Глава IX. Ляоянская операция

Планы сторон и расположение армий

После отступления русских к ляоянскому укрепленному району наступательный порыв японской армии был в значительной степени ослаблен изнуряющей жарой, сменившейся тропическими ливнями. Необходимо было устроить тыл, установив новую коммуникацию на Инкоу и подготовив только что захваченный железнодорожный участок для обслуживания войск. Прежде всего нужно было перешить дорогу на более узкую колею для использования здесь подвижного состава, доставленного из Японии.

Армия Куроки оставалась на Юшулин-Тхавуанской позиции. Нодзу и Оку располагались в районе Хайчен — Ньючжуан.

Русская армия пополнялась прибывающими укомплектованиями. В начале августа закончил свое сосредоточение 17-й корпус Бильдерлинга. В середине августа начал прибывать 5-й Сибирский корпус Дембовского. Ожидался 1-й армейский корпус Мейендорфа.

В то же время пополнялись и японские войска. Не увеличивая числа организационных единиц, японцы вливали пополнения в существующие части до штатного состава. Это обстоятельство освобождало их от увеличения числа офицеров.

Японский шпионаж представил своему командованию довольно точные данные о силе и группировке русских войск и об ожидающихся ими пополнениях.

Предстоящее усиление русской армии заставило японское командование торопиться с наступательными действиями, решительный характер которых должен был привести к концу кампании.

План Ойямы предусматривал концентрическое наступление армий: 2-й и 4-й — против Южной группы и 1-й — против Восточной группы с выходом на сообщения русских севернее Ляояна. Трудность фронтального наступления южной группировки японцев требовала достижения предварительного успеха на фронте Куроки для создания угрозы тылу Зарубаева и ослабления устойчивости его обороны. Первоначальной задачей Куроки ставился выход на реку Танхэ для дальнейшего движения к Ляояну. Армии же Нодзу и Оку должны были наступать к Ляояну в полосе железной дороги, сбив предварительно войска Южной группы с занимаемой ею Айсандзянской позиции.

Личный свидетель торжества Мольтке под Седаном, Ойяма не имел возможности сосредоточить под Ляояном превосходства сил, а потому достижение пруссаков, выразившееся в соединении их армий на поле сражения с тактическим окружением армии Мак-Магона, представлялось здесь сомнительным. Задача, поставленная Куроки, не носила решительного характера: ему предписывалось переправиться, «если окажется возможным», через Тайцзыхэ и выйти на сообщения русских. Оку и Куроки не получили задачи сомкнуть свои фланги в тылу противника.

В то же время Куропаткин колебался в выборе плана дальнейших действий. Длительное затишье на фронте не побудило его к наступлению, а вызвало с его стороны лишь «твердое» решение принять бой на занимаемых позициях, в случае если японцы перейдут в наступление. Такое решение, однако, не помешало ему предупредить войска о подготовке к отходу на передовые Ляоянские позиции в предвидении натиска со стороны японцев. Бой на занимаемых позициях, по мысли Куропаткина, должен был носить лишь демонстративный характер.

Вообще перспективы сражения под Ляояном рисовались в воображении Куропаткина в мрачных красках; уже в первых числах августа он приступил к разработке соображений относительно возможной эвакуации Ляояна, прекратив накапливание здесь запасов.

Численность противника, по сведениям штаба Куропаткина, была значительно преувеличена, однако прибытие к 23 августа 5-го Сибирского корпуса и кажущаяся пассивность японцев, объяснявшаяся переброской войск на усиление Ноги, натолкнули даже Куропаткина на мысль о возможности наступления; впрочем, мысль эта была вскоре отброшена, и окончательное решение Куропаткина вылилось в «упорное сопротивление».

В силу этого решения от Зарубаева требовалась энергичная оборона Айсандзянской позиции. Задача Бильдерлинга с формулировке Куропаткина выражалась в «отпоре противнику», если последний начнет наступление против Восточной группы.

К 23 августа Южная группа в составе 1-го, 2-го и 4-го Сибирских корпусов занимала так называемые Айсандзянские позиции, имея впереди сильное охранение. Насчитывавшая 70 000 человек и 152 орудия Южная группа располагалась на 15-километровой позиции под командованием Зарубаева.

3-й Сибирский и 10-й армейский корпуса, составляя Восточную группу под командованием Бильдерлинга, занимали растянувшуюся на 32 километра позицию Ляньдясань — Аппилин и далее до реки Тайцзыхэ, насчитывая в своих рядах 55 000 человек и 298 орудий.

Общий резерв составляли 17-й корпус, отряд Мищенко и частично прибывшие пополнения — всего около 28 000 человек, расположенных в Ляояне. 17-й корпус в начале сражения передан был в состав Восточной группы и числился в ее резерве.

Высаживавшиеся в Мукдене части 5-го Сибирского корпуса в составе около 30 000 человек и 48 орудий составляли армейский резерв. Кроме того, на охране флангов было около 8000 человек.

В промежуток между Южной и Восточной группами было выдвинуто несколько небольших отрядов.

Всего Манчжурская армия к началу операции насчитывала около 160 000 человек боевого состава и 592 орудия и располагалась на фронте в 75 км, что давало среднюю плотность обороны около 2130 человек и 8 орудий на 1 км. Как видно из группировки армий, плотность боевого порядка на фронте Зарубаева превышала плотность боевого порядка на фронте Бильдерлинга ввиду ожидавшегося главного удара японцев с юга. В дальнейшем боевой фронт русских усилился за счет 5-го Сибирского корпуса.

Японцы располагались на достигнутых ими в последнем бою позициях. Армия Куроки силой 45 000 человек и 130 орудий занимала Юшулин-Тхавуанскую позицию, создавая угрозу левому флангу русского расположения.

Уступом за правым флангом позиции у Сихэяна стояла резервная бригада Умесавы, прикрывая Куроки со стороны Бенсиху. По левому берегу Удохедзы растянулись 80 000 человек и 328 орудий армий Нодзу и Оку, имея охранение на правом берегу этой реки. Общая численность всех японских армий достигала 125 000 человек и 484 орудий, причем силы японцев на протяжении операции под Ляояном также увеличивались за счет прибывающих укомплектований.

Пятидесятикилометровый промежуток между армиями Куроки и Нодзу охранялся небольшим отрядом в Тыашеньтуне. Таким образом, группа Бильдерлинга превосходила в силах армию Куроки, в то время как Зарубаев имел против себя превосходные силы японцев.

Соотношение сил на театре войны сложилось в пользу русских. Накапливание японских сил на Манчжурском театре протекало медленно. Расчет японцев на скорое падение Порт-Артура и освобождение армии Ноги не оправдался. С переброской в Манчжурию 8-й дивизии, остававшейся в Японии, не торопились: окончательного господства на море японцы еще за собой не признавали.

Если численное превосходство перед Ляоянской операцией было на стороне русских, то выгодность группировки сил была, несомненно, на стороне японцев, давая последним возможность развития операции концентрическим наступлением с юга и востока. Японский тыл вполне обеспечивался расширенным базированием, в то время как русские были прикованы к единственной железнодорожной магистрали, которой с востока угрожала армия Куроки.

По соображениям японского командования моральное превосходство и охватывающая группировка при пассивно оборонительных тенденциях русского командования должны были возместить сравнительную численную слабость японцев.

Ляоянскии укрепленный район

Ляоянская операция протекала на местности, которая в своей восточной части представляла труднодоступную гористую поверхность, пересеченную долинами и горами с крутыми склонами, обращенными на восток. По мере протяжения на запад местность южнее и севернее реки Тайцзыхэ все более приобретала характер равнины, пересекаемой лишь небольшими группами холмов. В 8–9 км к югу от Ляояна горы пролегали полуокружностью, прикрывая доступ к городу.

Айсандзянская позиция являлась надежным препятствием на путях Нодзу и Оку. Позиция была достаточно укреплена, имела хороший обзор и обстрел. Обход ее с востока затруднялся труднодоступной гористой местностью. Оставалась лишь возможность ближнего охвата ее со стороны Мяотай.

Правый фланг обеспечивался близостью границы нейтрального Китая и узостью полосы, не допускавшей движения крупных сил.

Ляньдясаньская позиция имела удобные для противника подступы и легко могла быть охвачена. С севера к этой позиции примыкала несколько лучше укрепленная Анпилинская позиция. Эта позиция не имела обстрела, и впереди лежащая местность давала возможность скрытого подхода. Пересекающая позицию река Танхэ затрудняла связь по фронту. Обе позиции Восточного отряда имели только по одному пути отступления к Ляояну.

Описанные три позиции, представляя дугу протяжением около 75 км, составляли первую линию обороны Манчжурской армии, хотя мало были связаны между собой по фронту вследствие гористого характера местности.

На эти позиции Куропаткин смотрел как на «арьергардные», не доверяя возможности удержаться на них и бороться с энергичным противником.

Второй рубеж обороны составляла позиция, названная Куропаткиным «передовой». Пролегая по высотам, начиная от линии железной дороги до реки Тайцэыхэ на протяжении 22 км, эта позиция представляла три очага обороны: Маетуньская, Цофаптуньская и Кавлицуньская позиции. Если первая из них имела довольно хороший обстрел, то остальные изобиловали мертвыми пространствами и удобными подступами со стороны противника.

Серьезных укреплений вторая линия обороны также не имела. Инженерные работы ограничились возведением окопов неполного профиля, расчисткой обстрела на 300–600 шагов и устройством некоторых искусственных препятствий. На обратных скатах высот были устроены орудийные окопы с расчетом на стрельбу с закрытых позиций.

На правом берегу реки Тайцзыхэ, по линии Сыквантунь — Янтайские копи17, местность представляла ряд высот с перемежающимися долинами, поросшими гаоляном, причем высокая гора у Янтайских копей допускала весьма широкий обзор.

Вообще передовая Ляоянская позиция могла иметь устойчивость при условии фронтального наступления противника. Появление японцев на правом берегу Тайцзыхэ вынуждало к очищению этой позиции.

Главная Ляоянская позиция составляла третью линию обороны. Правый фланг этой позиции начинался фортом № VIII у деревни Хоуцзялинцза на правом берегу Тайцзыхэ. Дальше позиция тянулась полуокружностью к югу от Ляояна, упираясь своим левым флангом в Тайцзыхэ у деревни Эфа. На всем протяжении около 14 км главная позиция имела 8 фортов временного характера и 8 редутов.

В промежутке между этими укреплениями построены были стрелковые окопы и подготовлены артиллерийские окопы на 208 полевых орудий. Перед позицией имелись искусственные препятствия и произведена была расчистка обстрела. Главная Ляоянская позиция, не имея глубины, подвергала резервы опасности расстрела.

Протекающая здесь река Тайцзыхэ, затрудняя маневрирование в глубине обороны, имела в районе Ляояна 6 мостов через реку и несколько малодоступных для обоза глубоких бродов только севернее Ляояна.

Плотно заселенный ляоянский район был покрыт гаоляном, в котором могли скрываться даже всадники. Крепкие стебли гаоляна, выходящие из влажной почвы, весьма затрудняли движение и ориентирование. Для наблюдения необходимо было иметь переносные вышки.

Для укрепления оборонительного района на правом берегу Тайцзыхэ, восточнее Ляояна, почти ничего сделано не было, и, таким образом, оборона части укрепленного района, простиравшейся к югу и за левым берегом этой реки, совершенно не обеспечивалась в случае, если бы противник появился на правом берегу реки.

Наступление Куроки. Бои под Ляньдясанем и Анпилином

Главнокомандующий японскими армиями решил перейти в наступление 24 августа. На основе уже приведенных соображений армии Куроки предписывалось атаковать Восточную группу русских и к 26 августа овладеть позициями противника на реке Танхэ. Наступление остальных японских армий предполагалось начать после достижения армией Куроки некоторого успеха.

Куроки поставил себе задачей нанести главный удар на Анпилинскую позицию, занятую войсками 10-го корпуса Случевского, и прорвать его фронт с охватом левого фланга. Для того чтобы ввести русских в заблуждение относительно направления главного удара, Куроки выдвинул предварительно против 3-го Сибирского корпуса Иванова гвардейскую дивизию, поставив ей задачу сковать противника на фронте и притянуть на себя его резервы угрозой охвата правого фланга.

Восточная группа расположена была в это время на подготовленных позициях. Ляньдясаньскую позицию занимала 6-я Восточносибирская стрелковая дивизия. 3-я Восточносибирская стрелковая дивизия оставалась в резерве, располагаясь в двух группах: у Кофынцы — 6 батальонов и 16 орудий Кашталинского и у Сяолинцзы — 5 батальонов Марданова.

Анпилинская позиция была занята 10-м корпусом, выдвинувшим на участок высота 300 — «Анпилинский перевал» 9-ю пехотную дивизию, за левым флангом которой стоял полк 31-й пехотной дивизии. Остальные части этой дивизии составляли резерв, расположенный также в двух группах: у Таампина — один полк и у Шупшвянцзы — два полка. В резерве группы в районе Ляояна оставался 17-й корпус и 12 эскадронов.

В ночь на 24 августа гвардейская дивизия Хасегавы, сосредоточенная в районе Тхавуан, перешла в наступление с нанесением главного удара против слабо защищенного правого фланга 3-го Сибирского корпуса.

К рассвету 2-я гвардейская бригада вышла на линию Холунгоу — Сяматунь, имея за своим левым флангом 1-ю гвардейскую бригаду. На достигнутом рубеже дивизия начала окапываться.

Обе бригады выдвинули передовые части, которые сбили боевое охранение русских. Резерв дивизии — 2 батальона и кавалерийский полк — остановился западнее Нютхнай. Здесь же расположилась вся артиллерия дивизии. Для обеспечения левого фланга дивизии гвардейская кавалерия, подкрепленная ротой пехоты, выдвинута была к Цейцзягоу.

Под прикрытием утреннего тумана передовые части гвардии перешли в наступление и приблизились к позиции русских у Тунсинну, однако рассеявшийся вскоре туман позволил русским отбить атаку огнем с близких дистанций. Вторичная атака японцев на Тагоу и Тунсинпу также не имела успеха.

В то же время 2-я гвардейская бригада атаковала центр расположения 3-го Сибирского корпуса, прорвав линию сторожевого охранения между Ляньдясанем и Киминсы. Выдвинутый к Ляньдясаню резерв под командованием Марданова успеха не имел и отошел.

3-й корпус в этот день удержался на месте, потеряв лишь позиции боевого охранения, сбитого передовыми частями противника, который начал окапываться на занятом рубеже.

Окапывание японской гвардии и подтягивание артиллерии вызвали у русских впечатление подготовки японцами исходного положения для предстоящего решительного наступления. В действительности здесь производилась только демонстрация, отвлекавшая внимание от направления главного удара на позиции 10-го корпуса.

Опасаясь обхода правого фланга 3-го Сибирского корпуса, Куропаткин отдал приказание командиру корпуса занять Павшугоу.

Утром следующего дня японская гвардия возобновила наступление, начав артиллерийский обстрел русских позиций у Кофынцы.

После полудня японская пехота заняла Ляньдясань, а к вечеру выполнила задачу дня, выйдя на линию Ляньдясань — Тунсинпу.

В этот же день 3-й Сибирский корпус выполнил приказание об удлинении правого фланга: из резерва, стоявшего в Кофынцы, было направлено 3 батальона к Тасигоу. В то же время к правому флангу примкнул отряд Грекова, который был ранее выслан в Лаодинтану для обеспечения фланга корпуса.

Переоценка сил противника и непонимание его намерений на фронте 3-го Сибирского корпуса заставили Куропаткина направить на усиление Иванова 35-ю пехотную дивизию (17-го корпуса) из резерва.

Таким образом, Куроки удалось ввести русских в заблуждение относительно направления, подготовлявшегося японцами главного удара. Внимание русского командования было приковано к правому флангу Восточной группы.

Успех гвардии облегчил наступление 12-й и 2-й японских дивизий. С вечера 25 августа 12-я дивизия начала наступление, с тем чтобы атаковать русских утром следующего дня. Обеспечив свой правый фланг небольшим отрядом, начальник 12-й дивизии Инуйе двинул свои войска двумя бригадными колоннами на фронте Пегоу — Папаплинский перевал. За правой колонной двигался резерв — 2 батальона и 6 орудий.

Одновременно начала движение 2-я японская дивизия Нисши, которая еще накануне перешла реку Ланхэ с задачей выхода на фронт Цегоу — высота 300. Эта дивизия также наступала двумя бригадными колоннами: правую колонну составляла 15-я бригада Окасаки, которая двинулась на Кунчалинский перевал; 3-я бригада Матсунаги, составляя левую колонну, наступала на высоту 300, лежавшую на стыке 3-го и 10-го корпусов.

Отбросив ночью передовые части русских, занимавших горный хребет восточнее Пегоу, 23-я бригада Кигоши, подкрепленная резервным полком, еще в темноте начала охватывать левый фланг 10-го корпуса. Когда начало рассветать, охватывающая группировка японцев была поддержана огнем артиллерии с высот, что южнее деревни Сакань, на левом берегу Тайцзыхэ.

Высланный русскими резерв для парирования охвата был задержан артиллерийским огнем японцев.

Нажим японцев на левом фланге 10-го корпуса и начавшийся отход правого крыла корпуса под давлением 2-й дивизии заставили русских в 16 часов очистить Анпилинские позиции и отойти в долину реки Танхэ, оставив часть артиллерии в руках противника. Левофланговая бригада 12-й дивизии заняла Чедяпуцзы, оттеснив русских.

Между тем правофланговая бригада 2-й дивизии ночью достигла Хедяпуцза и, сбив передовые части русских у Кунчанлинского перевала, начала приближаться к Цегоу. Левая колонна под прикрытием темноты атаковала правый фланг 10-го корпуса штыковым ударом, оттеснив его к северо-западу. В этом бою, происходившем на весьма пересеченной местности, русские потеряли управление.

Уже после 7 часов командир 10-го корпуса Случевский, израсходовав по частям свой резерв, обратился к Бильдерлингу с просьбой о подкреплении, но начальник Восточной группы, у которого осталась в резерве только одна 3-я дивизия (17-го корпуса), воздерживался от преждевременного ее израсходования.

Не получив подкрепления, командир 10-го корпуса отвел свои войска, сопровождаемые артиллерийским огнем противника, на тыловую позицию, заняв на правом фланге высоту 300 и примыкающие к ней высоты.

В то же время продолжался бой на левом фланге 1-й японской армии. В ночь на 26 августа гвардейская дивизия возобновила наступление, развернувшись на фронте Киминсы — Тунсинпу. Хасегава наносил удар своим левым флангом, поставив 1-й бригаде Асады задачу по захвату района Сесигоу — Тасигоу.

Начавшийся на рассвете обстрел русских позиций огнем 60 орудий, располагавшихся в основном восточнее и южнее деревень Тагоу и Тунсинпу, встретил энергичный ответный огонь русских батарей, стрелявших уже с закрытых позиций. К 11 часов японская артиллерия была отчасти подавлена, однако пехота противника продолжала наступление.

1-я гвардейская бригада двигалась в указанном ей направлении с охватом правого фланга русского расположения у Павшугоу (схема 19) и оказалась здесь в весьма невыгодном положении благодаря энергичным действиям 140-го Зарайского полка (35-й пехотной дивизии).

Оттеснив отряды Дружинина и Грекова, японская гвардия начала теснить правый фланг 3-го Сибирского корпуса, где располагался 24-й Восточносибирский стрелковый полк Лечицкого.

140-й Зарайский полк двигался из Цофантуня в район сосредоточения дивизии — в Кофынцы — и, узнав по пути о появлении японцев у Павшугоу, по собственной инициативе изменил направление своего движения. Сосредоточившись в Павшугоу, Мартынов перешел в наступление на Тасигоу, охватывая фланг противника.

Охотничья команда Зарайского полка двигалась по горам правее главных сил полка. Еще правее двигались одна рота, две сотни и одна охотничья команда под общей командой Висчинского (из отряда Грекова).

Неожиданно атакованная японская гвардия загнула свой фланг, пытаясь задержаться на высотах, однако натиск Зарайского полка, поддержанного с фронта 24-м Восточно-сибирским полком, вынудил японцев к беспорядочному отступлению. Дальнейшему развитию успеха Зарайского полка помешало полученное в полку ложное донесение о скоплении крупных сил японцев у Елюлинцзы, где в действительности оказались только два японских эскадрона, охранявших левый фланг гвардии.

Потерпев здесь неудачу, Хасегава предпринял атаку на фронте Катасы — Тасинтунь, однако и здесь был отбит огнем русской артиллерии, после чего бой прервался разразившимся ливнем.

К вечеру гвардейская дивизия была усилена резервным полком, последним резервом Куроки, но Хасегава в этот день наступления не возобновил.

В борьбе за выигрыш фланга русские потеряли 430 человек, японцы — около 1000.

Боевые действия на фронте Южной группы

На фронте Южной группы японцы перешли в наступление 25 августа. План наступления японцев, основанный на точных сведениях о силе и группировке войск Южной группы, заключался в фронтальном наступлении 2-й армии с обходом позиции русских с востока силами 4-й армии. Кавалерийская бригада Акияма предназначалась для охвата правого фланга Южной группы.

К этому времени 1-й Сибирский корпус занимал позиции по обе стороны железной дороги на параллели Айсандзяна, имея за своим левым флангом 2-й Сибирский корпус на позиции Чжанцзыво — Кусанцзы. Промежуток между этими корпусами охранялся отрядом силой в 2 полка, 6 эскадронов и 16 орудий, который был выдвинут несколько к югу. 4-й Сибирский корпус располагался у Сыфантая.

Правый фланг Южной группы прикрывался конницей Гурко, левый фланг — отрядами Трубецкого, Толмачева и Посохова.

Наступление главных сил японцев началось рано утром по путям, попорченным прошедшими ливнями, и только 10-я дивизия и правофланговая 10-я резервная бригада, которым надлежало обойти левый фланг Южной группы, выступили еще накануне для занятия исходного положения у Мохоасана и Тайпингоу.

Начав атаку в темноте, 10-я дивизия вынудила отряды Толмачева и Трубецкого отступить к Кусанцзы, открыв себе доступ для охвата фланга группы. В то же время остальные части японской армии продвинулись вперед, отбросив на всем фронте авангарды русских, которые отходили, не оказывая серьезного сопротивления и не пытаясь выяснить силу и группировку своего противника.

Таким образом, почти без боя японцам удалось занять исходное положение для атаки русской позиции и создать условия для охвата фланга. Дальнейшие действия японцев по плану командования должны были последовать на следующий день.

Куропаткин, который в первой половине дня 26 августа еще оставался при своем решении упорно сопротивляться, во второй половине дня начал колебаться, а полученное сообщение о захвате японцами Погоу на фронте Восточной группы вызвало окончательное решение отвести Манчжурскую армию на передовые Ляоянские позиции.

Под проливным дождем отступала Манчжурская армия по размокшим дорогам, с трудом преодолевая встречающиеся по пути полноводные от сильного дождя реки, перевалы и заторы, созданные скопившимися обозами. Отступление совершалось беспрепятственно: уставшие японцы, промокшие от дождя, не предприняли немедленного преследования.

Японское командование вообще недооценивало значения немедленного преследования деморализованной неудачами русской армии, руководимой генералами, представлявшими себе силу врага удвоенной и непрерывно оглядывавшимися на «тыловые» позиции. Преждевременное отступление русских явилось для японцев неожиданным. Дождь и туман скрыли отступление русских, а неудовлетворительно организованная войсковая разведка никаких данных об отступлении не дала.

Утром следующего дня гвардейская дивизия начала артиллерийский обстрел Кофынцы на правом фланге 3-го Сибирского корпуса, но ответа не последовало: русская артиллерия еще ночью снялась с позиций и находилась в отступлении.

Перешедшая в наступление 1-я гвардейская бригада имела столкновение с русскими арьергардами, прикрывавшими отход. На фронте 10-го корпуса отступление обеспечивалось сильным арьергардом, оставленным на линии Кусаоцин — Хэую.

Ойяма наметил в течение дня 28 августа выйти войсками 1-й армии на линию Эмицван — Мындяфан (схема 18), а остальными армиями продвинуться на линию реки Шахэ-южная, о чем отдал соответствующее распоряжение; однако вялые действия японцев, задержанных недостатком продовольствия и боеприпасов вследствие неудовлетворительного состояния дорог, не привели к полному выполнению поставленной задачи.

К утру 29 августа Манчжурская армия достигла передовых Ляоянских позиций.

За истекшие дни Ляоянской операции русские потеряли свыше 4000 человек и несколько орудий; японцы потеряли меньше.

Слишком велико было тяготение Куропаткина к Ляоянским позициям для того, чтобы выполнить намеченное решение «упорно» оборонять арьергардные позиции, а между тем возможности обороны истощены не были, не была использована неудача японской гвардии на ее левом фланге. Отход к передовым Ляоянским позициям совершался без серьезных попыток удержания японцев, утомленных предшествующими боями.

По мере сосредоточения Манчжурской армии к Ляояну план концентрического охвата русских объединенными усилиями японских армий становился все более реальным. Японские армии подошли вплотную к Ляоянским позициям, и сближение восточной и южной группировок японцев угрожало тактическим окружением.

Успех японцев был в значительной степени ослаблен отказом от немедленного преследования морально подавленной русской армии. Хорошо организованный шпионаж на театре войны японцы не восполнили столь же хорошо организованной разведкой на поле сражения. Японцы не заметили начала отступления русских, и это обстоятельство, главным образом, исключало возможность немедленного развития дальнейшего успеха путем наступления на плечах отходящего противника.

Восточная группа на арьергардных позициях была равномерно расположена по фронту, вследствие чего на каждом участке обороны русские встречали превосходные силы японцев.

Оборона подступов к Ляояну с востока могла быть достигнута не растяжкой Восточной группы для преграждения пути Куроки, а энергичными действиями крупных сил против правого фланга Куроки, чего последний особенно опасался.

Охраняющие войска, как правило, при появлении противника отходили, не принимая боя и не пытаясь произвести разведку. Если ближняя разведка давала кое-какие сведения о японских силах, группировавшихся непосредственно перед фронтом, то вследствие отсутствия дальней разведки русское командование ограничивалось только догадками, которые рисовали в его воображении крупные японские силы там, где их в действительности не было. Отсюда — колебания Куропаткина в принятии определенного решения.

В этот период японцы часто применяли ночные бои крупными силами, наступая на широком фронте небольшими колоннами.

Дореволюционная военная литература, посвященная описанию русско-японской войны, пестрит восхвалениями подвига командира Зарайского полка, который по собственной инициативе свернул с указанного ему направления для охвата выдвинувшегося вперед левого фланга японцев и при содействии фронтального наступления частей 3-го Сибирского корпуса вынудил японцев к отходу. Этот совершенно естественный и обязательный для каждого сколько-нибудь разбирающегося в обстановке командира поступок, предусмотренный во всех уставах, на мрачном фоне командного состава царской армии казался необычайным героизмом, представлявшим редкое явление в царской армии, с полной яркостью подчеркивает недостаточный уровень военной квалификация русского офицерства, не воспитанного в духе проявления инициативы.


17 10 км к севере-востоку от Сыквантуня.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2815

X