Именем рулевого названа улица города

Немало побед было во время Великой Отечественной войны на счету Краснознаменной подлодки Северного флота Щ-404. В какие только сложные, трагические ситуации не попадала она, но славный экипаж всегда выходил победителем в борьбе за жизнь подводного корабля.

В составе экипажа были моряки, чьи имена знал весь Северный флот — это рулевой И. Е. Гандюхин, трюмный машинист Б. Г. Инюткин, торпедист Сергей Камышев и многие другие. Они прославили себя геройскими действиями в боевых походах, подвигами, совершенными в ходе торпедных атак и борьбы за живучесть подлодки.

В один из дней апрельского похода 1943 г. утром, когда уже рассвело, а над морем временами проносились снежные заряды, акустик доложил командиру капитан-лейтенанту Г. Ф. Макаренкову, что слышит шум винтов. Лодка подвсплыла на перископную глубину. Командир увидел транспорт в охранении трех миноносцев и тральщика.

Внезапно рядом с лодкой оказались еще два тральщика, которые ранее замечены не были. Пришлось срочно погрузиться. Но вражеские корабли обнаружили лодку, и началась бомбежка. В отсеках погас свет. Вышло из строя управление горизонтальными рулями. Лодка резко пошла на глубину.

Все глубиномеры в центральном посту отказали. В строю остался только прибор в первом отсеке, оттуда и докладывали глубину погружения. После подачи воздуха в среднюю цистерну погружение прекратилось. Над лодкой разорвалась очередная серия глубинных бомб. От сотрясения оборвался трос командирского перископа. Начала пропускать воду часть заклепок на прочном корпусе, особенно в кормовых отсеках.

В течение девяти часов на лодку было сброшено около 200 глубинных бомб. Только форсировав минное поле, удалось оторваться от преследования. К утру перископ исправили, лодка продолжила поиск врага, а 25 апреля атаковала и потопила двумя торпедами тральщик неприятеля.

В числе тех, кто обеспечил успешное устранение последствий бомбежки и торпедную атаку, был рулевой-сигнальщик старший краснофлотец И. Е. Гандюхин. Коренной помор, привычный к морю, он стал отличным рулевым. Хорошо овладел также сигнальным и артиллерийским делом. В составе расчета 45-мм орудия он не раз отражал налеты вражеских самолетов. Во время одного из них, когда лодку атаковали восемь пикировщиков, взрывной волной его сбросило за борт. Но Гандюхин быстро подплыл к лодке, с помощью товарищей поднялся на палубу и включился в работу орудийного расчета.

В одном из боевых походов вышло из строя управление вертикальным рулем. Моряки быстро проверили ту часть системы управления, которая располагалась внутри прочного корпуса. Все в порядке. Значит, неисправность следует искать снаружи. За ее устранение взялся боцман В. И. Юдин вместе с И. Е. Гандюхиным и трюмным машинистом старшиной 1-й статьи В. Г. Инюткиным.

Ночью лодка всплыла. В море бушевал шторм. Обвязавшись страховочным концом, мичман Юдин в легководолазном костюме спустился за борт и, нырнув под корму лодки, установил, что привод руля разъединился. Затем в воду спустились остальные моряки ремонтной бригады. Выяснилось, что в шарнире привода выпал палец. Гандюхин приподнял привод, а Инюткин вставил палец и закрепил его.

Вот и все. Описание устранения неисправности привода руля заняло несколько строчек. На самом же деле работа в неимоверно тяжелых условиях продолжалась около 10 часов. Тех, кто оставался на палубе, могло легко смыть волной за борт, а работавшие за бортом в ледяной воде тем более подвергались смертельной опасности. Тут, как никогда, необходимы были твердая воля, умение мобилизовать все физические и моральные силы, большой опыт ремонта техники. И моряки обладали этими качествами в полной мере.

Гандюхин был везде, где трудно. В зимнем штормовом походе корпус лодки покрылся толстой ледяной коркой. Лед набился в надстройку и мешал работе привода вертикального руля, который из-за этого поворачивался только на несколько градусов. Гандюхин попросил доверить ему устранение неисправности. Вместе с ним выбрался наверх и Инюткин. Лодку бросало с борта на борт, волны захлестывали не только палубу, но и мостик. Смельчаки работали самоотверженно. Держась друг за друга, они отбили лед и освободили привод вертикального руля. Лодка продолжила боевой поход.

В другом походе на лодке самопроизвольно вытравился якорь и при очередном накате волны с силой ударялся о корпус. Он бился о баллер носового горизонтального руля, грозя вывести его из строя. В числе других устранить неисправность вызвался Гандюхин.

Моряки, обвязавшись бросательными концами, с большим трудом пробрались на нос корабля. Казалось бы, что трудного — пройти 20 м от рубки? Но корпус захлестывали волны, палуба буквально уходила из-под ног. Храбрецы не отступили, с трудом выбрали якорь и закрепили его. А затем опять 20 м назад по мокрой скользкой палубе.

Грудь И. Е. Гандюхина уже украшали ордена Красного Знамени и Красной Звезды, когда он погиб как герой в сентябре 1944 г. вместе с экипажем гвардейской Краснознаменной подлодки Щ-402, на которой добровольно пошел в море вместо выбывшего рулевого-сигнальщика. Приказом командующего Северным флотом имя героя навечно занесено в списки личного состава Краснознаменной подлодки Щ-404.

Если вы пройдете по улицам города Полярный, расположенного на берегу Кольского залива, то на одной из них можно прочитать надпись: «Улица И. Е. Гандюхина». Память о герое осталась в сердцах североморцев.

Восхищаясь храбростью Гандюхина, его примеру старался следовать весь экипаж лодки Щ-404. Так, еще в сентябрьском походе 1943 г. особо отличился торпедист Сергей Камышев.

Лодка обнаружила вражеский товаропассажирский пароход, шедший в сопровождении миноносцев, двух тральщиков и трех сторожевых катеров. Такое охранение показывало особую заботу гитлеровцев о безопасности находящихся на пароходе пассажиров.

Командир приказал дать залп из четырех носовых торпедных аппаратов, и пароход затонул. Лодка уклонилась от миноносца, сбросившего две глубинные бомбы, но в этот момент поступил доклад, что торпеда с работающим двигателем застряла во втором торпедном аппарате.

Винты торпеды надрывно выли, отработавшие газы ее двигателя и дым жженой резины просачивались в отсек, вызывая у моряков головокружение и тошноту. Когда горючее кончилось и винты остановились, моряки попытались закрыть переднюю крышку аппарата.

Но из этого ничего не вышло. Значит, торпеда застряла, частично выйдя из него. Смертельная опасность нависла над лодкой. Мало того, что торпеда могла в любой момент взорваться, при форсировании минного поля она свободно могла зацепить минреп.

Все понимали: торпеду надо разоружить. На это опасное дело вызвался торпедист Сергей Камышев. Командир предупредил его, что в случае появления вражеских самолетов или кораблей лодка погрузится. Сергей все понял. «В случае опасности погружайтесь», — сказал он.

И вот Щ-404 на поверхности моря. Камышев, вооружившись банником от орудия, обследовал торпеду. Она вышла из аппарата на две трети, ее боевое зарядное отделение находилось за передней крышкой и к инерционным ударникам с трудом, но можно было добраться. Ударник мог сработать от малейшего толчка. Просто не верилось, что взрыва еще не произошло, ведь лодка все время была на ходу.

Сергей надел легководолазный костюм, включился в изолирующий аппарат и приступил к разоружению торпеды. Работать мешала волна, но он приноровился к ее ритму и извлекал стакан ударника из гнезда тогда, когда волна уходила от борта. Вот вывернут один инерционный ударник, затем другой, и оба пошли на дно.

Товарищи подняли героя на палубу. Лодка, возобновив поиск, вскоре потопила еще один гитлеровский транспорт. После возвращения в Полярный герой-торпедист был награжден орденом Красного Знамени.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2548

X