Увеличение навесности огня (проблема гаубичности).
Увеличение мощности отдельного выстрела

Как мы установили выше, проблема гаубичности послужила ответом на быстрое развитие средств обороны, являясь одним из способов материального обеспечения наступательной тенденции. Поэтому вопрос о наличии пушек и гаубиц в артиллерии различных видов и о численном их соотношении как в отдельных видах, так и во всей артиллерии в целом не мог не вызвать к себе самого пристального внимания.

Непосредственно после войны общее мнение заключалось в том, что все виды артиллерии должны иметь на вооружении и пушку и гаубицу.

Процент гаубиц во всей артиллерии возрос с 8-10 до 60-70.

Эта тенденция — именно замена пушки гаубицей — находит особенно яркое отражение в некоторых армиях, как, например, во французской и немецкой, о чем свидетельствует ряд статей, появившихся во французской и немецкой военной печати в течение 1935 г. Выступавшие авторы требовали замены всех пушек в дивизионной артиллерии гаубицами. По некоторым данным, подобная замена уже стала осуществляться в германской армии. В качестве причины для полной гаубизации дивизионной артиллерии выставляется взгляд, что в современной боевой обстановке изменились тактические задачи дивизионной артиллерии, как об этом сказано ниже (см. раздел «Дивизионная артиллерия»).

Но одна только замена пушки гаубицей в некоторых видах артиллерии еще не разрешает окончательно проблемы гаубичности, ибо в большинстве армий пока еще считают, что полностью гаубица не может вытеснить пушку, так как за пушкой всегда останутся преимущества скорострельности, дальнобойности, глубины поражения открытых целей и меткости при стрельбе по вертикальным целям, а увеличение калибра пушек быстро увеличивает вес системы. Поэтому мы видим, что проводится гаубизация самих пушек, особенно в дивизионной артиллерии.

Гаубизация пушек сводится к снабжению их несколькими зарядами, дающими различные по крутизне траектории. Число зарядов обычно определяется по наибольшей начальной скорости, получаемой полным зарядом. Наименьший заряд выбирается с таким расчетом, чтобы он давал начальную скорость, равную половине максимальной. При этих условиях считается, что уменьшенные заряды не дадут чрезмерного рассеивания.

Увеличение мощности отдельного выстрела может быть проведено несколькими способами, которые и стали осуществляться в настоящее время. Один из них сводится к увеличению фугасно-осколочного действия путем увеличения разрывного заряда в снаряде. В таблице 32 путем сравнения снарядов времен войны 1914-1918 гг. и современных, изготовляемых французским заводом Шнейдера и шведским заводом Бофорса, показано, как возрос относительный вес разрывного заряда в снаряде.

Таблица 32. Относительный вес разрывного заряда в снарядах времен мировой войны и в современных
Система орудия Год изготовления снаряда Средний вес снаряда в кг Отношение веса разрыв. заряда к весу всего снаряда
75-мм пушка 1914-1918 5,3 1:15
1936 6,5 1:9
105-мм гаубица 1914-1918 15,6 1:12
1936 14,0 1:6.5
105-мм пушка 1914-1918 15,6 1:14
1936 16,0 1:9
155-мм гаубица 1914-1918 43,0 1: 24
1936 41,0 1:17
155-мм пушка 1914-1918 43,0 1:23,5
1936 47,0 1:15
75-мм зенитная пушка 1914-1918 6,0 1:11
1936 6,5 1: 9

Другой способ, практикуемый в настоящее время, заключается в применении в качестве разрывного заряда новых, более сильно действующих взрывчатых веществ, о чем свидетельствует ряд патентов, полученных иностранными изобретателями в течение последних лет. Можно указать хотя бы на новое взрывчатое вещество «бонит», изобретенное заводом Бофорса в Швеции, или же на новое взрывчатое вещество, изготовляемое в США и содержащее, по данным американского журнала «Арми Орднэнс», вдвое больше азота, нежели нитроглицерин.

Решение увеличить мощность действия снаряда путем увеличения его длины привело в замене ведущих поясков готовыми парезами (точнее — выступами), т. е. к возрождению в усовершенствованном виде идеи о полигональных (многоугольных) снарядах Витворта.

В 60-х годах прошлого столетия известный английский промышленник Витворт предложил делать канал орудия в виде многоугольника (отсюда и пошло название орудия и снаряда) со слегка выпуклыми внутрь ствола сторонами, идущими по винтовой линии, изменив соответствующим образом и наружную поверхность снаряда (рис. 21). Витворт показал, что при этом можно значительно увеличить длину снаряда и дальность его полета.

Однако, вскоре эта идея заглохла, так как изобретение пироксилина и применение для стрельбы пироксилиновых, медленно горящих порохов давало возможность получить значительно большую дальность стрельбы, а с изобретением целого ряда новых, очень сильных взрывчатых веществ, казалось, радикально разрешался вопрос об увеличении мощности снаряда.

Ныне эта идея вновь возродилась, поскольку всех прочих средств все же похватает для удовлетворения новых требований к увеличению мощности снаряда. И вновь появились проекты полигональных орудий и снарядов. Однако, чрезвычайная сложность производства таких орудий и снарядов и неизбежное полное перевооружение артиллерии в случае их введения толкают к замене этой идеи подобной ей, но значительно легче осуществимой — к идее снарядов с готовыми выступами.

Многочисленные опыты, проведенные известным французским артиллеристом Шарбонье, показали, что применение гранаты без ведущего пояска, а с готовыми выступами, соответствующими нарезам в канале ствола орудия (рис. 22), дает возможность увеличить длину снаряда до 9 — 10 калибров, т. е. вдвое против обычной современной.

Такая нарезная граната 75-мм французской пушки весит 12 кг против 5,4 кг штатной гранаты с ведущим пояском, причем эта граната содержит около 1,7 кг взрывчатого вещества, что отвечает обычному снаряду (с ведущим пояском) к пушке калибром около 105 мм.

Снаряды же полигональных орудий еще во времена Витворта имели длину 9,5 калибра.

Аналогичные результаты Шарбонье получил со снарядами более крупных калибров. Так, стреляя 155-мм нарезной гранатой, весящей 60 кг, он получил дальность полета в 32 000 м. Полученная выгода ясна, если сравнить эти результаты с результатами стрельбы старым штатным снарядом (с ведущим пояском) из новейшей 155-мм пушки Шнейдера: это орудие дает дальность в 20 000 м снарядом, весящим 43 кг. По литературным данным, 155-мм пушка, стреляющая на 32 км, состоит на вооружении французской армии (возможно, со снарядом Шарбонье).

Признание необходимости иметь на вооружении артиллерии каждого вида и пушку и гаубицу приводило к тому, что каждая страна должна была поставить у себя производство очень большого числа различных образцов орудий. Комиссия Вестервельта выставила требование иметь 19 «идеальных» образцов орудий. Практически же их число, по самому осторожному подсчету, в любом государстве не меньше 25 — 30. Производство этих орудий должно быть массовым, ибо велика не только первоначальная потребность в орудиях, но и превышающая эту потребность убыль их во время войны. Например, убыль только легких полевых орудий в германской армии за 2 года войны выражалась следующими числами:

  1917 г. 1918 г.
Выбыли из строя от естественного износа 2 477 4 592
Выбыли из строя из-за разрыва стволов 1 078 1 078
Уничтожены огнем противника 1 990 1 928
Захвачены в плен противником 162 2419
Итого 5707 10017

Следовательно, одно только пополнение убыли вызвало необходимость производства не менее 500 — 850 легких полевых пушек ежемесячно, что и подтверждается данными приведенной ранее таблицы 21. Поэтому вопрос об упрощении и облегчении производства такой массы орудий играет далеко не последнюю роль. Вот почему после войны в ряде стран стала разрабатываться идея универсального орудия — пушки-гаубицы. Попутно же тут достигается и вторая выгода: вопрос о гаубизации разрешается для данного рода артиллерии полностью, ибо каждое орудие может быть, по желанию, или пушкой, или гаубицей.

Первой на этот путь стала Германия, еще в 1915 г. испытавшая 90-мм пушку-гаубицу завода Рейнметалл и после войны предлагавшая вооружать полевую легкую артиллерию 100-мм универсальными пушками-гаубицами. По ее стопам пошли Фракция, Швеция, США, где изготовлены 85-мм и 90-мм пушки-гаубицы.

Технически пушка-гаубица осуществляется двумя способами.

Первый способ, по которому сконструирована французская 85-мм пушка-гаубица Шнейдера (рис. 23), заключается в том, что в стволе сделано два конических ската между каморой и началом парезов: передний (ближе к дулу) — с нормальным для этого калибра диаметром и задний (ближе к казенной части) — с диаметром большего размера (рис. 24). Такая конструкция позволяет менять плотность заряжания соответственно с требуемым зарядом. Снаряды применяются с поясками разной толщины. При стрельбе с большими зарядами применяется снаряд с более тонким пояском, опирающимся в передний скат; при стрельбе с уменьшенными зарядами — снаряд с толстым пояском, который ложится на задний скат.

Второй способ технического осуществления пушки-гаубицы принят в 90-мм пушке-гаубице Бофорса, в которой использован принцип применения более высоких давлении, что позволяет при одном толстостенном снаряде иметь пороховую камору с одним скатом.

Суть его заключается в том, что объем зарядной каморы делается настолько небольшим, чтобы плотность заряжания даже при наименьших зарядах обеспечивала правильное горение пороха, а следовательно, и достаточную меткость. Само собой разумеется, что при стрельбе полным зарядом (пушечным) наибольшее давление в канале ствола сильно возрастает и требует солидной прочности его стен.

Можно предположить, что пушка-гаубица Шнейдера несколько превосходит аналогичное орудие Бофорса в отношении меткости стрельбы, так как она имеет различные зарядные каморы для снарядов, причем снаряды у нее относительно тяжелее, а именно: тяжелая граната весит 10 кг, в то время как снаряд орудия Бофорса весит также 10 кг, но при более крупном калибре.

Зато стрельба двумя снарядами из шнейдоровской пушки-гаубицы невыгодна как в производственном отношении, так и еще более с точки зрения питания снарядами на поле боя. Дальности стрельбы обоими снарядами (8,8-кг гранатой — до 9,8 км, 10-кг гранатой — до 15 км) слишком резко разнятся между собою; поэтому недостаток одного из видов снарядов может иметь весьма неприятные последствия в бою. С этой точки зрения следует отдать предпочтение конструкции Бофорса, основанной на применении одного снаряда для стрельбы на все дальности.

Широкого применения пушки-гаубицы пока еще не нашли ни в одном из государств. Все же имеются сведения о принятии на вооружение 85-мм пушки-гаубицы Шнейдера в Греции. Разработка пушки-гаубицы в США также свидетельствует о том интересе, который проявляется к этому виду орудий.

С точки зрения гаубизации артиллерии заслуживает внимания также разработка универсальных пехотных орудий, стреляющих, по желанию, настильным или навесным огнем. Это дает возможность заменить в нужных случаях пушечный огонь гаубичным, сократить число типов орудий в пехоте, упрощает обучение личного состава, облегчает вопросы производства и питания боеприпасами.

Пока известны следующие четыре способа осуществления универсальных пехотных орудий:

1. На общем лафете имеются два ствола — один над другим или один рядом с другим. Один ствол — малокалиберный — предназначен для настильного огня; другой ствол — более крупного калибра, из которого ведется навесный огонь.

По этому принципу были осуществлены 60/44-мм и 50/37-мм орудия Шкода (рис. 25). В настоящее время от этого способа большинство заводов отказалось, ибо испытания первых образцов орудий дали отрицательные результаты в смысле устойчивости систем во время стрельбы. Кроме того, обнаружилось, что бронебойные 37-мм и 40-мм гранаты обладают малой пробивной способностью, недостаточной для борьбы с современными средними танками. К тому же и небольшой горизонтальный обстрел (8°) не говорил в пользу этих орудий в смысле противотанковой стрельбы. Однако, следует отметить, что в своих новейших двуствольных орудиях шведский орудийный завод Бофорса снова вернулся к этому принципу (рис. 26).

2. На лафете постоянно находится гаубичный ствол, большего калибра и меньшей длины, и в него, в случае необходимости, вставляется пушечный ствол меньшего калибра и большей длины, так что гаубичный ствол является как бы кожухом для пушечного ствола.

По этому принципу изготовлены 65/37-мм и 70/47-мм орудия завода Голландского общества торговли и промышленности и 70/32-мм и 70/37-мм (рис. 27) орудия Шкода.

Следует сказать, что эти орудия при переходе от одного вида стрельбы к другому обладают тем недостатком, что вставление или вынимание ствола требует времени. Это обстоятельство может особенно неприятно сказываться в те моменты, когда необходимо открывать огонь как можно быстрее, например, при (внезапном появлении танков. Здесь всякая проволочка во времени может оказаться губительной.

3. На общий лафет накладывается ствол либо пушки, либо гаубицы, в зависимости от потребности (рис. 28-30). Для этого орудие имеет общий кожух, скрепленный с лафетом, сменяется же лишь труба, имеющая соответственно пушечный или гаубичный калибр.

Этот тип орудий появился позднее двух предыдущих. По этому принципу взаимозаменяемости стволов сконструировано большинство из известных образцов пехотных универсальных орудий.

4. Орудия снабжены одним стволом, но конструкция лафета позволяет менять установку боевой оси: низкое положение — для большей устойчивости при настильной стрельбе, а высокое положение — для навесного огня.

По этому принципу сконструированы 47-мм орудие английского завода Виккерс-Армстронг, японское 70-мм орудие и польское 47-мм орудие завода Поциск (рис. 31). Первое из этих орудий имеет лафет с раздвижными телескопически 'растягиваемыми станинами; это позволяет менять длину лафета и способствует устойчивости при стрельбе, что является существенным плюсом. Общим недостатком принципа одноствольного орудия является, однако, недостаточная мощность одного из обоих видов огня — навесного или настильного, в зависимости от калибра орудия.

Многочисленные попытки осуществления универсальных пехотных орудий свидетельствуют, несомненно, о большом спросе, существующем на такие орудия. И если из разработанных образцов на вооружение пока поступают немногие (например, 70/32-мм орудие Шкода, которое принято в латвийской армии), то все же эти образцы очень показательны в смысле методов разрешения вопроса.

Осуществление универсального пехотного орудия первыми тремя способами приводит к соединению воедино двух орудий различных калибров, почему эти способы и носят общее название принципа бикалиберности.

Бикалиберные пушки, осуществленные одним из первых двух способов, имеют большой вес, увеличенный за счет откатывающихся при выстреле частей, что, с другой стороны, дает возможность укоротить откат и облегчить лафет. С этой целью, например, при стрельбе из некоторых орудий с вкладным пушечным стволом, как из гаубиц, вынимаемый пушечный ствол прикрепляется на откатывающихся частях, и вес их поэтому всегда остается один и тот же.

О пушках-гаубицах следует еще сказать, что они обладают весьма существенным недостатком: вследствие общего с пушкой калибра мощность гаубичного снаряда получается лишь немного больше пушечного. При стрельбе гаубичными снарядами применяются меньшие заряды, развивающие меньшие давления пороховых газов; поэтому стенки гаубичных снарядов можно делать тоньше, увеличивая за этот счет вес разрывного заряда. Но выигрыш при этом получается очень небольшой, не вполне оправдывающий неудобство от наличия двух снарядов и связанного с этим увеличения трудностей боевого питания.

Можно отметить еще так называемое крановое орудие. В стволе орудия типа пушки устраивается отверстие (рис. 32), которое, по желанию, может больше или меньше открываться или закрываться особым крапом. При полностью закрытом кране пороховые газы работают исключительно на сообщение снаряду начальной скорости, и орудие стреляет, как пушка. При открывании крана часть газов вырывается через получившееся отверстие, начальная скорость уменьшается, и орудие стреляет, как гаубица, с тем меньшей начальной скоростью, чем больше открыт кран.

Эта идея нами взята из патента, опубликованного в 1928 г. В этом проекте обращают на себя внимание две стороны вопроса. Первое, что это — единственный пока известный способ гаубизации пушки, при котором гаубица не теряет ничего в скорострельности. Заряд все время остается постоянным, значит возможно патронное заряжение, и сохранение пушечной скорострельности обеспечено. Но это преимущество имеет свою обратную сторону — крайнюю экономическую невыгодность такого орудия, всегда расходующего полный заряд пороха, даже тогда, когда оно при вполне открытом кране является мортирой. Но все же оно и в этом отношении выгоднее дисков Маландрена, описанных выше, ибо в крановом орудии при стрельбе с открытым краном канал орудия мало разгорает. Крановое же отверстие, конечно, будет разгорать очень быстро, но его всегда можно сделать легко заменяемым.

Насколько известно, этот способ осуществлен в 46-мм миномете обр. 1930 г., поступившем в 1935 г. на вооружение пехоты польской армии. Изменения начальной скорости, необходимые для получения нужной дальности, достигаются более или менее значительным выпуском газов, образующихся при воспламенении заряда, через отверстие в казенной части миномета. Величину этого отверстия можно, по желанию, изменять простым передвижением пуговки регулятора отверстия. Таким образом, получают, при постоянном угле в 45°, желаемую начальную скорость установкой указателя пуговки регулятора против соответствующего деления дистанционной шкалы.

Орудие это, в целях максимального его упрощения, заряжается с дула, чтобы устранить устройство какого бы то ни было затвора. Миномет стреляет поэтому разрывным снарядом (миной) с оперением из ненарезного ствола.

В заключение отметим, что все до сих пор известные образцы универсальных орудий — пушек-гаубиц — еще не могут быть названы вполне удовлетворительными: это свидетельствует о больших технических трудностях, которые приходится преодолевать при их изготовлении. Поэтому все государства, не оставляя настойчивых попыток создать хороший образец универсального орудия, сохраняют на вооружении и пушку и гаубицу, усиленно разрабатывая способы их возможно большего усовершенствования.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3800

X