2. Наследственные разделы и механизм передачи власти в линиях потомков Владимира Ярославича, Изяслава Ярославича и полоцких князей
Теперь следует обратиться к анализу наследования в потомстве самого старшего из сыновей Ярослава Мудрого — Владимира. Как мы уже говорили, то обстоятельство, что Владимир скончался раньше отца, в 1052 г., наложило отпечаток на дальнейшую судьбу его сыновей и внуков. В летописях присутствуют двое сыновей Владимира. Младший — Ярополк упомянут лишь однажды и каких-либо сведений о его потомстве и владениях не имеется. Старший сын Владимира — Ростислав после смерти отца с 1052 до 1064 г. жил в Новгороде. При этом известно, что в данный период новгородский стол занимали другие князья — Изяслав Ярославич и его сыновья. Позднее Ростислав убежал из Новгорода и захватил Тмутаракань, где княжил с перерывами до самой смерти, наступившей в 1067 г. Таким образом, Ростислав остался без наследства и вынужден был путем узурпации захватывать стол в Тмутаракани. Однако никто из собратьев-князей законности этого владения признать не мог. Поэтому и сыновья Ростислава Рюрик, Володарь и Василько вынуждены были всю жизнь добиваться права на владения. Так, Володарь и Василько неудачно пытались захватить Тмутаракань. В первой половине 80-х гг. братья получили Перемышль. Княжеством они, видимо, владели совместно. Однако им было там тесно, и в 1084 г. Володарь и Василько вместе с еще одним изгоем — Давыдом Игоревичем — пытались захватить Владимир Волынский, в котором княжил старший сын Изяслава Ярославича — Ярополк. 22 ноября 1086 г. Ярополк был убит Нерадцом, который, вероятно, сделал это по указанию Ростиславичей, надеявшихся таким способом получить Волынские земли. Рюрик в 1092 г. умер бездетным, и Перемышль получил Володарь. Василько тоже получил от великого князя Всеволода Ярославича собственный удел — Теребовльский. Решениями Любечского съезда эти пожалования были санкционированы. В дальнейшем, несмотря на происки других князей, младшим сыновьям Ростислава удалось удержать Перемышль и Теребовль. Двое сыновей Василька разделили отцовские владения. Старший, Иван, владел Галичем. Он умер бездетным в 1141 г. Так как он пережил брата Ростислава, который скончался также бездетным, Галицкий удел стал выморочным. В летописи сказано, что Галич перешел к двоюродному брату Ивана — Владимирку. Неясно, был ли жив в это время брат Владимирка Ростислав. Вероятно, уже нет, так как в противном случае он тоже мог претендовать на свою часть наследства. То, что на Галич не претендовал сын Ростислава Иван, является аргументом в пользу версии об отсутствии у князей в Древней Руси наследования по праву представления.

Сыновья Володаря Ростиславича после его смерти в 1124 г. осуществили раздел владений отца. Старший, Владимирко, по разделу получил Звенигород и Белз, а Ростислав — Перемышль.

Интересна судьба Перемышльского удела. Еще в 1134 г. единственный сын Ростислава Иван Берладник выдал грамоту на города Берлад, Текуч, Малый Галич1. Однако после смерти отца Перемышль он не получил. В чем причина? Многое проясняет сообщение Ипатьевской летописи 1144 г. Там сказано, что Иван пытался занять галицкий стол, который принадлежал брату отца. После того как эта авантюра провалилась, Иван оказывается без удела. Полагаю, что после 1144 г. Владимирко не допустил перехода к племяннику его наследственной территории.

Что касается Владимирка Володаревича, то он за время своего княжения значительно расширил территорию подвластных ему земель. В 1153 г. (год смерти Владимирка) ему принадлежали города Галич, Прилуки, Звенигород, Белз, Перемышль, Бужск, Шумск, Тихомль, Вышегошев, Гнойница. Поскольку у Владимирка был единственный сын Ярослав, последний и унаследовал все отцовские владения.

Ярослав Осмомысл был одним из самых могущественных князей своего времени. В частности, он способен был влиять на замещение великокняжеского стола в Киеве. Вместе с тем вопрос о наследовании его владений весьма сложен. Его законной женой была дочь Юрия Долгорукого — Ольга. От этого брака он имел сына Владимира. Однако от связи с наложницей Настасьей Ярослав имел еще одного сына — Олега. Связь с Настасьей была причиной конфликта Ярослава с женой и поддерживающим ее Владимиром. В соответствии с древнерусским наследственным правом Владимир — единственный законный наследник. Что касается наследственных прав Олега, то здесь нельзя не вспомнить 98 статью Пространной Русской Правды о наследовании детей рабыни: «Аже будуть робьи дети оу мужа, то задници имъ не имати, но свобода имъ смертию»2. Социальный статус матери Олега, вероятно, был близок к тому, что описано в этой статье. Следовательно, Олег не имел права наследовать после отца. Вероятно, Ярослав Осмомысл это понимал. В Ипатьевской летописи под 1187 г. сказано: «Того же лета преставися Галичькыи князь Ярославъ сынъ Володимерь... и се молвяшеть моужемь своимъ се азъ одиною хоудою своею головою ходя оудержалъ всю Галичкоую землю, а се приказъхваю место свое Олгови сынови своемоу меншемоу а Володимероу даю Перемъхшль и оурядивъ ю и приводи Володимера ко хрестоу и моужи Галичкъхе на семь яко емоу не искатъ подъ братомъ Галича бяшеть бо Олегъ Настасьчичь и бе емоу милъ, а Володимеръ не хожаше в воле его и того деля не дашеть емоу Галича»3. Таким образом, Ярослав пытался незадолго до кончины своей волей изменить законный порядок наследования. Для этого была применена процедура целования креста Владимиром и галицкими боярами, способными повлиять на исполнение его воли. Однако нарушение сразу двух норм древнерусского права привело к тому, что вскоре после кончины Ярослава Олег был смещен с галицкого стола, а чуть позже отравлен боярами. Что касается Владимира, то он после бегства из венгерского плена в 1189 г. занял галицкий стол и оставался на нем до смерти, последовавшей в 1199 г. В связи с тем что у Владимира не было наследников, галицкое наследство стало выморочным и было захвачено волынским князем Романом Мстиславичем4.

Таким образом, в XI—XII вв. в летописях имеются описания по меньшей мере трех предсмертных распоряжений древнерусских князей. В 1054 г. — Ярослава Мудрого, в 1146 — Всеволода Ольговича, в 1187 — Ярослава Осмомысла. Сопоставление обстоятельств и последствий их появления позволяет сделать некоторые выводы. «Ряд» Ярослава, как мы уже говорили, не выходил за рамки наследования по закону. Но даже в этом случае его положения о конкретном перечне городов, назначенных каждому из сыновей, были нарушены. Потребовались решения Любечского съезда, чтобы узаконить наследственный раздел. Подоплека появления распоряжений Всеволода и Ярослава принципиально иная. И в том и в другом случае предпринималась попытка существенно изменить обычно-правовой порядок наследования, нарушить его. В результате распоряжения наследодателей не были выполнены, а раз-дел был осуществлен в соответствии с нормами наследования по закону. Здесь следует согласиться с замечанием М.Ф. Владимирского-Буданова о том, что завещание, противоречащее обычаю, не исполняется5.

Изучение наследования у потомков старшего из «триумвирата» Святославичей — Изяслава — затруднено тем обстоятельством, что они сравнительно рано, уже к середине XII в., сошли на положение рядовых удельных князей и их генеалогия, а тем более состав владений прослеживается очень плохо.

У Изяслава Ярославича было трое сыновей. Самый младший, Мстислав, в бытность отца великим князем наместничал в Новгороде и Полоцке и умер около 1069 г. очень молодым человеком. У Мстислава известен сын Ростислав, о владениях которого нет никаких сведений. Умер он 1 октября 1093 г., а похоронен 16 ноября того же года. О.М. Рапов обоснованно предположил, что Ростислав жил и умер за пре-делами Руси6.

Старший сын Изяслава Ярополк при жизни отца княжил в Полоцке и Вышгороде. После смерти отца и дяди Святослава в 1078 г. он получил от Всеволода Ярославича Владимир-Волынский и Туров. Наследование Турова вполне естественно, так как он входил в состав владений Изяслава по «ряду» Ярослава Мудрого. Что касается Владимира-Волынского, то, как уже было сказано, он освободился после смерти Вячеслава Смоленского и перевода в Смоленск Игоря Ярославича в 1057 г. Вероятно, этот город вошел в фонд земель, которыми распоряжался великий князь. Однако Волынская земля стала ареной борьбы нескольких представителей династии Рюриковичей. На нее претендовал сын Игоря Давыд, внуки Владимира Ярославича Рюрик, Володарь и Василько. Владимировичи и организовали убийство Ярополка 22 ноября 1086 г.7 У Ярополка известны двое сыновей. После смерти отца они, вероятно, унаследовали часть Волынской земли. Ярослав Ярополчич упоминается как владелец Берестья в 1101 г. После выступления против Святополка Изяславича он был лишен удела и умер в заточении в 1102 г. Другой Ярополчич — Вячеслав упомянут в 1103 г., и иных сведений о нем не имеется. Сыновья Ярополка не получили столицу княжества Владимир-Волынский. Дело в том, что сразу после гибели Ярополка Владимиром завладел Давыд Игоревич. В дальнейшем представители этой княжеской ветви не упоминаются.

Наиболее известен второй сын Изяслава Святополк, который занимал киевский стол в 1093—1113 гг. Родился он в 1050 г. При жизни отца владел Полоцкой землей, а в 1078 г. получил Новгород, в котором княжил до 1088 г. Потом он оказался в Турове и находился там до вокняжения в Киеве. Возможно, Туров перешел к Святополку после гибели старшего брата Ярополка в 1086 г. Туров впоследствии и стал наследственным владением Святополчичей.

У Святополка было четверо сыновей. Первый — Мстислав, как и его брат Ярослав, видимо, был рожден от наложницы8. Мстислав в 1097 г. был посажен отцом во Владимир-Волынский, но в тот же год погиб в бою. Потомства он не оставил.

Относительно двух младших сыновей известны только даты их смерти: Брячислава — 28 марта 1128 г., Изяслава — 13 декабря 1127 г. Сведений о владении и потомстве этих князей не имеется.

Дальнейшая ветвь Святополчичей пошла от второго сына Святополка — Ярослава. С 1097 г. он владел Владимиром-Волынским. В 1123 г. против Ярослава выступило местное боярство. В результате он утратил стол и погиб в этом же году при попытке его вернуть. Двое сыновей Ярослава владели уделами в Туровской земле. Вячеславу Ярославичу в 1127 г. принадлежал город Клеческ, а Юрий в 1149 г. фигурирует как князь туровопинский. На первый взгляд не вполне понятно, почему Юрий Ярославич не получил после отца Владимира-Волынского. Однако все произошло в соответствии с уже известной традицией престолонаследия. После потери стола и смерти Ярослава его потомки утратили формальные права на Волынь. Кроме того, с 1118 г. Владимир принадлежал сыну Владимира Мономаха Андрею Доброму, и, конечно, Юрий Ярославич не в состоянии был конкурировать с мощным кланом Мономашичей. Именно пятеро сыновей Юрия Ярославича поделили после его смерти турово-пинскую землю. Причем двое младших Юрьевича княжили в Пинской земле. Трое старших сыновей последовательно сидели на туровском столе: Иван, Святополк (умер 19 апреля 1190 г.), Глеб (умер в 1195 г.). На этом поколении Изяславичей прерывается четкая генеалогическая схема. Однако, например, Глеб до вокняжения в Турове владел городом Дубровица. Князь Александр Дубровицкий погиб в битве при Калке в 1223 г. Очевидно, потомки Глеба по наследству от него получили Дубровцкий удел.

Существует закономерный вопрос: почему Изяславичи как представители старшей ветви Ярославичей, отец которых занимал великокняжеский стол, играли столь незначительную роль в политической жизни Руси? Ответ на этот вопрос во многом лежит в плоскости наследования. Согласно «ряду» Ярослава, Изяслав получает Киевскую землю. По решению Любечского съезда 1097 г. «Киев, Изяславова отчина» был закреплен за Святополком Изяславичем9. Однако потом на великокняжеский стол в Киеве был распространен особый порядок наследования, о котором мы уже говорили. В результате, если Святославичи владели Черниговской землей, а Всеволодовичи — Северо-Восточной Русью, Изяславичи вынуждены были довольствоваться гораздо менее значимым Туровским княжеством. Возможно, была еще одна причина. Династия Туровских князей, существовавшая в XII- XIII вв., пошла от князя Юрия Ярославича. Его отец Ярослав (Ярославец) Святополчич был, скорее всего, незаконнорожденным сыном Святополка Изяславича. С одной стороны, на это указывает его уничижительное имя — Ярославец. Кроме того, у В.Н. Татищева прямо сказано, что два сына Святополка были рождены от наложницы10. Не исключено, что это обстоятельство также накладывало отпечаток на статус туровских князей.

Полоцкая княжеская династия отличалась известным своеобразием. Из Полоцка, как известно, происходила супруга Владимира Святославича Рогнеда. В «Повести временных лет» имеется свидетельство о том, что еще до Крещения Руси один из старших сыновей Владимира Изяслав совместно с матерью владел в Полоцкой земле городом Изяславлем11. Впоследствии Изяслав получил всю Полоцкую землю. Возможно, это было своего рода отступное Рогнеде, так как после 980 г. Владимир вступил в новый брак с родственницей византийского императора. Изя-слав умер в 1001 г., раньше отца. Поскольку его сын Брячислав выбыл из числа претендентов на верховную власть на Руси, за ним был закреплен полоцкий стол.

Брячиславу удалось присоединить к своим владениям Усвятскую и Витебскую волости, которые вошли в состав наследственной массы, полученной его единственным сыном Всеславом. Всеслав активно участвовал в общерусских делах. В 1068—1069 гг. по воле восставших горожан он даже занимал киевский стол.

После смерти Всеслава его владения подверглись наследственному разделу с участием его шести сыновей. Полоцким князем, по всей видимости, стал Давыд, который в этом качестве упоминается в 1127 г., когда его свергли горожане. Глеб, очевидно, получил удел с центром в Минске. Рогволд, имевший также христианское имя Борис, получил земли в верховьях реки Березины, где в 1102 г. основал город Бори¬сов. После свержения брата Давыда он был полоцким князем до кончины в 1128 г. Еще один сын Всеслава, Святослав, по мнению исследователей, унаследовал Витебскую волость. Во всяком случае она впоследствии принадлежала его потомкам. Наконец, владения еще двух Всеславичей — Романа и Ростислава — не локализуются.

На распределение крупнейших уделов в Полоцкой земле большое влияние оказала высылка в Византию Мстиславом Великим в 1129 г. сразу нескольких Всеславичей. Всего были высланы пять князей: Ростислав Всеславич, Давыд Всеславич, Святослав Всеславич и двое сыновей Рогволда-Бориса — Рогволд и Иван. В течение нескольких лет полоцкий стол занимал сын Мстислава Великого Изяслав. Мстиславичи и в дальнейшем оказывали большое влияние на полоцкие дела. После этой акции в Полоцкой земле осталось лишь несколько внуков Всеслава. Это были сыновья Глеба Всеславича Ростислав, Володарь, Всеволод, Изяслав, сын Давыда Брячислав, а также сыновья Святослава Василько, Вячко и Давыд. После возращения из изгнания в 40-е гг. в источниках фигурирует только Рогволд Борисович.

Показательно, что из всех сыновей Всеслава полоцкий стол занима-ли, как было уже отмечено, только Давыд и Рогволд-Борис. Сын Давыда Брячислав упоминается только однажды, в 1127 г., как князь Логожский и Изяславский. Отец его в это время был полоцким князем, поэтому эти территории были, очевидно, условными держаниями Брячислава. В дальнейшем он нигде не фигурирует, что может свидетельствовать фи о том, что он либо умер, либо не принимал участия в политической жизни по каким-то другим причинам. Словом, эта ветвь полоцких князей сошла с исторической сцены12.

У Глеба Всеславича Минского известно четверо сыновей. Изяслав упоминается только в «Истории Российской» В.Н. Татищева13. Ростислав как старший сын получил Минск. В этом качестве он упоминается в 1151 г. Важное обстоятельство состояло в том, что Глеб Всеславич не княжил в Полоцке и, следовательно, его потомки не имели права на главный стол княжества. Однако в 1151 — 1158 гг. после изгнания дяди Рогволда Ростислав занял полоцкий стол по приглашению горожан. В 1159 г. он вернулся в Минск.

У Изяслава известен сын Глеб, который при жизни отца княжил в Друцке. После этого он не упоминается, и, следовательно, трудно судить о том, что он унаследовал из отцовских владений.

Любопытно, что после перехода Изяслава в Полоцк минский стол некоторое время занимает его брат Володарь. Однако после возвращения в Минск Изяслава Володарь фигурирует как князь городеньский. Это позволяет предположить, что по наследственному разделу он получил эту волость.

Еще один Глебович — Всеволод в 1159 г. упоминается в Ипатьевской летописи как изяславский князь. Однако после возвращения из изгнания сын Рогволда-Бориса Рогволд отнял у него удел и дал город Стрежев.

В дальнейшем из Глебовичей в источниках фигурируют только два сына Володаря. Василько в Ипатьевской летописи в 1186 г. упоминается как логожский князь. Владимир Володаревич, согласно В.Н. Татищеву, в 1182 г. княжил в Минске и Бресте14. Переход Минска к потомству Володаря Глебовича может свидетельствовать о пресечении линии, идущей от других сыновей Глеба.

Сложнее обстоит дело с владениями представителей линии, которая ведет свое начало от сына Всеслава Рогволда-Бориса. В 1129 г. его сын Рогволд Борисович был выслан Мстиславом Великим в Византию, где пробыл до 1140 г. Показательно, что после возвращения из изгнания он занимал полоцкий стол в 1144—1151 и 1159—1161 гг. Когда Рогволд дважды утрачивал Полоцк, то мы видим его на друцком столе. Как это объяснить? Вполне возможно изгнанием Рогволда воспользовались другие полоцкие князья для того, чтобы занять территории, перешедшие линии Рогволда Всеславича по наследству. Поэтому ему пришлось самостоятельно добывать себе удел. Позже он смог передать Друцк по наследству, поскольку там в 1180 г. княжил его сын Глеб. В дальнейшем эта линия полоцких князей в источниках не фигурирует.

Гораздо лучше прослеживается генеалогия и схема наследования потомков Святослава Всеславича, особенно его сына Василька. Владе-ния других сыновей Святослава — Вячко и Давыда — не определяются, неизвестно также, было ли у них потомство. Сам Василько до 1132 г. княжил в Изяславле. Вероятнее всего, именно этот город составил его наследственное владение. Во всяком случае в 1159 г. Рогволд Борисович, занимавший полоцкий стол «вда Изяславль Брячиславу, того бо бяша отцина». Интересна судьба полоцкого стола после 1129 г. После смерти Мстислава Великого в 1132 г. у представителей местной династии появилась возможность вернуть главный стол княжества. После высылки 1129 г. в Полоцкой земле оставались только сыновья Глеба и Святослава Всеславичей. Специфика ситуации заключалась в том, что никто из них не обладал юридическими правами на наследование стола в Полоцке, поскольку ни Глеб, ни Святослав его никогда не занимали. Правами на Полоцк обладали только сын Рогволда-Бориса Рогволд. Именно этим объясняется то обстоятельство, что он единственный из внуков Всеслава был выслан Мстиславом Великим. Поэтому вопрос о том, кто займет полоцкий стол в 1132 г., лежал отнюдь не в юридической плоскости. Полоцким князем стал Василько Святославич. Можно лишь предполагать, что Василько опирался на поддержку сыновей Мстислава Великого, что сделало его кандидатуру предпочтительней минских Глебовичей. Не исключено, что полоцкий стол Василько занимал до конца жизни15. В 1144 г. полоцким князем стал Рогволд Борисович, вернувшийся из изгнания.

Источники знают пять сыновей Василька Святославича. Младшие — Изяслав и Всеволод — упоминаются только в «Слове о полку Игореве», причем Изяслав назван князем городеньским. Потомство у них не про-слеживается.

Брячислав Василькович, как уже было сказано, получил от Рогволда Борисовича наследственный Изяславль в 1159 г. По мнению О.М. Рапова, он владел городом на паях с братом Володьшей16. Но в этом же году Глебовичи с целью вернуть себе город захватили братьев в Изяславле и освободил их только Рогволд Борисович. В 80-е гг. Брячислав фигурирует как князь витебский. В Витебской земле княжили братья Василько Вячко и Давыд17. Потомства они, видимо, не имели. Поэтому вполне вероятно, что права на выморочный Витебск перешли к потомству Василька Святославича. У Брячислава упоминаются сыновья Василько и Всеслав, однако владения их локализовать невозможно.

Всеслав Василькович также княжил в Витебске, согласно сообщениям Ипатьевской летописи, в 1167 и 1175 гг. Кроме этого, он в течение жизни неоднократно занимал полоцкий стол. Характерно, что после утраты Полоцка Всеволод возвращался в Витебск, что, безусловно, свидетельствует о наследственном характере владения этим городом. Сын Всеслава Владимир упоминается в Хронике Генриха Латвийского в качестве полоцкого князя. По мнению В.Е. Данилевича, он владел Полоцком с 1186 по 1215 г.18

Таким образом, в династии полоцких князей действовали принципы княжеского наследования, сходные с большинством рассмотренных ранее случаев. В результате наследственных разделов выделились Минский, Витебский, Друцкий и другие уделы. Полоцкий стол, как правило, занимал старший в роде. Специфика заключалась в значительно большем количестве случаев узурпации. Следует назвать две причины такого явления. Во-первых, в Полоцке была очень сильна городская верхушка, которая неоднократно влияла на изгнание князя и приглашение нового. Во-вторых, у представителей двух самых многочисленных и влиятельных княжеских ветвей минских Глебовичей и витебских Святославичей отсутствовали юридические права на главный стол княжества. Именно это обеспечило высокую роль горожан в вопросе замещения стола и приводило к постоянному переходу Полоцка из рук в руки.



1 Памятники русского права. М., 1953. Вып. II. С. 26.
2 Российское законодательство. Т. 1. С. 71.
3 ПСРЛ.Т. 2. С. 657.
4 Майоров А.В. Галицко-Волынская Русь. Очерки социально-политических отношений в домонгольский период. Князь, бояре и городская община. СПб., 2001. С. 241—264.
5 Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. С. 64.
6 Рапов О.М. Княжеские владения на Руси... С. 89.
7 ПСРЛ. Т. 1.С. 206.
8 «Повесть временных лет» под 1097 годом: «Святополк же посади сына своего в Володимери Мстислава, иже бе ему от наложницы». (ПСРЛ. T. 1. С. 263.)
9 ПСРЛ.Т. 1.С. 257.
10 Татищев В.Н. История Российская. Т. 2. С. 119.
11 1ПСРЛ.Т. 1.С. 121.
12 Алексеев Л.В. Полоцкая земля в X—XIII вв. М., 1975.
13 Татищев В.Н. История Российская. Т. 2. С. 145.
14 Татищев В.Н. История Российская. Т. 3. С. 127—128.
15 Данилевич В.Е. Очерк истории Полоцкой земли до конца XIV столетия. Киев, 1869. С. 86.
16 Рапов О.М. Княжеские владения на Руси... С. 62—63.
17 Там же. С. 59—60.
18 Данилевич В.Е. Очерк истории Полоцкой земли до конца XIV столетия. С. 93.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 189