Глава XIII. Контрнаступление японцев

Обстановка на фронте 10 октября

Нерешительный характер наступательных действий русской армии и ее командования подействовал на японцев ободряюще. Ойяма решил захватить инициативу и перейти с утра 10 октября в контрнаступление с охватом правого фланга русского расположения.

1-я армия в этот день должна была удерживать свои позиции. 4-я армия получила направление на Нингуантунь, а 2-й армии предписывалось охватить правый фланг Манчжурской армии, уравнивая свое наступление на фронте с войсками 4-й армии. Кавалерийская бригада Акиямы должна была также продвинуться вперед.

Таким образом, правое крыло японского расположения придерживалось на месте, и удар наносился центром и левым крылом.

Решение японского главнокомандующего несомненно являлось следствием уже установленной в предыдущих боях слабой боеспособности русской армии и свидетельствовало о полной уверенности Ойямы в успехе. Впрочем, как мы увидим дальше, даже слабая активность, проявленная русскими войсками в боях на реке Шахэ, в значительной степени стесняет волю японского главнокомандующего, который вынужден был менять свой план и в результате отказаться от достижения успеха.

Действия Манчжурской армии 10 октября не могли помешать успеху японцев. Куропаткин решил в этот день укрепляться Западным отрядом на линии реки Шилихэ, заняв лишь передовыми частями отряда высоту, расположенную восточнее Улитайцзы, и ряд высот восточнее Танхайши. Восточному отряду дополнительным приказанием предписано было произвести «захождение левым флангом вперед» и двигаться на запад. Ренненкампфу приказано было прикрывать рек Тайцзыхэ, оставаясь и районе Бенсиху.

Однако еще до получения дополнительного приказания Куропаткина о наступлении Штакельберг решил в этот день ограничиться только рекогносцировкой с целью изучения местности. Корпусам Восточного отряда было приказано оставаться на местах, производя передовыми частями изучение подступов к неприятельским позициям.

Только отряду Ренненкампфа предписывались активные действия в направлении на Бенсиху для обеспечения разведки.

Созданная Ренненкампфу во время подавления «боксерского восстания» репутация весьма энергичного генерала, объятого стремлением вперед, пока еще не рассеялась. Энергичный и решительный в борьбе с восставшими, плохо организованными и вооруженными боксерами Ренненкампф в войне с Японией проявил себя как весьма нерешительный командир, обнаружив при этом тенденцию к постоянным отступлениям.

Получение дополнительного приказания о наступлении не изменило решения Штакельберга. Оправданием для бездействия послужила ссылка на отсутствие карты района действий, однако активность японцев заставила Штакельберга втянуться в бой.

Утром 10 октября Куроки, оставив 2-ю и гвардейскую дивизии на занимаемых позициях, решил продвинуть вперед правое крыло своей армии. Вправо была передвинута 12-я дивизия. 2-я кавалерийская бригада была переброшена к правому флангу для обеспечения армии со стороны реки Тайцзыхэ. В районе Цуйцзя — Даняону сосредоточен был армейский резерв — 4 батальона из состава резервных полков.

Прибывший в ночь на 10 сентября в Бенсиху Шимамура37 на рассвете перешел в наступление на Лаутхалазу38, на которой еще накануне по собственной инициативе утвердились слабые части 3-го Сибирского корпуса. Оставшиеся без поддержки русские очистили горы.

Между тем правый фланг 3-го Сибирского корпуса начал наступление на Лаутхалазу с охватом горы с запада. Наступление велось тремя батальонами различных полков без общего руководства. Приблизившиеся к горе сибирские стрелки, понеся потери от огня своей же артиллерии, отошли в исходное положение. На этом закончилась рекогносцировка 3-го Сибирского корпуса.

1-й Сибирский корпус ограничился в этот день некоторым выяснением впереди лежащей местности, а 2-й Сибирский корпус продолжал укреплять позиции у Сянинтайцзы. Точно так же бездействовал Ренненкампф, отказавшийся от наступления из опасения за свой открытый левый фланг, которому пока никто не угрожал.

Так закончилось задуманное Куропаткиным наступление Восточного отряда. Располагая 60 батальонами и 150 орудиями против 20 батальонов и 45 орудий японцев, Штакельберг мог бы одержать здесь крупный успех, если бы он и его генералы не находились под влиянием своего противника, парализовавшего их активность. Точно так же не была выполнена предполагавшаяся Штакельбергом рекогносцировка флангов и тыла противника.

4-й Сибирский корпус вел в этот день безрезультатный артиллерийский огонь.

Более серьезного успеха японцы достигли в этот день на фронте Западного отряда. 2-я японская армия выступила с некоторым запозданием, имея задачей дня выход на линию Панькхиону — Тайпинзуан. 3-я дивизия перешла в наступление двумя колоннами для захвата района Панькхиону — Лютангоу. Левее наступала также двумя колоннами 6-я дивизия, получившая задачу выдвинуться на фронт Ченцзя — Цунлуньянтунь. 4-я дивизия, которая предназначалась для охвата правого фланга 17-го корпуса, двинулась на Цунлуньянтунь, Тайпинзуан и Лидиутунь. Остальные войска Оку, состоявшие из резервных частей, были сосредоточены в районе Сигуганцзы.

К 10 1/2 часам авангарды 3-й дивизии достигли высот Мынхулунтуня. К этому же времени на эту линию подошли авангарды 6-й дивизии, а к 15 часам японцы, вытеснив русских, уже занимали Шуантайцзы — Тадусампу, имея за своим левым флангом части 4-й дивизии в Шубейтай.

К вечеру под давлением японцев части 17-го корпуса отошли на линию Ченлютангоу — Панькхиону, а 10-й корпус — на линию Хуньбаошань — Нингуантунь.

К 11 часов 10-я японская дивизия, отбросив авангард Мау, заняла Шуанлунсы, а к вечеру 4-я армия приблизилась к фронту Шуанлунсы — Гушуцзы — Улитайцзы.

Таким образом, японцы, не выполнив задачи дня, тем не менее приблизились к объекту действий и заняли исходное положение для наступления на следующий день. При этом выдвинутое расположение левого фланга 2-й армии и конницы Акиямы создавало угрозу охвата правого фланга Манчжурской армии.

Русские в этот день потеряли подготовленные позиции на фронте Западного отряда, не использовав в то же время возможности достижения крупного успеха втрое превосходящими силами на фронте Восточного отряда. Инициатива действий перешла в руки японцев, которые сосредоточили свои главные силы против правого фланга Манчжурской армии, признавая фронт Куроки второстепенным.

Бои за Ендолиулу

На следующий день сражение разыгралось под Ендолиулу.

К утру 11 октября главные силы 17-го корпуса располагались в районе Ченлютангоу — Лютангоу с авангардом 3-й пехотной дивизии на позиции Эршицзяцзы — Шилихэ. Правый фланг позиции обеспечивался отрядом Стаховича (1 батальон, 5 эскадронов и 2 орудия) в Янцзяване и конницей Грекова в Цунлуньянтуне.

10-й корпус выдвинул бригаду Рябинкина на позиции Хунцзячжуан — Фанцзятунь.

Войска Восточного отряда были развернуты на фронте Мяохуопу — Уйнюнин, имея за своим левым флангом отряд Ренненкампфа. 2-й Сибирский корпус продолжал оставаться в резерве.

Между Западным и Восточным отрядами стоял 4-й Сибирский корпус, имея главные силы в районе Хааматан. Конница Мищенко располагалась в районе Лиухэцзы.

Куропаткин оставался при своем решении обороняться на фронте Западного отряда в ожидании успеха на фронте Восточного отряда. Потеря Бильдерлингом позиции вызвала распоряжение Куропаткина о восстановлении им положения.

Ойяма в этот день с утра перешел в решительное наступление, имея целью отбросить Западный отряд от линии железной дороги. Приказом японского главнокомандующего армия Куроки должна была перейти в наступление на Хэйнютунь — Маньцзяфынь. 4-й армии предписывалось занять Улитайцзы, после чего повернуть свой фронт на северо-восток. 2-я армия получила общее направление на Сахэпу. Резерв Ойямы подтягивался несколько к северу.

На фронте Западного отряда бой начался атакой 3-й японской дивизии деревни Ендолиулу при поддержке артиллерийского полка, ставшего на позиции в Мынхулунтунь. Встретив энергичный огонь укрепившихся здесь русских, перешедших в контратаку и частично бросившихся в штыки, японцы вынуждены были отойти.

Вторичной атакой силами всей дивизии генерал Ошима отбросил русских и занял Ендолиулу, отбив неоднократные попытки своего противника вернуть эту деревню.

Одновременно с этим под натиском 6-й и 4-й японских дивизий отряд Стаховича отступил на Цунлуньянтунь, а конница Грекова отошла к Фуцзячжуаньцзы.

4-я японская дивизия заняла Лидиутунь, но на дальнейшее движение к Линшинпу командир 4-й дивизии не решился, опасаясь угрозы его флангу со стороны 6-го Сибирского корпуса, стоявшего в «стратегическом» резерве Куропаткина и оставшегося безмолвным зрителем происходящего перед ним боя частей 17-го корпуса.

Командир 17-го корпуса, опасаясь возможности прорыва центра противником, сосредоточившимся в Ендолиулу, направил для захвата этой деревни шесть батальонов Моршанского и Зарайского полков под общим командованием Мартынова.

Под прикрытием темноты три батальона, наступая в одном эшелоне, двинулись к Ендолиулу с охватом деревни с востока и запада, застав врасплох японцев, которые не выдержали штыкового боя и очистили деревню, оставив множество трупов.

Жестокий критик «Куропаткинской стратегии»39, командир 6-го Сибирского корпуса Соболев проявил себя крайне безынициативным и нерешительным в бою 11 октября. Находясь в непосредственной близости к правому флангу 17-го корпуса, он не только не счел необходимым перейти в наступление против левого фланга армии Оку, но даже отказал Бильдерлингу в некоторой поддержке. По словам Соболева, он считал нужным оказать поддержку только в случае отступления 17-го корпуса прикрытием его правого фланга.

Под давлением Куропаткина Соболев передвинул корпус несколько южнее и выдвинул три батальона в Татай, но вскоре вернул их обратно в связи с отходом отряда Грекова.

Ни Куропаткин, ни Соболев не сумели оценить огромного значения перехода в решительное наступление 6-го Сибирского корпуса и отряда Дембовского во фланг и тыл 2-й армии Оку, что могло закончиться успехом русских.

На фронте 10-го корпуса части 5-й японской дивизии еще в ночь на 11 октября атаковали Гушуцзы, занятую тремя батальонами Воронежского полка. Несколько ночных атак японцев были отбиты русскими, однако под влиянием полученного накануне указания «не ввязываться в бой» командир Воронежского полка отвел свой полк на позиции Хунцзячжуан — Фанцзятунь.

Дальнейшая атака 5-й и 10-й японских дивизий на фронте 10-го корпуса свелась к артиллерийской перестрелке. 10-я дивизия в ожидании успехов своих соседей справа и слева оставалась пассивной.

Атака 1-й армии Куроки

Наступление Куроки против центра Манчжурской армии началось утром 11 октября.

Опираясь на 12-ю дивизию, оставленную на месте, Куроки направил гвардейскую дивизию для захвата высот у деревни Лаоцзяньюй с последующим наступлением на высоты севернее Лиухэцзы. Параллельно с этим 2-я дивизия должна была овладеть деревней Сялиухэцзы. Наступление 1-й армии приводило к столкновению ее с 4-м Сибирским корпусом и отрядами Мау и Мищенко.

Армия Куроки начала бой наступлением 2-й дивизии на фронте, занятом отрядом Мау (авангард 10-го Сибирского корпуса) и передовыми частями 4-го Сибирского корпуса.

На рассвете 3-я бригада Матсунаги подошла к подножию горного массива Саньошисан, который занимал Томский полк (4-го Сибирского корпуса). Первые атаки японцев отдали в их руки южные отроги горного массива, но дальнейшее движение японцев было задержано в глубокой долине, простреливаемой русскими.

К полудню Матсунаги вновь перешел в атаку, использовав для этого свой резерв. Энергичная атака японцев была встречена штыковым ударом Томского полка, на поддержку которого прибыл Семипалатинский полк, но натиск японцев вынудил русских отойти к северным отрогам Саньошисана.

15-я бригада Окасаки, заняв еще на рассвете исходное положение в Паньлашаньцзы, перешла в наступление на Лесную сопку, занятую двумя ротами из отряда генерала Мау. Оборона Лесной сопки затруднялась протяжением ее с севера на юг, что давало возможность ее фланкирования и облегчало охват.

После непродолжительной артиллерийской и ружейной подготовки 15-я бригада перешла в наступление, имея оба полка в одном эшелоне, причем каждый полк двигался в трех эшелонах. В 16 часов японцы приблизились к сопке, охватывая ее на пересеченной местности, и заставили защитников сопки отступить.

В то же время гвардейская дивизия предприняла атаку горного массива Вайтосан. При поддержке сильной артиллерии из района Тангиопудзы — Чжанхейтунь 1-я гвардейская бригада, отбросив передовые части 4-го Сибирского корпуса, заняла южные отроги горного массива. Остальные части гвардейской дивизии атаковали горы Ватанабе-яма.

Гвардейские бригады наступали, имея также полки в одном эшелоне и каждый из полков в трех эшелонах. Уже к 6 часам японцы овладели горным массивом.

Отошедшие к Лиухэцзы и Падиаза части 4-го Сибирского корпуса перешли в контратаку, пытаясь вернуть Ватанабе-яма. Отряд Мищенко начал охватывать правый фланг гвардейской дивизии.

Двигавшийся из Падиаза к Ченгоулинскому перевалу для поддержки 1-го Сибирского корпуса отряд генерала Шилейко также принял участие в бою с гвардейской дивизией, которая к 16 часам была отброшена. Однако в связи с отходом отряда Мау части 4-го Сибирского корпуса под новым давлением гвардии, поддержанной справа частями 12-й дивизии, отведены были Зарубаевым к Хааматану.

Попытки 4-го Сибирского корпуса восстановить положение привели к ночному бою с японской гвардией без положительных результатов. В итоге дня 11 октября центр Манчжурской армии не удержатся на своих позициях.

Неудачная атака перевалов войсками Штакельберга

Так же неудачны были в этот день действия Восточного отряда против 12-й дивизии и бригады Умесавы. Получив от Куропаткина подтверждение поставленной ему ранее задачи продвинуться своим левым флангом к западу, Штакельберг решил захватить Ченгоулинский, Тумынлинский и Тумыньцзилинский перевалы силами 1-го Сибирского корпуса, возложив при этом на 3-й Сибирский корпус задачу по оттеснению японцев с занимаемых ими перевалов на пути Ходигоу — Бенсиху, а на Ренненкампфа — создание угрозы тылу японцев движением на Бенсиху.

Резерв Восточного отряда — 2-й Сибирский корпус — передвигался в Сашицяоцзы. План Штакельберга, предусматривавший фронтальное наступление на закрепившегося в горном районе противника, требовал больших жертв, обещая в то же время сомнительные результаты. Выдвижение отряда весьма осторожного Ренненкампфа, который уже в течение нескольких дней топтался на месте, не могло создать серьезной угрозы флангу и тылу противника.

Штакельберг, так же как и прочие генералы царской армии, оказался неспособным к принятию смелого решения. Сосредоточение главных сил Восточного отряда на своем левом фланге и смелое их движение на Бенсиху и далее в тыл могло бы поставить в затруднительное положение правое крыло армии Куроки и отвлечь значительные силы японцев, действовавших против Западного отряда. Даже принятое решение о выдвижении Ренненкампфа к Бенсиху не получило осуществления вследствие просьбы опасавшегося за свой левый фланг командира 3-го Сибирского корпуса Иванова об оставлении отряда Ренненкампфа на правом берегу Тайцзыхэ против Ходигоу.

Таким образом, войска Восточного отряда вынуждены были атаковать сильные японские позиции на высоких горных массивах, в то время как здравый смысл требовал их обхода.

Утром 11 октября 1-й Сибирский корпус выступил тремя колоннами. Правая колонна Катюжинского — 3 батальона, 1 эскадрон и 8 орудий — направлена была к Ченгоулинскому перевалу; левее ее колонна Лисовского в составе 6 батальонов и 22 орудий перешла в наступление на Тумынлинский перевал, а левая колонна Кондратовича — 9 батальонов, 28 орудий и 8 пулеметов — двинулась к Тумыньцзилинскому перевалу. Правый фланг корпуса прикрывался конницей Грекова.

В резерве командира корпуса оставалось 6 батальонов, 16 орудий и 8 пулеметов.

Фронтальное наступление всех трех колонн на японские позиции оказалось неудачным. Правая колонна задержана была наступлением японцев против левого фланга 4-го Сибирского корпуса и ввязалась в бой у Мяохуоггу. Средняя колонна, подойдя к перевалам, была остановлена огнем японцев и продвинуться не могла. Попытка Кондратовича охватить японскую позицию на неприступных склонах высот также оказалась безуспешной.

Неудачу дневной атаки командир 1-го Сибирского корпуса пытался возместить ночной атакой, но разрозненные действия различных передовых частей 1-го Сибирского корпуса без взаимной связи при бездействии остальных частей против численно превосходных сил японцев успеха не имели.

Не больше успеха имело наступление 3-го Сибирского корпуса. Командир корпуса Иванов организовал наступление двумя колоннами. На правую колонну Данилова — 10 батальонов и 4 орудия — возложена была задача по захвату горы Лаутхалаза, а левая колонна Ренненкампфа в составе 11 батальонов и 26 орудий должна была овладеть тремя перевалами вдоль дороги Ходигоу — Бенсиху. В Каотайцзы сосредоточен был сильный резерв из 10 батальонов и 2 казачьих сотен под командованием генерала Кашталинского.

Левый фланг Восточной группы обеспечивался конницей Самсонова южнее Уйнюнина и отрядом Любавина, который еще накануне выдвинулся в Даюйнуза.

С утра 11 октября 3-й Сибирский корпус начал усиленный обстрел Лаутхалазы огнем 12 орудий, установленных в Каотайцзы, Ходяпуза и отчасти на левом берегу Тайцзыхэ, однако артиллерийская подготовка оказалась бесцельной, потому что на этой скалистой горе, которую японцы считали неприступной, они имели лишь слабое сторожевое охранение.

Только в 12 часов Данилов начал наступление по необследованной местности, где неожиданно встречались скалистые преграды и малодоступные овраги. Понеся большие потери от огня хорошо замаскированного противника, Данилов к ночи отошел в исходное положение. Поддержка русской артиллерии в связи с дальностью ее расположения от объекта обстрела оказалась малосущественной.

Фронтальное наступление Ренненкампфа против слабых сил японцев, укрепившихся на позициях, не имело успеха. Потери от огня японцев вынудили Ренненкампфа с наступлением темноты также отойти в исходное положение.

Для вторичной атаки, которая предполагалась к вечеру, Ренненкампф получил от командира 3-го Сибирского корпуса в виде подкрепления пять батальонов, однако активности он не проявил. Атака была отложена на ночь, а в связи с отходом Самсонова она вообще не состоялась.

Отряд Самсонова оставался весь день в бездействии. Любавин был отброшен японским батальоном, выдвинутым к Иодавану для прикрытия фланга. Прибывший сюда с частью своего отряда Самсонов на атаку японцев не решился, а просьба его о подкреплении не встретила сочувствия у Ренненкампфа.

Чрезмерная осторожность Ренненкампфа вполне совладала с решением Штакельберга, который, узнав об отступлении 4-го Сибирского корпуса, приказал войскам Восточного отряда приостановить наступление.

Так закончилось 11 октября неудачное наступление Восточного отряда, задуманное без учета характера местности. Фронтальная атака японских позиций на малодоступных скалистых высотах закончилась потерей 5000 человек только в левом крыле отряда. Наступление велось без взаимной связи между отдельными колоннами. Выделенные крупные резервы в составе пехоты, артиллерии и даже пулеметов, ослабляя силу наступления, оставались в бездействии или использовались нецелесообразно, будучи расходуемы по частям.

Чуждый современным оперативным идеям, Куропаткин не сумел использовать выгодной группировки сил Манчжурской армии. Наличие за правым флангом своей армии свежего 6-го Сибирского корпуса и отряда Дембовского, а на левом фланге против слабого правого крыла армии Куроки трех сибирских корпусов и отряда Ренненкампфа (всего с резервом 97 батальонов, 40 сотен и 200 орудий) требовало стремительного броска правофланговой группировки во фланг и тыл армии Оку, а главных сил Восточного отряда — на Бенсиху с одновременным движением конницы на сообщения Куроки. Даже и в этом случае в резерве Куропаткина оставался бы 1-й армейский корпус.

Такое смелое решение Куропаткина могло бы привести к крупному успеху. Так поступили бы японцы при аналогичной группировке сил, но такая мысль не возникла у Куропаткина, не понимавшего военного искусства, выдвинутого эпохой войн за воссоединение Германии.

Стремление Куропаткина и руководящих генералов русской армии к созданию резервов оторвало от боевого фронта крупные силы, не считая 4-го Сибирского корпуса, который уже влился в общий фронт. Из этого крупного резерва только незначительная часть приняла участие в бою, остальные части оставались зрителями на поле сражения.

В то же время японцы, отбив атаки Восточного отряда, несколько продвинулись на фронте Западного отряда. Сулящий успех обход правого фланга 17-го корпуса не удался: слишком серьезную угрозу представлял присутствующий здесь, хотя совершенно пассивный, 6-й Сибирский корпус.

День И октября явился переломным в настроении командующего Манчжурской армией и его руководящих генералов. Безуспешная атака Восточным отрядом горных перевалов надломила веру русского командования в успех дальнейших попыток наступления в незнакомой горной местности. Положение на правом фланге также представлялось неустойчивым в связи с угрозой обхода Западного отряда. Десятикилометровый промежуток, образовавшийся между 4-м и 1-м Сибирскими корпусами, внушал опасение прорыва.

Захват японцами Двурогой сопки

Неясность донесений Штакельберга вводила Куропаткина в заблуждение о положении на фронте Восточного отряда. Командующему русской армией представлялись еще возможными наступательные действия на левом фланге. Он решил продолжать 12 октября оборону на фронте Западного отряда, сделав попытку продвинуть вперед отряд Штакельберга.

В то же время Ойяма еще не отказался от выполнения своего плана, заключавшегося в удержании на месте своего правого крыла, энергично наступая левым крылом в охват правого фланга Манчжурской армии. Эта задача должна была решиться выходом 2-й армии на линию Панькхиопу — Лютангоу с оттеснением правого фланга русской армии к Сахэпу.

Японцы, ободренные неудачей русского наступления, решили окончательно захватить инициативу действий в ночных боях, заняв удобные исходные позиции для последующего наступления с утра 12 октября. Командующий 1-й армией Куроки наметил захват в ночь на 12 октября высот между Сялиухэцзы и Янсанзаем, а Нодзу наметил захват в ночном бою Двурогой сопки. Оку полагал возможным захват в ночном бою Лунвапмяо на участке 3-й дивизии и Ланцзыгая на участке 6-й дивизии, предписав войскам перейти в дальнейшее наступление с утра 12 октября. На 3-ю дивизию возложена была задача по выходу на линию Сахэпу — Ламатунь. 6-я дивизия должна была действовать в связи с 3-й дивизией и выйти на линию Ламатунь — Лишинпу. 4-й дивизии предписывалось продвинуться к Куанлинпу, создавая угрозу правому флангу 17-го корпуса.

Ночные бои начались наступлением 10-й японской дивизии, усиленной резервным полком, на Двурогую сопку, которая была занята 6 батальонами и 16 орудиями выдвинутого сюда накануне авангарда 1-го армейского корпуса под командованием генерала Мандрыки. Японцы наступали двумя колоннами.

Правая колонна, составляя 6 батальонов 20-й бригады, двинулась к Двурогой сопке для охвата ее с востока. Для охвата сопки с запада назначена была колонна в составе 9 батальонов 8-й бригады и резервного полка.

После полуночи, сохраняя полную тишину, по световому сигналу одновременно двинулись японские колонны к объекту атаки с примкнутыми штыками. Для опознания своих японцы имели на левых рукавах шинели белые повязки.

Предшествуемые дозорами на расстоянии 30 м, двигались японцы в ночную атаку, сохраняя локтевую связь между бойцами. Полки следовали двумя эшелонами, имея в первом эшелоне по два развернутых батальона. Вторые эшелоны двигались за первыми на расстоянии около 100 м во взводных колоннах.

Правая колонна, приблизившаяся к сопке, была встречена сильным огнем русских со стороны сопки и деревни Танхайши. Японцы зажгли деревню и бросились в штыки. В то же время Двурогая сопка оказалась охваченной с запада 8-й бригадой. Защитники сопки и Танхайши вынуждены были с большими потерями отступить к Санцзяцза.

За захват Двурогой сопки японцы заплатили большими жертвами (1500 человек), но зато они вклинились в центр русского расположения, создавая угрозу прорыва, и заняли при этом удобное исходное положение для действий по флангам прорванного фронта. В этом ночном бою моральное истощение 10-й дивизии было так велико, что Нодзу вынужден был вывести ее в резерв.

Ночные бои на остальном фронте

Позднее начались ночные бои за правым флангом 10-й дивизии, на участке отряда Мау и 4-го Сибирского корпуса. 3-я бригада 2-й японской дивизии перешла в наступление на Сялиухецзы, где располагалась на позициях бригада генерала Левестама (4-й Сибирский корпус). 15-я бригада в это время двинулась к высотам у деревни Елуа.

К утру русские вынуждены были очистить занимаемые позиции и отойти. С таким же успехом продвинулась в ночном бою гвардейская дивизия, заняв к утру 12 октября Лаоцзяньюй и Маньхуагоу.

На фронте Западного отряда японцам в течение ночи также удалось достигнуть некоторого успеха. 5-я японская дивизия в ночь на 12 октября захватила русские передовые окопы у деревни Шилихэ и подтянула свою артиллерию к Сяовэньгоу, облегчив тем самым атаку русских позиций с утра. Точно так же 3-й дивизии удалось под прикрытием ночи занять исходное положение в непосредственной близости к Ендолиулу, а 6-я дивизия выдвинулась своим левым флангом к Эршицзяцза, создавая угрозу правому флангу 17-го корпуса.

В итоге ночные бои на всем фронте оказались неудачными для русской армии и закончились потерей некоторых выгодных позиций и занятием японцами исходного положения для предстоящего наступления с утра 12 октября.

Наступление японцев 12 октября

На 12 октября задача Манчжурской армии формально оставалась прежней. Правое крыло армии должно было удержаться на занимаемых позициях. Восточному отряду предстояло выполнить поставленную ему ранее задачу по захвату перевалов при содействии отрядов Ренненкампфа и Самсонова, которые должны были выйти в тыл Куроки.

Однако мероприятия Куропаткина и Штакельберга на предстоящий день боя нисколько не отражали первоначальных предположений об упорной обороне Западного отряда и наступлении Восточного отряда. Бильдерлингу предлагалось в случае обхода его правого фланга отойти на Лютангоу — Хуньбаошань. Командиру 10-го корпуса предписывалось образовать сильный резерв за своим левым флангом для отражения возможного прорыва японцев на стыке 10-го армейского и 4-го Сибирского корпусов. В свою очередь Штакельберг на этот день предусматривал ряд мероприятий по парированию наметившегося прорыва центра, а Куропаткин через свой штаб указывал Штакельбергу, что «под давлением превосходных сил» Восточному отряду надлежит отходить на Баньянуза, прикрывая левый фланг Манчжурской армии.

В ожидании прорыва центра Куропаткин отдал приказание Штакельбергу о переброске 2-го Сибирского корпуса в Янсинтунь.

Между тем японцы готовились к наступлению, усилив свой правый фланг из опасения выхода русских в тыл. К Бенсиху, как уже сказано, была направлена бригада генерала Шимамуры. Сюда же была притянута 2-я кавалерийская бригада принца Канина из Дайяопу.

Бои Западного отряда

12 октября на фронте Западного отряда наступление японцев началось на рассвете, а к 9 часам 4-я японская дивизия уже заняла Татай и подходила к Халянтаю. В связи с этим отряд Стаховича был усилен полком из резерва. Дальнейшему развитию наступления 4-й дивизии мешало наличие 6-го Сибирского корпуса за правым флангом 17-го корпуса.

В то же время 6-я японская дивизия, начав ранним утром артиллерийскую подготовку, перешла в наступление на Цунлуньянтунь и Эршицзяцза. Стоявшие в Эршицзяцза перемешавшиеся части 3-й и 35-й пехотных дивизий, обстреливаемые фланговым огнем справа, в беспорядке отступили, оставив японцам две батареи. Предпринятая командиром 17-го корпуса Волковым контратака была отбита японцами с большими потерями для русских.

Столь же неудачной оказалась попытка восстановить положение выдвижением к Сяодунтаю полка 6-го Сибирского корпуса, переброшенного еще накануне к Ченлютангоу. При подходе к Ланцзыгаю в густых построениях полк, обстреливаемый сильным огнем японцев, понес большие потери и вернулся в исходное положение.

Стахович пытался оказать поддержку флангу 17-го корпуса наступлением частью своих сил к Эршицзяцза, но атака 6-й японской дивизии на Цунлуньятунь вынудила его очистить эту деревню и отойти к Хунлину. В центре расположения 17-го корпуса части 6-й японской дивизии при поддержке частей 3-й дивизии заняли Ендолиулу.

Командовавший войсками, расположенными на передовой позиции 17-го корпуса, генерал Защук, считая дальнейшую борьбу бесполезной, приказал своим войскам отойти на главную позицию Ченлютангоу — Панькхиопу, но деморализованные неудачами войска, отступая в беспорядке, прошли указанный им рубеж и продолжали отступление к северу.

6-й Сибирский корпус, расположенный в районе Шаулинза — Далиантунь, оставался безучастным свидетелем происходящих на фронте 17-го корпуса событий, продолжая считать себя в резерве командующего Манчжурской армией.

Между тем 3-я дивизия Ошима, выжидавшая результатов боя 6-й дивизии, в 15 часов перешла в наступление на Шилихэ с охватом деревни со стороны железной дороги. Остававшиеся еще здесь части 17-го корпуса не выдержали натиска и отступили, оставив японцам несколько орудий.

Только отсутствие преследования со стороны японцев позволило собрать у станции Шахэ отступающие в беспорядке части 17-го корпуса и в ночной темноте переправить их вброд через реку Шахэ, расположив их на позиции Линшинпу — Ламатунь. Отряд Стаховича, задержавшийся в течение ночи в Хунлину, утром отошел к северу, после чего был расформирован.

Главные силы японцев в этот день не переходили линии Хуньбаошань — Ченлютангоу. 10-й корпус, не встречая нажима со стороны японцев, продержался на своей позиции до темноты и после отступления 17-го корпуса получил приказание от командира Западного отряда отойти на позиции Кудяцза — Ченсанлинцза. 6-й Сибирский корпус отошел на линию Ланьшаньпу — Пенднанза.

Таким образом, бои 17-го армейского корпуса, не поддержанного ни 6-м Сибирским, ни 10-м армейским корпусами, закончились отступлением всего Западного отряда и «стратегического» резерва Куропаткина.

Наступление 6-го Сибирского корпуса во фланг 2-й армии Оку могло бы в значительной степени изменить обстановку, но командир корпуса Соболев не обнаруживал склонности к проявлению наступательной инициативы, а Куропаткин, окончательно утративший веру в успех своего наступления, очевидно, придерживал свой «стратегический» резерв для прикрытия ожидаемого отступления Манчжурской армии.

Попытка прорыва центра

В центре Манчжурской армии к утру 12 октября главные силы 4-го Сибирского корпуса сосредоточены были к Хааматану, куда после ночного боя отошел отряд Мау. Бригада Коссовича (4-го Сибирского корпуса) располагалась на фронте Янсанзай — Дунгаолингоу. Отряд Мищенко, стоявший у Хааматана, передвинулся к востоку для охраны левого фланга 4-го Сибирского корпуса.

15-я бригада Окасаки укрепилась после ночного боя севернее Елуа. Развернувшаяся правее Окасаки 3-я бригада Матсунаги атаковала части 4-го Сибирского корпуса и вынудила их отойти, но после полудня Матсунаги, получивший приказание перебросить свою бригаду на правый фланг 1-й армии, прекратил дальнейшее наступление и, дождавшись темноты, двинулся в указанном направлении.

В 9 часов утра японская гвардия перешла в наступление, охватывая левый фланг 4-го Сибирского корпуса, прикрывшись со стороны 2-го Сибирского корпуса заслоном в составе двух рот. Мищенко и конница Грекова, стоявшая у Наньгоу, были отброшены к северу. Опасаясь за свой тыл, которому угрожал 2-й Сибирский корпус, начальник гвардейской дивизии дальше Хуагоу не продвигался.

Командир 2-го Сибирского корпуса, на виду у которого наступала гвардия, не использовал возможности нанести ей удар во фланг и тыл и оставался на месте, укрепляя свои позиции.

В конце дня 10-я японская дивизия, усиленная двумя резервными бригадами, при поддержке 72 орудий, развернувшись у Танхайши, пыталась захватить Хааматан, но была отбита войсками 4-го Сибирского корпуса, подкрепленными двумя полками 1-го армейского корпуса.

На фронте Восточного отряда

На фронте Восточного отряда 12 октября едва ли кто-нибудь думал о наступлении. После неудачных попыток ночных атак на некоторых участках войска Восточного отряда были деморализованы неприступностью позиций противника.

Расположенные против Восточного отряда три японских резервных бригады, подкрепленные бригадой 12-й дивизии, также не думали об активных действиях, выжидая решительных результатов на левом фланге общего фронта японских армий.

Еще накануне временно командующий 1-м Сибирским корпусом Гернгросс отдал приказание, которым предусматривались оборонительные действия: «на завтра и в последующие дни до получения нового приказания войскам 1-го корпуса ставится задачей удержание занятых ими позиций».

1-й Сибирский корпус вел в этот день вялую артиллерийскую перестрелку, отложив переход в наступление на ночь, но в дальнейшем в связи с необходимостью выделения из состава корпуса сильного резерва в Шанпитайцзы взамен передвинутого в Ясинтунь 2-го Сибирского корпуса Гернгросс от ночной атаки отказался.

3-й Сибирский корпус с утра открыл артиллерийский огонь по горе Лаутхалаза и прилежащим к ней позициям с целью отвлечения внимания японцев от их правого фланга, где предполагалось начать атаку.

Между тем японцы усиливали свой правый фланг, перебросив сюда артиллерию, и, пытаясь создать угрозу обхода крайнего левого фланга русских, появились на левом берегу Тайцзыхэ.

Отряд Любавина продолжал оставаться на месте, но около полудня обстановка на правом фланге японцев резко изменилась: подошедшая сюда кавалерийская бригада принца Канина, поставив на позицию свою единственную батарею и несколько пулеметов, неожиданно обстреляла с близких дистанций отряд Любавина.

Любавин поспешно отошел к востоку, а затем переправился на правый берег Тайцзыхэ.

Подвергшиеся после этого фланговому огню отряды Самсонова и Ренненкампфа также начали отступление. Командир 3-го Сибирского корпуса Иванов, узнав об отступлении Ренненкампфа и Самсонова, отвел свой корпус к северу. Так пятился назад левый фланг Манчжурской армии при появлении слабых сил японской кавалерийской бригады.

День 12 октября характеризуется окончательным отказом русской армии от наступления и переходом к обороне и даже частичному отступлению. Если в предыдущие дни наступательной операции у командования Манчжурской армии еще оставалась надежда на возможность охвата правого фланга японской армии, то день 12 октября обнаружил всю неприспособленность руководящего состава Восточного отряда к решительным и целесообразным действиям. Русские генералы не решались на атаки японских позиций, откладывая на ночь активные действия, которые в дальнейшем под тем или иным предлогом отменялись.

Куропаткин не сумел настоять на выполнении своего плана. Поставленный в зависимость от действий японцев, Куропаткин перенес центр своего внимания от Восточного отряда к 4-му Сибирскому корпусу, где противник, нащупав стык между Западным и Восточным отрядами, наметил прорыв русского фронта.

Разрозненные действия русских войск не дали успеха. Отсутствие взаимной поддержки в русских войсках и полное отсутствие инициативы их командного состава позволили японцам действовать смело, подставляя безнаказанно свой фланг и даже тыл.

В то же время японское командование, не имея сил для охвата флангов, попыталось развить наступление против центра Манчжурской армии. Японцы достигли ряда успехов, но обычный для них отказ от преследования остановил дальнейшее развитие успеха.

День 12 октября показал, что даже весьма скромно задуманная русским командованием наступательная операция оказалась для генералов царской армии невыполнимой.


37 Командир 12-й бригады 12-й дивизии.

38 Гора Лаутхалаза является командующей высотой в хребте, идущем от Тумынлинского перевала до реки Тайцаыхэ.

39 Соболев, «Куропаткинская стратегия».

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4020