4
Разумеется коэффициент 1 к 10 – не догма. Тем, кто мало что решает, можно и платить меньше. Ставка колеблется между коэффициентом 3–4 к официальной зарплате, если речь идет, к примеру, о судье городского суда, и 2–3 – если нужно заплатить народному контролеру. Кому еще? Горкому партии – там есть заведующий отделом промышленности, в соответствующее министерство или главк. ОБХСС, городской, областной, республиканский прокуроры. Так или иначе в дело втягивается 30–50 человек. И создателю схемы остается едва ли 15–20 %. Да и те надо делить с компаньонами.

   Получается, что создатель схемы, получая, конечно, на порядок большие, чем рядовые советские граждане, деньги, тем не менее сопоставимую со своим личным доходом долю отправляет всякого рода проверяющим и чиновникам. Кормит паразитирующую на нем прослойку.

   Но, подождите, можете вы сказать. Если все обстоит именно таким образом, то чего бояться? Если можно так просто со всеми договориться, то откуда посаженные и расстрелянные?

   Штука в том, что взятка – это не страховой полис с гарантированной выплатой. Это лишь способ решить проблему сегодня и с одним человеком. Советская государственная машина в целом частника отторгала. Ее репрессивные органы работали. И зачастую – работали эффективно. Кто именно попадется именно в этот раз? Это был скорее вопрос статистики. Или судьбы. Шанс на то, что вся карательная мощь государства обрушится сегодня именно на тебя, был и у самых, казалось, изворотливых и удачливых.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3885