Борьба за живучесть в шестистах милях от базы

В ноябре 1942 г. штаб Черноморского флота получил указание наркома ВМФ провести силами надводных кораблей набеговые операции на коммуникации противника в западной части Черного моря.

Для выполнения боевого задания из состава эскадры выделили две группы кораблей: крейсер «Ворошилов», лидер «Харьков», эсминец «Сообразительный», эсминцы «Беспощадный» и «Бойкий».

Постройка крейсера «Ворошилов» — гордости советского кораблестроения завершилась перед войной в 1940 г. По конструкции корпуса и составу вооружения он однотипен с балтийским крейсером «Киров», его водоизмещение превышало 8600 т. Бортовая броня и палуба имели толщину 50 мм, боевая рубка защищалась броней толщиной до 150 мм, башни — 100 мм.

В каждой из трех башен главного калибра размещалось по три 180-мм орудия. Зенитное вооружение состояло из восьми 100-мм орудий, десяти 37-мм автоматов и восьми пулеметов. Два трехтрубных аппарата предназначались для пуска торпед калибром 533 мм.

Паросиловая энергетическая установка в составе шести главных паровых котлов и двух главных турбозубчатых агрегатов суммарной мощностью 110000 л. с.4 обеспечивала скорость хода до 35 узлов. При запасе топлива 1150 т дальность плавания составляла: полным ходом 1060 миль5, а экономическим ходом — 2140 миль. Для повышения живучести энергетическая установка размещалась в носовом и кормовом эшелонах. Каждый эшелон состоял из трех котельных отделений, расположенных одно за другим, и машинного отделения. Экипаж составляли 872 моряка.

Корпус корабля разбивался главными водонепроницаемыми переборками на 19 отсеков. Для удаления воды из помещений использовались девять гидротурбин производительностью по 300 т/ч и два водоструйных эжектора по 300 т/ч. Кроме этого, на крейсере были стационарные и переносные водоструйные эжекторы производительностью 50 и 30 т/ч, три переносные мотопомпы.

Воду на гидротурбины и эжекторы, а также для тушения пожара подавали четыре турбопожарных и три электропожарных насоса общей производительностью 700 т/ч. В качестве средств пожаротушения использовались, кроме того, 15 пеногенераторов и система паротушения в котельных отделениях и топливных цистернах.

В тот период Великой Отечественной войны северные берега Черного моря и весь Крымский полуостров были временно оккупированы гитлеровцами. Наши корабли стояли только в базах, расположенных на Кавказском побережье южнее Новороссийска.

Для действий в удаленных от наших баз западных районах моря крейсер дополнительно к полному запасу топлива принял мазут в креновые и дифферентные отсеки, хотя это и могло усложнить борьбу за непотопляемость. На эсминце «Сообразительный» для этого был переоборудован минный погреб.

29 ноября крейсер под флагом командующего эскадрой вице-адмирала Л. А. Владимирского в охранении лидера «Харьков» и эсминца «Сообразительный» вышел из Батуми на запад. Ранее из Туапсе вышли эсминцы «Беспощадный» и «Бойкий». Планом операции предусматривался набег на наиболее оживленные участки коммуникаций противника вдоль побережья Румынии, а также обстрел портов. На острове Фидониси предполагалось артиллерийским огнем уничтожить радиостанцию и пост наблюдения.

С приближением к берегам противника для защиты от якорных мин корабли поставили параван-охранители. Хотя это и снизило скорость до 12 узлов, но все технические средства были готовы к немедленному развитию 30-узлового хода. Экипаж полностью находился на боевых постах по боевому расписанию.

С 7.45 до 8.00 1 декабря с дистанции 40 кабельтовых6 корабли успешно обстреляли остров Фидониси, расположенный в двух десятках миль от устья Дуная, разрушили радиостанцию и пост наблюдения.

Вскоре эсминец «Сообразительный» правым параваном подсек мину и просигнализировал об этом. Командующий эскадрой приказал командиру крейсера капитану 1 ранга Ф. С. Маркову дать малый ход. Он считал, что на большой скорости подрыв на мине более опасен. Если оторвет взрывом нос, как это было в начале войны с крейсером «Максим Горький», то встречный поток воды может продавить водонепроницаемые переборки.

В 8.06, когда крейсер пересекал кильватерную струю эсминца, в правом параван-охранителе на расстоянии 10...12 м от борта взорвалась мина. «Обе машины средний назад!» — скомандовал командир корабля. Но не успели прозвучать на машинном телеграфе ответные звонки, подтверждающие прием команды, как командующий эскадрой, взяв в этот критический момент на себя ответственность за управление кораблем, приказал: «Средний вперед! Лево на борт!».

Движение вперед из минного заграждения было менее рискованным: главное — сохранить винты. Ведь корабль находился у вражеского берега в 600 милях от своих баз. Крейсер уже набирал ход, когда в левом параване взорвалась вторая мина. Описав пологую циркуляцию, корабль удачно вышел из минного заграждения.

Во время взрывов корпус корабля получил сильное сотрясение, столб воды высотой до 30 м обрушился на палубу и надстройки. На отдельных боевых постах погас свет и автоматически включилось аварийное освещение.

После взрыва прямая связь ходового мостика с машинными отделениями 12...15 мин отсутствовала. Машинные телеграфы оказались рассогласованными, вышли из строя телефоны механической группы. Приказания в пост энергетики и живучести передавались с мостика через посыльных.

Перестали действовать штурманские приборы: носовой гирокомпас, оба лага, эхолот, магнитные компасы. Выключилось электропитание рулевого электромотора № 1. Отказала артиллерийская оптика, заклинило вторую башню, сорвало с места оба стабилизированных поста наводки. Перестал работать центральный автомат стрельбы, на 20 мин замолчала часть радиосредств.

Манометры на приборном щите главной паросиловой установки показывали, что давление пара в котлах снизилось с 24 кгс/кв. см до 20 кгс/кв. см, упал вакуум в главном конденсаторе № 1, но хорошо, что гидрометры свидетельствовали об отсутствии затопленных отсеков.

Внезапно через шахту котельных турбовентиляторов хлынула вода, которая, попадая на горячие паропроводы, испарялась и котельное отделение заполнилось паром. В носовом машинном отделении вспомогательные механизмы уменьшили обороты. Оказался заброс воды из «отлов в паровые магистрали. Поэтому-то и снизилось разрежение в главном конденсаторе № 1. Но отличная подготовка машинной группы крейсера позволила быстро справиться со всеми этими неприятными последствиями близких разрывов мин. Боевые расчеты котельных и машинных отделений под руководством командира дивизиона движения инженер-капитан-лейтенанта П. П. Ширяева оказались на высоте.

Быстро, но без суеты и нервозности действовали электрики и мотористы, руководимые командиром электротехнического дивизиона инженер-капитан-лейтенантом Э. Э. Певзнером. Они сразу же устранили повреждения в распределительных электрощитах, запустили резервные дизель-генераторы № 5 и 6 и перераспределили электронагрузку. Дивизион сделал максимум возможного, чтобы обеспечить бесперебойную подачу электроэнергии на все боевые потребители — приборы, устройства и механизмы.

Последствием взрывов явились и трещины на некоторых трубопроводах охлаждения и пожарной системы. Один за другим стали поступать доклады о появлении воды в подбашенных, дифферентных и креновых отсеках, в коридоре электропроводов по левому борту. Трюмные машинисты включили водоотливные средства.

Через 20 мин после взрывов мин командир электромеханической боевой части доложил командиру корабля, что энергетическая установка готова к развитию 30-узлового хода.

Командующий эскадрой принял решение возвратить оба отряда в базу, и корабли повернули на восток.

Командир электромеханической боевой части инженер-капитан 3 ранга В. В. Зубарев понимал, что больших разрушений в наружной обшивке корпуса нет. Однако велика была опасность обводнения топлива и смазочного масла, повышения солености питательной воды для котлов. Все эти беды могли наступить из-за пропуска забортной воды через разошедшиеся швы и ослабшие заклепки в топливные цистерны и цистерны питательной воды.

И его опасения подтвердились. Примерно через час после взрыва мин забортную воду обнаружили в девяти топливных цистернах, которые пришлось срочно отключить. Ведь попадание обводненного топлива в форсунки котлов могло бы привести к резкому падению давления пара и потере хода. Последствия этого в бою предугадать нетрудно.

Через некоторое время через разошедшиеся швы и ослабшие заклепки в подводной части корпуса вода стала поступать в помещение центрального штурманского поста, артиллерийский погреб №10 и кладовую сухой провизии.

В борьбу вступила носовая аварийная партия. Моряки умело конопатили разошедшиеся швы паклей и ветошью, заделывали места течи при помощи постановки цементных ящиков — своеобразных «цементных пломб». Для заделки мест протечек применили пеньковые маты, укрепив их деревянными щитами и подпорами. В помещениях, где велись работы, приходилось снимать дюралевую и пробковую изоляцию, чтобы добраться до листов наружной обшивки.

Люки и деформированные переборки в кабельном коридоре, в центральном штурманском посту пришлось подкрепить деревянными подпорами. К 9.40 поступление воды в первый подбашенный, второй дифферентный отсеки, в штурманский пост было прекращено.

При подаче электропитания в обход поврежденных кабелей моряки из аварийной партии использовали боевые сростки. Они уверенно действовали в темноте, в задымленных помещениях, работали по пояс в воде. В тяжелейших условиях расчеты всех боевых постов и командных пунктов показали хорошие навыки в борьбе за живучесть оружия и технических средств.

2 декабря крейсер благополучно прибыл в Поти. Ремонт корпуса в базе проводили с использованием кессона — отсека с тремя стенками, который переставляли вдоль борта и плотно прижимали к корпусу с помощью набора съемных лекальных наделок.

После этого из кессона откачивали воду и проводили ремонт корпуса: клепку, чеканку, сварку. Отремонтировав один участок, кессон переставляли на следующий. Таким образом без постановки крейсера в док удалось заменить и прочеканить 17000 заклепок, восстановить герметичность 26 топливных цистерн.

Основные ремонтные работы закончили к концу января 1943 г., и крейсер вновь вышел в боевой поход.

Успешная борьба за живучесть подтвердила важность заблаговременной подготовки экипажа к действиям в аварийной ситуации. На крейсере в 1942 г. было проведено 10 «комплексных аварийных учений», на которых отрабатывались действия экипажа при получении крупных повреждений от взрыва авиабомб, при подрыве на минах, попадании торпед.

Командующий флотом вице-адмирал Ф. С. Октябрьский, подводя итоги операции, отметил, что именно «отличная подготовка и натренированность личного состава крейсера обеспечили успех борьбы за живучесть корабля».

До конца Великой Отечественной войны крейсер «Ворошилов» в боях и походах. Недаром за успешное проведение боевых операций он был награжден орденом Красного Знамени.


4 1 л. с. равна 0,736 кВт.
5 1 миля равна 1852 м.
6 1 кабельтов равен 0,1 мили, или 185,2 м.


<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2686

X