Подвиг старшины с «малютки»

В истории Великой Отечественной войны есть героическая страница, связанная с использованием подводных лодок Черноморского флота в качестве транспортов снабжения. Известный подводник и флотский военачальник Герой Советского Союза вице-адмирал Георгий Никитич Холостяков вспоминал по этому поводу: «Всего подводники совершили 75 транспортных рейсов в Севастополь... На подлодках перевезено около 2500 т боеприпасов, более 1000 т продовольствия, более 500 т бензина. Итог вроде бы скромный. Но в июне-июле 1942 г. это значило немало. И как не раз подчеркивал адмирал Ф. С. Октябрьский, то, что доставили севастопольцам с Кавказа подводники, не доставил бы вместо них никто другой»9.

В ходе этой невиданной транспортной операции настоящий подвиг совершили экипажи многих подлодок, в том числе и М-32.

Надводное водоизмещение «малютки», как называли такие лодки на флоте, было всего 208 т, а подводное 254 т. Мощности единственного дизеля 800 л. с. и гребного электродвигателя 400 л. с. обеспечивали скорости надводного хода до 14 узлов, а подводного — до 8,4 узла. Вооружение лодки состояло из двух носовых торпедных аппаратов и одного 45-мм орудия. Рабочая глубина погружения не превышала 50 м. Немногочисленный экипаж насчитывал 20 моряков.

23 июня 1942 г. эта подлодка под командованием капитан-лейтенанта Н. А. Колтыпина доставила в осажденный Севастополь 2 т мин и винтовочных патронов и 8200 л бензина в балластной цистерне № 4. В Стрелецкой бухте боеприпасы выгрузили, бензин перекачали на бензовоз, после чего цистерну промыли водой. В обратный рейс взяли восемь раненых и эвакуированных, в том числе двух женщин.

Ночью перед переходом в Новороссийск лодка начала дифферентовку. В 2.15 при заполнении балластной цистерны № 4 на глубине 6 м в третьем отсеке произошел взрыв, силой которого выломало дверь в радиорубку и повредило радиостанцию. Видимо, причиной взрыва явились искры в реостате дифферентовочной помпы и наличие паров бензина внутри лодки.

В третьем отсеке возник пожар, шесть моряков, включая командира электромеханической боевой части, получили ожоги. Но пламя сбить удалось. Продули среднюю цистерну, и лодка всплыла.

Наступил рассвет, и штаб Севастопольского оборонительного района приказал командиру до наступления темноты лечь на грунт. Экипаж сразу же включился в очистку трюмов от пролившегося бензина, но работу закончить не смог, так как начался артиллерийский обстрел. Лодка вышла из Стрелецкой бухты, и провентилировав отсеки, легла на грунт между мысом Херсонесский и бухтой Казачья на глубине 36 м. В отсеках чувствовался запах бензина. Командир приказал всем, кроме вахты, отдыхать и лишних движений не делать. До намеченного срока всплытия оставалось не менее 15 ч.

Около десяти часов командир и старшина команды мотористов главный старшина Н. К. Пустовойтенко, обходя отсеки, заметили одурманивающее действие паров бензина: одни моряки неестественно громко смеялись, пели, другие даже пробовали танцевать. В шестом отсеке командир моторной группы, не контролируя свои действия, дважды пытался открыть входной люк, забывая о том, что лодка под водой. Старшина команды электриков оттащил его от люка силой.

Прошло уже 12 ч после погружения лодки. Командир, почувствовав, что больше не в состоянии бодрствовать, лег и приказал Пустовойтенко разбудить его ровно в 21.00. Главный старшина, собрав все силы и всю волю, старался не поддаваться одурманивающему действию паров бензина. Он несколько раз подавал в отсеки воздух из баллонов, периодически надевал кислородную маску тяжело раненному офицеру.

В 21.00 старшине разбудить командира не удалось. Он перенес его и командира моторной группы в центральный пост и уложил их так, чтобы при отдраивании люка свежий воздух привел их в чувство. После этого по лодке была дана команда на всплытие, но моряки просто не реагировали на это.

Тогда Пустовойтенко решил действовать в одиночку. Он продул среднюю цистерну, лодка всплыла в позиционное положение. Старшина с трудом отдраил рубочный люк, но от свежего воздуха стал терять сознание. Собрав все силы, он включил вентиляцию отсеков и продул главный балласт. Лодка полностью всплыла. Неуправляемый корабль стало нести к Херсонесскому мысу, и вскоре он сел на камни.

Постепенно в сознание пришли командир лодки, командир электромеханической боевой части и другие члены экипажа. Н. А. Колтыпин принял решение сняться с камней под электродвигателем, продув балластные цистерны № 1 и 5. Но сделать этого не удалось, так как по приказанию «Приготовиться к всплытию» все еще не пришедшие в себя моряки ошибочно открыли клапаны вентиляции балластных цистерн, через которые стравили запас воздуха высокого давления.

Пришлось на продувание балластных цистерн запустить дизель. Пустовойтенко и командир отделения мотористов быстро выполнили необходимые операции. Лодка снялась с мели, но вскоре при маневрировании снова села на камни. Более того, ударами о них был поврежден вертикальный руль.

Чтобы сползти с камней, командир решил дать полный задний ход электродвигателем, одновременно подав воздух на аварийное продувание цистерн главного балласта, но лодка не тронулась с места. Электрик у главной станции управления гребным электродвигателем, все еще находящийся под воздействием паров бензина, вместо заднего хода дал передний, говоря: «Лодка идти назад к фашистам не может». Пришлось к главному электродвигателю встать Пустовойтенко. Но тогда обнаружилась новая беда — разрядилась аккумуляторная батарея.

К этому времени отсеки лодки провентилировалпсь, и подводники полностью пришли в себя. Вновь запустили дизель. Лодка снялась с мели и направилась в Новороссийск, куда и прибыла 25 июня. После двухмесячного ремонта она вновь вошла в боевой состав флота. Главный старшина Н. К. Пустовойтенко был награжден орденом Красного Знамени.

Что же помогло старшине совершить этот подвиг? Во-первых, исключительная сила воли, преданность Родине, высочайшая ответственность за порученное дело; во-вторых, невероятная физическая выносливость, крепкое здоровье. Ведь фактически он один из всего экипажа сохранил ясную голову и работоспособность, несмотря на многочасовое пребывание в отравленной атмосфере. И, наконец, ему помогло отличное знание устройства лодки, умение управлять механизмами и системами, не только относящимися к его заведыванию. Короче говоря, старшина был разносторонне подготовленным специалистом, способным заменить любого выбывшего из строя товарища.

Только такое сочетание всех этих качеств в одном человеке спасло лодку. Главный старшина Н. К. Пустовойтенко совершил подвиг, вошедший золотой страницей не только в историю нашего флота, но и в историю советской литературы, так как именно о нем писатель Леонид Соболев написал замечательную новеллу «Держись, старшина».


9 Холостяков Г. Н. Вечный огонь. — М.: Воениздат, 1976, с. 178.


<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3768

X