эскадра не являлась цельным, крепкоспаянным организмом, а представляла собой объединение большого числа разнотипных кораблей.

На своем длительном пути эскадра Рожественского питалась слухами о вездесущих японских миноносцах, что привело ее к скандальному инциденту. Когда эскадра в ночь на 22 октября проходила Доггер-банку52, Рожественский принял английские рыболовные пароходы за японские миноносцы, обстрелял их и несколько из них потопил. Это вызвало осложнение с Англией и после разбора в Гаагском трибунале русское правительство вынуждено было уплатить Англии крупную сумму.

В Танжере эскадра разделилась. Часть судов, которые по своей осадке могли пройти Суэцкий канал, пошла через Средиземное море, а главные силы вынуждены были обогнуть Африку с юга. После тяжелого плавания, когда приходилось грузить уголь в море, главные силы 29 декабря 1904 г. подошли к Мадагаскару, где к ним присоединился 7 января отряд, шедший Суэцким каналом.

В могущество 2-й Тихоокеанской эскадры никто не верил, а известие о падении Порт-Артура внушило даже Рожественскому сомнение в целесообразности похода в Тихий океан, однако подталкиваемый правительством Рожественский двигался вперед, преодолевая трудности дальнего похода. Для усиления эскадры Рожественскому был придан отряд адмирала Небогатова из 3 малых броненосцев береговой обороны, одного старого броненосца и такого же крейсера. Отряд этот вышел из Либавы только 16 февраля 1905 г., и Рожественский должен был ожидать соединения с ним у Мадагаскара.

Стоянка у Мадагаскара затянулась. Надежды использовать это время для боевой учебы не оправдались вследствие трудности условий стоянки (тропическая жара) и необходимости беречь снаряды. Наконец, не ожидая Небогатова, эскадра 16 марта 1905 г. направилась Индийским океаном через Малайский пролив в Тихий океан.

Благополучно пройдя Зондский архипелаг, где предполагалась встреча с японскими кораблями и подводными лодками, Рожественский решил дожидаться Небогатова у берегов Аннама, колонии Франции, однако по требованию французского правительства эскадра не могла долго оставаться в одной гавани и вынуждена была менять стоянки, выбирая наиболее пустынные бухты. 9 мая отряд Небогатова нагнал, наконец, Тихоокеанскую эскадру, и 15 мая Рожественский направился на север.

Перед русской эскадрой лежали два пути во Владивосток: один прямой, через Корейский или Цусимский пролив, другой вокруг Японских островов через проливы Сангарский или Лаперузов. Имея ограниченные запасы угля, Рожественский решил идти кратчайшим путем через Цусимский пролив, где рассчитывал встретить японский флот и вступить с ним в бой. Основываясь на исходе сражения 10 августа, Рожественский надеялся на возможность прорыва к Владивостоку хотя бы части своих кораблей. Никакого плана боя он не имел и о своих предположениях никому не сообщал. Ему казалось, что инициатива в бою будет принадлежать японскому флоту, как обладающему превосходством в судах и в скорости хода.

23 мая произведена была последняя погрузка угля, причем корабли взяли запасы свыше нормальных, отчего все броненосцы оказались перегруженными, а у некоторых из них вся броня погрузилась в воду.

С 25 мая лишние транспорты были направлены в Шанхай, и дальнейший путь эскадра совершала в полной боевой готовности. Разведки Рожественский не организовал, не желая, по его словам, обнаруживать своей эскадры.

Настроение личного состава эскадры было подавленное вследствие плохого снабжения и перенесенных трудностей на походе в 1600 миль от Либавы до берега Аннама и, наконец, вследствие почти общего сознания своей слабости перед японским флотом.

Японцы ожидали появления русской эскадры еще в январе 1905 г. Того предполагал, что русские могли поставить себе целью прорваться во Владивосток или захватить какую-нибудь гавань близ Формозы и затем вести операции против Японии. На совещании в Токио было решено принять оборонительный образ действий, для чего сосредоточить все морские силы в Корейском проливе и действовать по обстоятельствам.

В ожидании русской эскадры японцы произвели капитальный ремонт кораблей и их вооружения, все неисправные орудия были заменены новыми, и к моменту столкновения со 2-й Тихоокеанской эскадрой японский флот представлял большую силу, прочно спаянную, с боевым опытом и притом воодушевленную предыдущими успехами на море.

Для встречи русской эскадры главные силы японского флота были разделены на три эскадры, каждая в составе 2–3 отрядов. 1-я эскадра адмирала Того состояла из 4 броненосцев, 2 броненосных и 4 легких крейсеров, вооруженных преимущественно орудиями калибра 300, 250 и 200 мм, и многочисленной средней артиллерией 150-мм калибра со скоростью хода 18 узлов. 2-я эскадра адмирал Камимура состояла из 6 броненосных крейсеров и 4 легких. 3-ю эскадру составляли старые броненосцы и легкие крейсеры. Эскадренные миноносцы были распределены между 1-й и 2-й экадрами. Кроме того, имелись вспомогательные крейсеры из торговых пароходов. Со времени появления русской эскадры в Малакском проливе японцы получали точные сведения о ее движении. Последовавший в середине мая выход владивостокских крейсеров указал Того, что время прибытия русской эскадры приближается, и японский флот занял положение, намеченное для встречи противника. 1-я и 2-я эскадры (то есть броненосцы и почти равносильные им броненосные крейсеры) находились на западном берегу Корейского пролива, в Мозампо; 3-я эскадра — у острова Цусима. Вспомогательные крейсеры составляли сторожевую цепь протяжением в 100 миль, раскинутую в 120 милях к югу от главных сил. За этой цепью держались легкие крейсеры и дозорные корабли главных сил. Все корабли были связаны радиотелеграфом и охраняли вход в Корейский пролив.

Соотношение главных элементов морских сил к моменту столкновения было не в пользу русских.

Эскадры Число броненосных кораблей Орудия калибров в Площадь брони Скорость хода
300 мм 200 мм 150 мм
Русская эскадра 12 41 6 52 40% 12–14 узл.
Японская эскадра. 12 17 30 80 60% 12–18 узл.

Орудия Калибр 300, 250, 200 мм Калибр 150 и 120 мм Всего
Эскадры Число выстрелов Вес в кг Число выстрелов Вес в кг Число выстрелов Вес в кг
металла взрыв. в-ва металла взрыв. в-ва металла взрыв. в-ва
в минуту в минуту в минуту
Русская эскадра 14 3680 92 120 4500 108 134 8180 200
Японская эскадра 60 9500 1330 300 12350 1670 360 21850 3000

Приведенные таблицы свидетельствуют, что скорострельность русской морской артиллерии была в 2–3 раза меньше японской; количеством выбрасываемого в минуту металла японский флот превышал русский в 2 1/2 раза; разрывного заряда в японских снарядах было в 5–6 раз больше, чем в русских. Русские снаряды были толстостенные с ничтожным разрывным зарядом. Пробивая отверстия в броне японских кораблей, они не производили тех разрушений и пожаров, которые причиняли русским кораблям сильные разрывные заряды японских снарядов.

Утром 25 мая русская эскадра направилась в Цусимский пролив, взяв курс на южный берег острова Квельпарта. Эскадра шла двумя колоннами с транспортами посредине.

В ночь на 27 мая русская эскадра прошла сторожевую линию японцев. Корабли шли без огней, но следовавшие за эскадрой 2 госпитальных корабля были освещены, и по ним один японский крейсер в 2 часа 25 мин. открыл всю эскадру. Для русской эскадры этот крейсер остался незамеченным.

С рассветом вблизи русской эскадры появился сначала один, потом несколько легких японских крейсеров, державшихся вне выстрелов и исчезавших временами в утреннем тумане. Около 10 часов утра русская эскадра перестроилась в одну кильватерную колонну, имея позади 4 транспорта, 2 буксирных парохода и 2 госпитальных корабля под прикрытием 3 крейсеров.

В 11 часов 10 мин., когда из тумана показался японский крейсерский отряд, по нему был открыт огонь несколькими русскими кораблями. Рожественский приказал прекратить стрельбу и в полдень взял курс норд-ост 23° — на Владивосток. Когда мгла скрыла японцев, Рожественский хотел перестроить правую колонну эскадры в строй фронта, но, вновь увидев противника, отменил начавшийся маневр, и броненосцы оказались в двух колоннах.

Получив еще утром 27 мая от своих разведчиков донесение о приближении русской эскадры, Того немедленно перешел из Мозампо на восточную сторону Корейского пролива (остров Окиносима), установив при этом внимательное наблюдение за русской эскадрой, и, таким образом, из донесений разведки Того «как будто видел ее собственными глазами». Около полудня расстояние между эскадрами сократилось до 30 миль, и Того направился навстречу русским со своими главными силами в составе двух отрядов — всего 4 броненосца, 8 броненосных крейсеров, 4 легких крейсера и 16 эскадренных миноносцев (истребителей).

Два отряда броненосных кораблей должны были атаковать голову русской эскадры, а крейсерские отряды направлялись для атаки транспортов, с обходом их с тыла.

В 13 часов 30 мин. правая колонна русских броненосцев увеличила ход до 11 узлов и уклонилась влево, чтобы выйти в голову левой колонны и составить общую кильватерную колонну. Крейсерам и транспортам приказано было отойти вправо. В это время с северо-востока появилась японская эскадра. Того, имея ход 15 узлов, шел наперерез курса русской эскадры и, оказавшись впереди и несколько влево от ее пути, начал последовательно (один за другим в одной точке) поворачивать в обратное направление. Таким маневром японская эскадра заняла позицию впереди русской.

В момент поворота, очень опасный для японцев, в 13 часов. 49 мин. русские открыли огонь с расстояния около 8 км (45 кабельтовых)53, при этом лишь головные корабли могли стрелять по японцам — для остальных кораблей дальность была слишком велика. Японцы немедленно открыли ответный огонь, сосредоточив его на двух русских флагманских кораблях — «Суворов» и «Ослябя»54. Рожественский повернул вправо, чтобы занять положение параллельно курсу японцев, но последние, пользуясь большей скоростью, продолжали охватывать голову русской эскадры, преграждая ей путь во Владивосток.

Уже через 10 мин., когда японцы пристрелялись, их фугасные снаряды начали производить большие повреждения и пожары в небронированных частях русских кораблей. Пламя и дым затрудняли русским стрельбу и управление кораблями.

В 14 часов 26 мин. на броненосце «Суворов» были повреждены левая машина, телеграф и рулевой привод, и корабль покатился вправо. Еще раньше вышел из строя «Ослябя», который в 14 часов 40 мин. опрокинулся и затонул. Через несколько минут после выхода из строя «Суворов» потерял мачты и трубы, вследствие чего оставшийся целым корпус корабля покрылся густым дымом. Рожественский оказался раненым, и эскадру должен был вести, согласно ранее отданным указаниям, следующий головной корабль «Александр III», а после временного выхода его из строя — «Бородино». Русские корабли продолжали двигаться в относительном порядке, стремясь вырваться из японских клещей, но японская эскадра, не имея серьезных повреждений, продолжала преграждать путь русской эскадре.

Около 15 часов японские крейсеры появились в тылу русской эскадры, вступив в бой с крейсерами и транспортами, сбив их в кучу и захватив при этом русские госпитальные корабли.

После 15 часов внезапно море накрыл туман, под покровом которого русская эскадра повернула на юго-восток и разошлась с японцами. Бой был прерван, и русская эскадра вновь легла на курс норд-ост 23°, надеясь прорваться к Владивостоку, но японские крейсеры нашли своего противника, и бой возобновился с прежней силой.

Через час в связи с вновь появившимся туманом русская эскадра повернула на юг, обстреливая японские крейсеры, получившие значительные повреждения.

Между тем к месту боя приблизились главные силы Того, устремив свой огонь по «Суворову». Охваченный огнем и дымом броненосец продолжал двигаться со скоростью около 10 узлов, отгоняя японские миноносцы стрельбой из двух уцелевших 75-мм орудий. Около 17 часов миноносец «Буйный» подошел к «Суворову» и взял с него Рожественского и часть его штаба, а через два часа 4 японских миноносца выпустили в «Суворова» несколько торпед, после чего броненосец перевернулся и затонул. В командование эскадрой вступил адмирал Небогатов, находившийся на броненосце «Николай I».

Руководимые с броненосца «Бородино» русские корабли в 17 часов 15 мин легли на курс норд-ост 23°, имея теперь перед собой кроме эскадры Того подошедшую эскадру Камимуры. В возобновившемся бою русская эскадра несла большие потери: в 18 часов 50 мин. перевернулся и затонул «Александр III», а в 19 часов 10 мин. таким же образом погиб и «Бородино».

С закатом солнца Того вышел из боя и приказал всем отрядам на утро 28 мая собраться к северу от острова Дажелет (в северной части Корейского пролива), а миноносцам окружить русскую эскадру и ночными атаками довершить успех дневного боя.

За день 27 мая русская эскадра потеряла 4 лучших броненосца, крейсер, транспорт и пароход. Остальные корабли получили значительные повреждения, особенно броненосец «Орел»; из японских кораблей многие получили по несколько пробоин.

Рожественский шел в бой без надежды на успех и держался пассивно, отдаваясь воле событий. Дальней разведки он не организовал, удобного случая нанести поражение японским крейсерам, когда они около 11 часов находились вблизи эскадры, он не использовал. Все стремления Рожественского были направлены к скорейшему достижению Владивостока.

Командиры броненосцев «Александр III» и «Бородино» удачно маневрировали, два раза отрываясь от противника. Если эти маневры не привели к успеху, то есть к прорыву во Владивосток, то причина этого лежит в превосходящей скорости японских кораблей, их непрерывной связи по радио, а еще в большей степени в недостатках русских броненосцев, не обладавших должной живучестью и остойчивостью. Русские броненосцы перевертывались вверх килем.

Японская эскадра маневрировала удачно, однако она два раза теряла русскую эскадру. Успеху японцев в значительной степени способствовал приобретенный ими опыт в маневрировании и в стрельбе, а также огромное преимущество в скорострельности их морской артиллерии и в мощности фугасных снарядов против недостаточно бронированных русских кораблей. К тому же японские корабли, окрашенные в серо-оливковый цвет, были менее видимы, чем русские корабли, окрашенные в черный цвет.

С наступлением темноты боевые действия не закончились. Около 45 японских миноносцев окружило русские корабли с севера, востока и юга. Небогатов, обогнав на своем флагманском броненосце «Николай I» эскадру, стал в голове ее и направился на Владивосток. Крейсеры и миноносцы, задачи которых в ночном бою не были указаны, а также уцелевшие транспорты, оторвавшись от эскадры, направились в разные стороны. Три крейсера ушли в Манилу (Филиппинские острова), где и разоружились, один крейсер был затоплен у острова Дажелет, другой — у берегов Кореи; только крейсер «Алмаз» прорвался во Владивосток, и один крейсер ушел в Шанхай.

Оставшиеся при Небогатове четыре броненосца и один крейсер утром 28 мая были окружены и сдались в плен. Броненосец «Адмирал Ушаков» вступил в бой и, потеряв возможность стрелять, был затоплен своей командой. Миноносец, на борту которого лежал раненый Рожественский, был настигнут японскими миноносцами и сдался в плен.

* * *

Вообще поход 2-й Тихоокеанской эскадры носил авантюристический характер. Поход этот вызван был не столько военными, сколько политическими соображениями в надежде «спасти часть империи».

Если поход от Либавы до Цусимы является беспримерным в морской истории по преодолению огромных трудностей, которые стояли на пути эскадры, то сражение под Цусимой обнаружило отсталую технику кораблестроения и вооружения русского флота, слабую боевую подготовку его эскадры и отсталость русского морского командования.

Русская морская сила на Тихом океане была сокрушена. События под Цусимой окончательно обнаружили всю гнилость романовской военной системы.

В рядах пролетариата усилилось революционное движение, выразившееся в забастовках и волнениях в крупнейших городах России. Точно так же разрасталось крестьянское движение, которое в ряде мест смыкалось с рабочим движением. Участились случаи волнений и даже восстаний в войсках, особенно в Черноморском флоте, где уже давно работали революционные организации.

Летом 1905 г. после Цусимы революционная организация Черноморского флота предполагала во время морских маневров поднять восстание во флоте, однако отсутствие единодушия в революционных организациях различных оттенков этому помешало. Восстание флота не состоялось. Восстал только один броненосец «Князь Потемкин-Таврический». Внутреннее положение в стране было таково, что царизму необходимо было кончать войну и заняться установлением внутреннего «порядка».

В то же время Япония достигла крайнего истощения в длительной войне. Ресурсы военнообученных были настолько истощены, что среди пленных к концу войны попадались старики и почти дети. Патриотический подъем в значительной степени угас. После обращения Японии к правительству США с предложением о посредничестве Рузвельт проявил «инициативу», и между Россией и Японией начались мирные переговоры в Портсмуте.

23 августа был подписан мирный договор, по которому Россия вынуждена была бесплатно отдать Японии ЮМЖД, очистить Ляодунский полуостров и Южную Манчжурию и отдать половину Сахалина до 50-й параллели.

Так русский царизм признал свое бессилие.


52 Доггер-банка — мель в южной части Северного (Немецкого) моря, лежащая на пути из Балтийского моря в Ла-Манш.

53 Кабельтов равен одной десятой морской мили — 185 м.

54 На «Суворове» находился Рожественский со своим штабом. На броненосце «Ослябя» был флаг адмирала Фелькерзама, который умер за несколько дней до боя; Рожественский приказал держать смерть адмирала в тайне.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3927