Артиллерия сопровождения

Как ни упорны были довоенные взгляды на независимость действий артиллерии от действий пехоты, но практика войны быстро показала, что без тесного взаимодействия артиллерия и пехоты наступление последней не может быть обеспечено. Громадная мощь пулеметного огня требовала радикального предварительного уничтожения системы огня обороны, а большое число пулеметов и относительная малочисленность артиллерии рождали необходимость последовательного решения поставленных ей задач, что очень затягивало артиллерийскую подготовку (до 6 — 10 и даже 16 дней).

Столь длительная артиллерийская подготовка лишала операцию внезапности, противник имел возможность сосредоточить к угрожаемому пункту нужные силы, позади первой линии обороны вырастала вторая, и наступление захлебывалось на первом же десятке километров, а после контратак свежими силами противника часто кончалось возвращением на исходные позиции.

Необходима была внезапность наступления, а она требовала короткой, измеряемой несколькими часами, артиллерийской подготовки. Но если многодневная артиллерийская подготовка не могла обеспечить полного уничтожения всех огневых средств противника, то более короткая не могла этого сделать и подавно.

Это значит, что наступающая пехота натыкалась на большое число неподавленных пулеметов, которые могли бы ее остановить, если их не уничтожить немедленно. Но дивизионная артиллерия, призванная первоначально поддерживать пехоту в бою своим огнем, не могла удовлетворительно решить эту задачу.

Во-первых, с наблюдательного пункта командира батареи цель может оказаться вовсе невидимой. Если она и видна, то целеуказание от сильно удаленного пехотного командира обыкновенно настолько сложно и трудно (цель бывает так трудно найти), что спасительный огонь артиллерии очень часто опаздывает.

Во-вторых, огневое сопровождение пехоты артиллерией без перемены огневых позиций держалось на тоненькой ниточке телефонного провода, связывавшего командира артиллерийской батареи с командиром поддерживаемой пехотной части. С началом атаки артиллерия оставалась позади, телефонный провод рвался снарядами противника или своими же войсками, связь нарушалась, и пехота оказывалась предоставленной самой себе. Попытки же сопровождать пехоту колесами также ни к чему не приводили, ибо шестерочная запряжка лошадей, волокущая тяжелую, громоздкую пушку, была очень хорошей целью для артиллерии и пулеметов противника и поэтому редко когда могла дойти до своей пехоты вплотную. Да и помимо этого, она не могла поспевать за своей пехотой везде, куда нужно было, из-за своего большого веса, исключавшего возможность длительного движения без дорог, по крайне изрытому снарядами и окопами полю боя. Наконец, по своим баллистическим качествам полевая пушка всех стран не могла без риска поразить свои войска, вести огонь по противнику, расположенному ближе 200 — 300 м от своей пехоты. Таким образом, в последнюю минуту, обыкновенно самую тяжелую, пехота наступающего лишалась поддержки своей артиллерии, и пулеметы обороняющегося могли безнаказанно расстреливать атакующего.

Как выход из положения возникла мысль о необходимости специальной артиллерии сопровождения пехоты, целиком приданной этой пехоте, составляющей с ней одно целое, имеющей возможность передвигаться всюду с пехотой и в любой момент поддержать ее своим огнем.

Необходимость следования за пехотой в бою предъявляет к образцам пехотной артиллерии основное требование — чрезвычайной легкости системы. Орудия пехотной артиллерии надо либо переносить в разобранном виде, либо перекатывать на колесах или каких-нибудь катках вручную 2 — 3 бойцами. Следовательно, вес их должен быть 150 — 200 и самое большее 250 кг. Внешние их размеры должны быть, по возможности, не больше размеров станкового пулемета, для того чтобы эти орудия могли найти себе укрытие там, где его находит пехота со своим оружием (рис. 13).

При таких жестких требованиях к размерам, и особенно к весу системы, орудия артиллерии сопровождения не могут иметь одновременно и большую начальную скорость, необходимую для настильной траектории, и большую разрушительную силу снаряда. Поэтому в зависимости от основных задач, лежащих перед орудиями артиллерии сопровождения, в них придется жертвовать либо одним, либо другим из этих элементов.

Но вся беда заключается в том, что перед этой артиллерией стоят задачи, требующие и большой начальной скорости и мощного фугасного действия снаряда. Борьба с вертикальными целями (открытые пулеметы, а впоследствии — и танки) требует настильной траектории, а следовательно, и большой начальной скорости. Борьба же с укрытыми целями (а их будет не меньше, чем открытых) требует навесной траектории и мощного по своему фугасному действию снаряда.

Поэтому во время войны «пехотная артиллерия» создавалась из обоих образцов: малокалиберных пушек, обычно 37-мм калибра, и крупнокалиберных минометов калибром до 80 и даже до 170 мм (Германия), которые и до настоящего времени сохранились еще на вооружении во всех армиях.

Появление танков поставило перед артиллерией сопровождения еще одну задачу — борьбу с бронированными машинами противника. Но так как эта задача возникла уже в самом конце войны, то никакого готового решения по этому вопросу мировая война не дала.

Следует еще отметить попытки использования во время войны 1914-1918 гг. дивизионных пушек в качестве орудий сопровождения, однако, результаты оказались неудовлетворительными. К самому концу войны в некоторых армиях, в частности германской, были разработаны полевые пушки облегченного типа (калибра дивизионной пушки), но эти орудия не получили достаточного боевого опыта.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2689

X