Что такое собор 1674 г.?
В литературе есть мнение, что к числу соборов надо отнести торжественное «объявление» царем Алексеем своего сына царевича Федора Алексеевича в московском Кремле в 1674 г. «чинам» Русского государства. В. Н. Латкин пишет, что это было «необыкновенное для того времени событие»1385.

Что же реально происходило? Об этом можно судить по специально составленному в связи с названным происшествием церемониальному документу: «записке» - «как то его государское объявление было...»1386. Был разработан и приведен в действие подробный ритуал представления 1 сентября (в день нового года) Федора как наследника престола патриарху, «освященному собору», царевичам, боярам, окольничим, думным дворянам, дьякам, стольникам, стряпчим, дворянам, жильцам и «всяких чинов всего Московского государства людям». Торжество состояло в церковных молебствиях, в шествии государя и наследника с крестным ходом по пути, где их встречали и приветствовали бояре и дворяне, стрельцы, гости, иноземцы, иностранпые резиденты (польский, датский), к месту (на Красной площади), на котором состоялось «объявление». Оно сопровождалось речами патриарха, царя, ближнего боярина кн. Ю. А. Долгорукого1387.

В чем состоял смысл «объявления» Федора? Из источников можно почерпнуть два ответа на этот вопрос. Во-первых, выше описанная церемония имела политическое и внешнеполитическое значение. Наследник престола официально приобщался к управлению государством, и об этом публично заявлял сам монарх, который сказал (или предполагал сказать) в своей «речи»: «Приспе нам сегодня время и час втораго сына своего благовернаго царевича и великаго князя Федора Алексеевича всемогущему господу богу дать в послужение...»1388. Во-вторых, важно было показать и русским «чинам» и иноземцам живого царевича и будущего царя. Во время церемонии царь Алексей специально послал боярина Б. М. Хитрово подтвердить иноземцам, что они видели сами «государя царевича пресветлыя очи и какого великий государь возрасту», и просить их, чтобы они «о том писали в свои государства нарочно»1389.

XVII век был веком самозванцев, выдававших себя за представителей царствующего дома. Это влекло за собой политическую, а иногда и социальную опасность для царизма. Через две с небольшим недели после «действа» на Красной площади, 17 сентября был казнен самозванец Иван Андреев сын Воробьев, выдававший себя за покойного первого сына царя Алексея - Семиона Алексеевича. Сообщения о казни были широко разосланы по русским городам и зарубежным государствам. Не связано ли «объявление» Федора с этим эпизодом, в котором было использовано имя его старшего брата? В «Дворцовых разрядах» почеркивается специально, что Семиону было «всего от рождения своего 10 лет», а самозванец говорил, что ему 17 лет1390.

«Действо» 1674 г. не было земским собором в том понимании данного термина, какое установилось к середине XVII в., но это было обращение государя к «чинам» по вопросу о престолонаследии. Акт 1674 г., взятый в контексте с другими, аналогичными, может быть, позволит сделать некоторые выводы относительно эволюции политических понятий. После смерти Грозного наследственная монархия в России сменилась избирательной. Все последующие цари до Алексея Михайловича избирались земским собором или добивались трона при его фиктивном участии. Алексей Михайлович занял престол как прямой его наследник, но затем, по-видимому, был утвержден земским собором. Сам он пошел дальше в укреплении принципа наследственной монархии: еще при жизни представил своего сына как наследника «всем чинам Московского государства», добился (пусть формально) признания, и это юридически давало возможность Федору после смерти отца обойтись без земского собора по вопросу о престолонаследии.

Есть сведения, правда смутные и не имеющие твердой документальной основы, что накануне Андрусовского перемирия Алексей Михайлович предполагал созвать земский собор по вопросу о русско-польских отношениях. А. Л. Ордин-Нащокин сообщал в 1664 г. боярину Н. А. Зюзину о своем разговоре с царем, который якобы сказал: «а се де мне... надобно с ним (Никоном. – Л. Ч.) утвердить о отпуске посолском ево Афонасьеве (Ордина-Нащокина. - Л. Ч.) чтоль посол последней с поляки на чем поставит, и пособоровать о том со всеми чины...»1391. Зюзин написал об этом Никону. Полной уверенности в том, что оп поведал правду, нет, но сообщение это вероятно1392. Во всяком случае, сведений о каких-либо земских соборах накануне Андрусовского перемирия у нас не имеется. Вопрос остался в плоскости царских намерений.

Таким образом, после соборов 1648-1650 гг., в правление Алексея Михайловича земские соборы созывались дважды (1651, 1653 гг.), и оба раза по вопросам внешней политики. Но это не значит, что изжила (или изживала) себя практика обращения правительства к сословиям. Она становилась лишь более гибкой, дифференцированной, целеустремленной. Такие вопросы внутриполитического или внешнеполитического характера, как издание нового уложения или присоединение Украины, требовали для своего решения созыва «всей земли». Но были дела, для рассмотрения которых нужно было участие определенных сословных групп (феодалов или горожан) или сами эти группы заявляли правительству о своих интересах; в таких случаях созывались односословные совещания. В литературе их принято называть «комиссиями». При этом распространена точка зрения, что «после 1653 г. московское правительство систематически стало заменять соборы другими видами совещаний, на которые ему указывала традиция»1393. Это неверно. Земские соборы просуществовали до Петра I рядом с «комиссиями» или над «комиссиями».

Но соборы 1640-х - 1650-х годов (особенно 1649 и 1653 гг.) действительно намечают определенную грань в истории русских сословно-представительных учреждений: в последующие годы они собираются все реже, с большими перерывами, и роль их становится все меньше. Рассредоточение высшего сословно-представительного института по односословным комиссиям ослабляло его значение, усиливая бюрократический и военный аппарат и создавая новые формы господства крепостнического дворянства и его взаимоотношений с буржуазией. Характерно, что царизм расправился с антифеодальным движением, возглавленным Разиным, без помощи земских соборов, тогда как во время восстаний 1648-1649 гг. в Москве и других городах страны и 1650 г. во Пскове и Новгороде они созывались.



1385 Латкин В. Н. Указ. соч., с. 243.
1386 СГГД, т. 4, с. 316-321, № 97; см. также: Дворцовые разряды, т. III, стб. 973-979. В Мазуринском летописце коротко сказано: «Лета 7183-го году сентября в 1 день объявление сына государева царева и великого князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца государя царевича и великого князя Фсодора Алексеевича» (ПСРЛ, т. 31. М., 1968, с. 172).
1387 Новогоднее «действо» с участием царя и патриарха само по себе было явлением обычным. См., например, в «Дворцовых разрядах» иод 1 сентября 7187 (1678) г.: «А святейший патриарх со властми и со всем освященным собором начали действо новаго лета по чиновной книге» (Дворцовые разряды, т. IV. СПб., 1855, стб. 60). Необычным было «объявление» Федора.
1388 СГГД, т. 4, с. 317, № 97.
1389 Дворцовые разряды, т. III, стб. 975.
1390 Там же, стб. 1022.
1391 Дело о патриархе Никоне. СПб., 1897, с. 185; Соловьев С. М. Указ. соч., кн. VI (т. 11-12). М., 1961, с. 250.
1392 Никольский В. К. Земский собор о вечном мире с Польшей 1683-1684 гг. - «Научные труды Индустриально-педагогического института им. К. Либкнехта. Серия социально-экономическая», 1028, вып. 2, с. 15).
1393 Платонов С. Ф. К истории московских земских соборои. - Статьи по русской истории, с. 333.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3962