Введение

Захват Японией Маньчжурии в 1931 г., покорение итальянским фашизмом Абиссинии, интервенция итальянского и германского фашизма против героического испанского народа, наконец, попустительство Англии и Франции германскому фашизму при захвате последним Австрии и Чехословакии, — все это развязывает руки агрессорам, одновременно показывая недостаток решимости у ряда демократических правительств ударить по этим рукам.

В этой обстановке все больше наглеют фашистские агрессоры, начиная раздувать во всех углах земного шара пожар новой империалистической войны, готовясь к нападению на оплот мира во всем мире — Союз Советских Социалистических Республик. Правительства Германии, Италии и Японии заключили между собою «антикоминтерновское соглашение» — договор с девизом «возьми, если плохо лежит». Каждый из участников этой «сугубо мирной» организации пытается доказать, что «сильнее кошки зверя нет».

Особенно много кричат о своей непобедимости японские «самураи» — специалисты по убийству беззащитных женщин, детей и стариков, как они делают это в Китае. Их армия легко «завоевывает» территории, заранее купленные у продажных правителей, территории, кишащие японскими шпионами и диверсантами. Но стоит «самураям» встретить отпор, их доблесть сразу пропадает, и они показывают противнику свою спину. Десятки эпизодов ведущейся сейчас японцами войны в Китае, в особенности отпорные бои РККА у озера Хасан, являются тому ярким свидетельством.

Историю своей «непобедимости» японские империалисты ведут с японо-китайской войны 1894–1895 гг., проносят ее через русско-японскую войну 1904–1905 гг. и заканчивают «героическими победами» в Маньчжурии в 1931 и под Шанхаем в 1932 годах.

«Самураи» обладают, очевидно, короткой памятью и склонны забывать события, которые им следовало бы помнить. Так, они «забыли», что в 1592 г. они высадили 150-тысячную армию в г. Фузане и, разбив корейскую армию, направились к Сеулу — столице Кореи. Пришедшие на помощь корейцам китайцы разбили японцев, и последние убежали из Кореи. После этой «победы» японцы два с лишним столетия не осмеливались начинать какую-либо новую войну.

Легко было японским милитаристам вести войну в 1894–1895 гг. Готовясь к этой войне более двух десятилетий и напав на китайскую армию без предварительного объявления войны, японцы встретились с армией, не готовой к войне, с армией, управляемой неспособными и продажными начальниками.

Русско-японская война 1904–1905 гг. велась против воли народов России, желавших поражения царского правительства. Солдатская масса не видела смысла в этой войне; вместе с доходившими из далекой России вестями о революции, в массу солдат проникали идеи поражения. Бездарность Куропаткина и его ближайших помощников, их неспособность организовать разведку и знать действительное соотношение сил на фронте приводили к тому, что японцы били там, где они должны были быть биты. Русские отходили не потому, что японцы были сильнее, а потому, что бездарное командование русских войск стремилось дать бой на «лучших позициях» и отходило по всякому поводу, а еще чаще без повода.

И в этих условиях крайней непопулярности войны в массах, в условиях, когда главное и высшее командование армии бездарно руководило действиями своих войск, рядовые солдаты и офицеры проявили немало героизма, выявили сметку, отвагу, готовность и способность переносить тяжкие лишения и умение бить врага. Русско-японская война насчитывает ряд случаев, когда солдаты и офицеры, даже вопреки воле своего начальства, атаковали японцев и крепко били «непобедимых».

Так, 26 августа 1904 г. в сражении под Ляньдяньсяном 140-й Зарайский полк 35-й пехотной дивизии следовал в Кофынцы, в район сосредоточения дивизии. Узнав по дороге о появлении у Павшугоу японцев, командир полка по собственной инициативе изменил направление своего движения и, наступая на Тасигоу, начал охватывать фланг 1-й гвардейской бригады Асады. Попытки японских гвардейцев задержаться на занимаемых высотах были тщетны, и натиск Зарайского полка с фланга, поддержанный с фронта атакой 24-го Восточно-сибирского полка, привел к беспорядочному отступлению 1-ю бригады японской гвардии.

30 августа 1904 г. в сражении под Ляояном 10-я японская дивизия Кавамуры вела бой с правофланговыми частями 3-го Сибирского корпуса. Один из русских батальонов, находившийся в охранении у Кудязцы, был атакован тремя японскими батальонами. Атака японцев поддерживалась артиллерией 10-й и гвардейской дивизий. Русские, выйдя из окопов, контратакой в штыки прогнали численно втрое сильнейшего врага.

Таких эпизодов можно привести много. В боях на «передовых позициях» за Ляоян имело место неоднократное отражение японских атак штыковыми контратаками русских, причем японцы каждый раз несли громадные потери и были отбиты на всем фронте. Ярче всего проявились стойкость и мужество русских солдат и матросов при 11-месячной обороне крепости Порт-Артура, взятие которой стоило японцам около 100000 убитых и раненых.

Одним из наиболее интересных эпизодов русско-японской войны является бой за Путиловскую сопку. Этот эпизод чрезвычайно рельефно показывает, что неудачи русских зависели не от недостатка доблести русского солдата и рядового офицера, а чаще всего от неудачных распоряжений старших начальников. Там же, где руководство войсками было более или менее удовлетворительно, там русский солдат умел показать и стремительность в атаке, и упорство в обороне. С другой стороны, японское командование не сумело правильно оценить тактическое значение Путиловской сопки и сосредоточить на важном пункте необходимые для его обороны силы, а японские солдаты и офицеры не проявили должного упорства и слишком поспешно бросились отступать, теряя пленных и орудия.

Вперёд>>  

Просмотров: 3460

X