Глава пятая Голод 1932-1933 годов
В 1932-1933 гг. на огромной территории с населением более 50 млн человек разразился страшный голод. Он охватил почти всю Украину, Северный Кавказ, южные районы ЦЧО и Урала, Поволжье, Западную Сибирь и Казахстан, т. е. практически все зерновые районы СССР. В отличие от голода 1921-1922 гг., который был результатом сильнейшей засухи в Поволжье и некоторых районах центрально-черноземной полосы и Украины, голод 1932— 1933 гг. явился следствием сталинской антикрестьянской политики в деревне в начале 1930-х годов. Если о голоде 1921-1922 гг. было широко известно как в нашей стране, так и за рубежом, публиковались материалы в периодической печати, создавались различные общественные и государственные организации помощи голодающим, в том числе и зарубежные (Центральная комиссия помощи голодающим при ВЦИК— ЦК помгол, Американская администрация помощи (АРА), Международная организация Ф. Нансена и др.), то о голоде 1932-1933 гг. мы не найдем ни одного упоминания не только в то время, но и в последующие годы.

Когда в феврале 1933 г. американские журналисты посетили Северный Кавказ и написали о голоде на Кубани, И. В. Сталин написал В. М. Молотову и Л. М. Кагановичу возмущенную записку:

«Не знаете ли, кто разрешил американским корреспондентам в Москве поехать на Кубань?

Они состряпали гнусность о положении на Кубани (см. их корреспонденции). Надо положить этому конец и воспретить этим господам разъезжать по СССР. Шпионов и так много в СССР».

На что Молотов и Каганович на записке Сталина написали: «Это безобразное дело. Надо обсудить в ЦК»301.

О голоде запрещено было писать. Это был поистине «совершенно секретный» голод!

О голоде 1932-1933 гг. в советской печати впервые упоминалось в 1940 г. в статье М. А. Шолохова в сборнике статей, изданном в связи с 60-летием Сталина. Шолохов писал, что в 1933 г. на Северном Кавказе (Азово-Черноморский край) враги народа под видом борьбы с саботажем в колхозах лишили колхозников хлеба. «Весь хлеб, в том числе и выданный авансом на трудодни, был изъят. Многие коммунисты, указывавшие руководителям края на неправильность и недопустимость проводимой ими политической линии, были исключены из партии и арестованы.

В колхозе начался голод...»302.

Однако вина за это возлагалась на краевое руководство (Б. П. Шеболдаев в 1937 г. был осужден и расстрелян. В 1956 г. реабилитирован).

В том же 1940 г., 9 сентября, на совещании в ЦК ВКП(б) в связи с обсуждением кинофильма «Закон жизни» А. Авдеенко И. В. Сталин признал, что «у нас, например, миллионов 25-30 голодало, хлеба не хватало, а вот теперь стали жить хорошо»303. Но ни причин голода, ни его виновников он не назвал, а его речь, как и упоминание о голоде, в печати не публиковалось. Потребовалось более полувека, чтобы о голоде 1932-1933 гг. стали говорить и писать.

Вообще-то голод локального характера в конце 1920-х— начале 1930-х годов был постоянным спутником советской деревни и небольших городов. Провозглашение курса на коллективизацию XV съездом ВКП(б) (декабрь 1927 г.), введение чрезвычайных мер во время хлебозаготовок 1928-1929 гг. резко ухудшили экономическое положение деревни, наступление на зажиточную часть крестьянства — все это привело к обнищанию деревни и в конечном счете к страшному голоду в зерновых районах Советского Союза.

Очевидец голода 1932-1933 гг. писатель Василий Гроссман в произведении «Все течет...» писал, что люди умирали всю зиму 1932/1933 г., но особенно массовый голод наступил весною 1933 года: «Когда снег стаял, начался настоящий голод. Люди ходили с отекшими лицами, ногами и вздутыми животами... Теперь они ели все подряд. Они ловили мышей, крыс, воробьев, муравьев, земляных червей. Они перемалывали в муку кости, а также кожу и подметки; они нарезали старую кожу и мех и делали из них лапшу, варили клей. Когда выросла трава, они стали выкапывать корни, ели листья и почки. В ход шло все, что можно: одуванчику, лопухи, колокольчики, ивняк, крапива...».

К этому людей привела сталинская политика в деревне.

И. В. Сталин надеялся путем коллективизации сельского хозяйства решить зерновую проблему, остро вставшую в 1928-1929 гг., и обеспечить победу социалистического строительства в нашей стране. Опыт хлебозаготовок 1928-1929 гг. показал, что заготовки хлеба в колхозах и совхозах проходили легче, чем в индивидуальных крестьянских хозяйствах, число которых в то время превышало 25 миллионов. А поскольку на пути решения этой задачи стояла зажиточная часть крестьянства— кулачество, которое являлось конкурентом колхозов в производстве сельскохозяйственных продуктов, то в конце 1929 г. Сталин провозгласил лозунг ликвидации кулачества как класса на основе сплошной коллективизации. Поэтому не случайно ликвидация кулацких хозяйств началась в зерновых районах страны — на Украине, Северном Кавказе, Поволжье, ЦЧО и др.



301 РГАСПИ. Ф. 558. On. 11. Д. 741. Л. 3.
302 Сталин. К шестидесятилетию со дня рождения. М., 1940. С. 239.
303 РГАСПИ. Ф. 558. Он. 1. Д. 5324. Л. 66.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 256