Сравнения поселянина о пользе фабрик и заводов с пользою земледелия в России
АРХИВ ГОСУДАРСТВЕННОГО ХОЗЯЙСТВА1
Часть I и II


При умножившейся роскоши в России в среднем классе людей, при размножении безмерном сего самого класса от того, что как из высшего состояния весьма многие в средний класс нисходят, так и из низшего в средний беспрестанно возвышаются; притом, при многочисленном приливе самих иностранцев в Россию - хотеть сделать все количество тонких сукон, нужных для Государства, есть дело невозможное. С другой же стороны послушайте жалобы земледельцев; там несемейный крестьянин часто сетует, что не может достать себе работника, чтоб обрабатывать лишний кусок земли, не говоря уже о пустующих полях яровых! Напрасно стараются нам приводить в доказательство, что в России климат продолжительной зимы способствует к заведению фабрик: живучи в Петербурге и судят по Петербургски! - А работник большой фабрики никогда не бывает земледельцем. Кто же обсушит болота? кто расчистит рощи или насадит новые? не стоит ли великого уважения в Государстве истребление лесов, безмерная дороговизна оных и редкость? Не обратить бы нам земель в степи и пустоши, собирая людей в города и фабрики! - Хлебопашество, скотоводство и овцеводство, вот наши промыслы! Они единственно могут доставить нам изобилие, дешевизну, и избыток произведений для отпуска за границу на обмен иностранных изделий, к обработке которых иностранцы, по многолюдству своему в их землях, имеют особенные удобства. У них только и пропитания, что рукоделия; от сей-то крайности их пропитания и многолюдства надобно извлечь пользу лучшим образом, не завидуя их мануфактурам. Как можно требовать, чтоб иностранцы первоначальные продукты наши, как-то: лен, пеньку; сало, кожи, железо, хлеб и пр. и пр. купили только на золото? А от сего иные продукты наши не лежат ли часто в России по нескольку лет без оборота? Но извлекая пользы из их удобства мануфактурного, они лучше нам променяют свои изделия; часто уступят их десятью и более процентами дешевле для того только, чтоб не остановить течение коммерции; мы им также уступим при отпуске своих произведений; наши продукты не залежатся, напротив того, ободрятся земледельцы к распространению заведений; оборот потечет взаимно, а казна приобретет важный доход в пошлинах. - Пространства в России земель неизмеримы, а мало рук для обрабатывания их надлежащим образом; этого никто оспаривать не может. Напрасно стараются приводить в сравнение наше население с населением земель у чужестранцев; - там, ежели что запрещают привозить, то действительно боясь только людей своих, и без того голодных, лишить последнего пропитания.

Рис. 17. Титульный лист к работе Сравнения поселянина
Рис. 17. Титульный лист к работе "Сравнения поселянина"

Изобилие процветает всегда в таком Государстве, где земледелие в чести: это сказали многие. - Изобилие способствует народонаселению. - Подождем же избытка в сем последнем. Приняться преимущественно за мануфактуры в то время, как земледелие еще не процвело, есть действие против самой природы; и значит тоже, что от благодати очевидной и ощутительной, которая у нас дома и под глазами, броситься искать златого руна в Колхиде. Какое заблуждение: желать только на золото продавать свои произведения, притом же и не истратить своего! Не известен ли был всегдашний перевес в пользу нашу при свободном ходе торговли? А что касается до золота, то счастливее ли Гишпания со всем своим золотом, и соответственно ли благосостояние народа климату и землям, истинно - благодатным сего Государства?

Но в России ежели земли надлежащим образом возделаются под озимью и ярью, то естественно, что цены продовольствия уменьшатся. - Какая же выгода из того для казны уже единственно и для содержания войск! Ежели продовольствие только десятью поцентами будет дешевле, то казна уже миллионы выигрывает; привезут же сукна иностранные, получатся пошлины; а в настоящем положении вещей Государство того и другого лишается; ибо от ободрения больших фабрик ни копейки в казну не приходит, кроме того, что еще, когда всякий бросится делать тонкие сукна, со временем будут от того гораздо дороже сукна толстые, для одежды войск необходимые. А когда один Издатель известного Ответа по сему предмету говорит, "что где теряет казна, там теряет и каждый частный человек", то не явственна ли здесь потеря для казны, не говоря об угнетении домашними монополистами полумиллиона людей, носящих по их влиянию дурные и дорогие их сукна?

Другое дальновидное доказательсво Г. Издатель Ответа приводит такое, "что внутренняя промышленность должна быть сохраняема и для того, чтоб каждый мог жить, и что промышленность на суконных фабриках дает возможность богатеть частным людям, и, следовательно, много проживать; от чего получит пропитание множество людей, и таким образом благосостояние распространится через тысячи каналов в Государстве". Какое натянутое доказательство; ибо не больше ли промышленности в коммерческом обороте взаимных избытков, как сказано выше, и не прибыльнее ли для множайшего класса людей, а вместе и для казны? Этот довод совсем не Русский; не перевод ли это с иностранного языка?

Г. Издатель ближе не надзирал истинного положения дел в России; ибо пусть справится, кто имеет у нас большие фабрики? Не ясно ли, что из прибылей от суконных фабрик, сколько бы оные значительны ни были, не притечет к самим работникам на оных ничего более обыкновенного пайка, и тысячи людей должны гаснуть на них ко вреду земледелия и государства справедливо, что земледелие не столько обогащает, сколько фабрики; оно дает только достаток в продовольствии многочисленному народу: но не сия ли самая цель и должна быть предметом для каждого благомыслящего человека? С умножением роскоши в высших состояниях только и помышляют, чтоб приумножить заводы и фабрики, кои все должны обрабатываться тем же числом крестьян; а от сего сим последним мало достает времени возделать для крайних нужд своих собственные земли, не говоря о приумножении хлебопашества, необходимого по приумножению семейств; часто ищут работника в наем, но нанять негде!... Не известно ли всякому, что в России много болот и земель не возделанных? и ежели распространять только заводы и фабрики, то болота вечно должны остаться болотами; леса без насаждения и земли без обработания.

Впрочем, для сукноделия в России и других фабрик остается еще премного выгод и без того, чтоб дать право монополии какому-либо промыслу. - У нас шерсть размножается дома, а также и другие произведения; - работники наши несравненно дешевле против иностранных; сукна или что иное домашнее вступает в продажу без платы провоза и пошлины; но теперь вопрос: от чего же иностранные сукна дешевле, когда у них шерсть часто привозная, работники дорогие, притом провоз и пошлина с сукна! Не очевидно ли здесь, что они работают для прокормления только себя и оборота? а что сукна их добротные, сие всякому известно. Наши же фабриканты ежели имеют пятьдесят процентов, то мало, а хотят сто на сто, все на счет мира. Система запрещения уже существовала, и это было в трудное время, когда мы думали, что всякий из нас должен носить толстые солдатские сукна; но поелику и в то время мало сему следовали, тем менее ныне; надобно бы испытать, не счастливее ли будут люди при разрешении и не прибыльнее ли для казны? К тому надобно взять в рассуждение, что до сего набеги и раззорения Наполеона Бонапарта занимали много чужестранцев либо в хищнических полках его, либо в тех, кои против него защищались; но ныне при тишине и спокойствии, доставленной миру благостию Всемогущего излиянною на Монарха России изделия у чужестранцев будут еще дешевле, и отовсюду повезут оные. - Сделаем сравнение - в России сто или более нарядных суконных фабрик: на них работают сорок или пятьдесят тысяч людей: сколько бы земледельцев! не лишается ли Государство миллиона четвертей или более хлеба озимого и ярового? Домашние малые фабрики всегда существовать будут, как для одежды дому, так и для продажи излишества; но на нарядных фабриках, скопляющих людей в одно место, работник уже не пашет земли, не косит сена, не насаждает, не очищает рощи; притом и выгода хозяина не позволит отлучить работников сих от их дела, которого пропорция верно не должна уменьшиться, но увеличиться.

О России нельзя говорить как о каком-нибудь Государстве, ограниченном в протяжении. - Россия раняется двадцати Государствам вместе сложенным, ежели ее сравнивать с другими пространством. - Каждая ее часть подкрепляет другую; - можно ли делать систематические положения по одной части, либо по климату, когда они отнюдь не соответственны положению остальных девятнадцати частей? Например, ежели мы в благорастворенный южный наш край выписываем колонии, доказывает ли сие густоту населения? А кому не известно пространство земель оного края! Подумаем о Губерниях Екатеринославской, Херсонской, Таврической, подумаем о Воронежской, Саратовской, Оренбургской; подумаем о смежных им землях: - Какие средства к промышленности! Какие к перевесу Российского баланса! Надобно только население. Там ныне волки половинщики и в табунах и скотоводстве всякого рода, по недостатку в людях для присмотра. - Пусть посудят те, кои лучше знают те земли; а я скажу, что все фабрики всех родов в России вместе не могут дать такой пользы, какую дала бы одна из тех Губерний, по пространству своему соразмерно населенная. Там тогда выпуск одной шерсти, выпуск хлеба (ибо известно, что с умножением народа самый климат из степей в лучший преобращается) выпуск рогатого скота, табунов - я говорю, что выпуск сих статей за границу даст самый выгодный перевес Российской торговли, а фабрики самый невыгодный и остановку в распространении земледелия, скотоводства и достатка в самом многочисленном классе народа. Пусть двести фабрикантов ошибутся в своих монополистических расчетах; от этого не помрачится солнце, освещающее Россию, а миллионы будут благославлять Царя.



1 Опубликовано в "Духе журналов" за 1816 г. (с. 4-17). - Ред.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2534