Часть вторая. Удельный период (XI-XV вв.). Общий характер эпохи; различные взгляды
Мы рассмотрели древнейшую эпоху до X в. — первобытный период: при изучении дальнейшей истории экономического развития России едва ли есть основание разбивать следующую эпоху XI—XV вв. (точнее с середины XI до середины XV в.) на две части. В политической истории несомненно с XII в. происходит значительная перемена, она обнаруживается и в хозяйственной области в том, что место деятельности переносится с юга на северо-восток. Но перемена места отнюдь не означает изменения в характере хозяйственной жизни. Натуральное замкнутое (вотчинное) хозяйство господствует в Киевской Руси, оно сохраняется в Суздальской, первоначально и в Московской. Только XVI в. обозначает перемену — не только наступление денежного и товарного хозяйства, но и постепенное образование рынка, выходящего за пределы местного. Плеханов справедливо называет историю России историей страны, колонизовавшейся при условиях натурального хозяйства, хотя он распространяет эту характеристику и за пределы XV в.133

Правда, Ключевский, чрезвычайно преувеличивающий роль и значение торговли в Киевскую эпоху, в силу этого не может не противополагать ей верхневолжскую Русь. Там внешняя торговля являлась "главной пружиной народного хозяйства" и она "создала многочисленные города, служившие крупными или мелкими центрами торговли", здесь, "вследствие удаленности от приморских рынков, внешняя торговля не могла стать главной движущей силой народного хозяйства"134. Нельзя, конечно, отрицать того, что прекращение торговли с Востоком, потеря прежнего значения великим водным путем из варяг в греки с XIII в. не могла не отразиться на хозяйственной жизни страны вообще и на роли городов, лежавших на этом пути, в частности. Но, с другой стороны, именно с конца XII в. создается новый товарообмен на севере Руси — с Ганзой, не менее оживленный, чем тот, который прежде происходил с Византией. Следовательно, и торговые центры передвинулись лишь с юга на север — Киев уступил место Новгороду. Мы не хотим преувеличивать значения торговли последнего с немцами для прочих областей Руси, но все же полагаем, что на междуречье Оки и верхней Волги развитие ее не могло не отразиться, и поэтому едва ли есть основание проводить значительное различие между ролью торговли в Киевскую эпоху и в северо-восточной Руси XIII—XV столетия.

М. Н. Покровский в одном из своих сочинений говорит о периоде городского хозяйства, предшествовавшем эпохе нарождения капитализма, и обращает внимание на появление нового общественного класса ремесленников уже в Киевской Руси. Он находит, что те формы ремесла, которые знакомы московскому государству XVI в., существовали уже гораздо раньше в Киевской Руси135. К сожалению, в отношении периода, предшествующего XVI в., мы располагаем слишком бедным материалом относительно характера ремесла того времени, чтобы его можно было сопоставить с ремеслом XVI в. По поскольку такое сравнение возможно, нам думается, что ремесло XVI в. все же136 обнаруживает значительные успехи по сравнению с предыдущим периодом, в особенности в смысле дальнейшей дифференциации промыслов и нарождения новых отраслей производства. Есть основание утверждать, что в XVI в. ремесло являлось существенным фактором в хозяйственной жизни страны и характерной чертой городов того времени, тогда как едва ли в Киевской Руси ему можно придавать такое значение. В эту эпоху оно находилось, по-видимому, еще в зачаточном состоянии, делало лишь первые шаги, производство для местного рынка еще только зарождалось. Как указывает Н. А. Рожков, обрабатывающая промышленность в Киевской Руси была совершенно ничтожна по сравнению с другими отраслями хозяйства137. Выделение ремесленников только "началось" в Киевской Руси, как упоминает сам же М. Н. Покровский в одном месте, тогда как в XVI в. этот общественный класс уже был на лицо — общественное разделение труда совершилось138.

По всем указанным соображениям мы считаем все же наиболее целесообразным рассматривать весь период XI—XV вв. как одно целое, как эпоху замкнутого натурального хозяйства, сущность которого не изменялась ни вследствие существования торговли, производимой сначала с Востоком, затем с Западом, ни от постепенно нарождавшегося ремесла.



133 Плеханов. История русском общественном мысли. Т. I. С. 82.
134 Ключевский. Курс истории России. Т. I. С. 382.
135 Покровский. Очерк истории русском культуры. Т. I. С. 80 сл.
136 См. ниже, часть III.
137 Рожков. Обзор русском истории. Т. I. С. 21.
138 Покровский. Очерк истории русской культуры. Т. I. С. 78.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4661

X