Действия владивостокских крейсеров и бой 14 августа в Корейском проливе

В 1904 году броненосные крейсеры «Рюрик», «Россия», «Громобой» и «Богатырь», входившие в состав русского Тихоокеанского флота, базировались на Владивосток. По плану войны они предназначались для отвлечения от Порт-Артура части броненосного флота противника и для действий на коммуникациях Япония — Корея против воинских перевозок противника.

При проектировании и постройке крейсеры были рассчитаны для операций на океанских коммуникациях и поэтому (из-за увеличения дальности плавания) имели относительно слабое бронирование бортов и особенно несовершенную защиту палубной артиллерии.

С февраля по июнь крейсеры выходили в море, провели несколько поисков в Японском море и отвлекли на себя значительные силы японского флота. Главная ставка в Токио была вынуждена выделить против русских крейсеров эскадру под командованием адмирала Камимуры, которая состояла из пяти броненосных, двух легких крейсеров и двух отрядов миноносцев..

В июне, когда Порт-Артур был заблокирован с моря и войска неприятеля отрезали его с суши, по Японскому и Желтому морям шла усиленная переброска войск и снаряжения в Корею и Маньчжурию. В этих условиях от владивостокских крейсеров требовалась активная деятельность на коммуникациях неприятеля. 12 июня крейсеры были высланы к восточному проходу Корейского пролива. После полудня 14 июня они миновали остров Дажелет и на следующий день подошли к острову Цусима, где проходили главные коммуникации противника и где в бухте Озаки находилась маневренная база адмирала Камимуры.

15 июня около 8 часов утра на горизонте показались два транспорта: один из них, пользуясь малой видимостью на море, скрылся, второй — «Идзуми Мару» — был потоплен «Громобоем». Вскоре с востока показались еще два больших военных парохода, шедших без охранения. Транспорт «Хитачи-Мару», на котором находилось 1095 солдат и офицеров резервного гвардейского полка, 120 человек команды, 320 лошадей и 18 тяжелых 11-дюймовых гаубиц, предназначавшихся для обстрела Порт-Артура. был потоплен «Громобоем».

Второй транспорт «Садо Мару» имел на борту 1350 солдат и офицеров. После предупредительных выстрелов с «Рюрика» командующий отрядом Иессен приказал транспорт потопить; выпущенные по нему две торпеды попали в цель, после чего крейсеры, не дожидаясь погружения парохода118, повернули в Японское море.

Камимура в это утро находился в базе, имея четыре броненосных и пять легких крейсеров и восемь миноносцев. Извещенный по радиотелеграфу с крейсера «Цусима» находившегося в дозоре, о появлении владивостокских крейсеров, Камимура вышел в море, но все его попытки отыскать русских оказались тщетными.

20 июня русские крейсеры, успешно закончив поход, возвратились в бухту Золотой Рог, а Камимура прекратил поиски и возвратился в свою базу.

В начале июля крейсеры повторили набег, но на этот раз менее удачно; встретив в районе Цусимы эскадру Камимуры, русские, не приняв боя, отошли. Во время похода было уничтожено несколько мелких пароходов и шхун и приведен во Владивосток транспорт, захваченный на пути из Японии в Корею с лесом для строящейся дороги Фузан — Сеул — Чемульпо.

Набеговые операции владивостокских крейсеров в Японском море вынудили неприятеля направлять часть транспортов с войсками и грузами из своих восточных портов в Корею и Маньчжурию через Желтое море.

В связи с этим адмирал Иессен 17 июля получил приказ Алексеева выйти в море для действий на сообщениях восточных портов Японии.

Приняв уголь и боевой запас, «Россия», «Громобой» и «Рюрик» 20 июля вышли через Сангарский пролив в Тихий океан и повернули к югу.

Утром 22 июля крейсеры встретили большой английский пароход «Арабия». При осмотре его оказалось, что он идет в Иокогаму с контрабандным грузом. Судью направили во Владивосток.

К полуночи 23 июля. крейсеры подошли к входу в Токийский залив. Утром показались японские берега. Здесь был встречен и подвергнут досмотру английский пароход «Найт Коммандер», шедший из Шанхая в Иокогаму и Кобе с контрабандным грузом. Пароход был потоплен, так как на нем не оказалось угля для того, чтобы дойти до Владивостока 119. В этот же день было уничтожено несколько шхун, германский пароход «Теа», следовавший с контрабандным грузом, и к концу дня — захвачен английский пароход «Калхас», который после досмотра был направлен во Владивосток. Вечером крейсеры повернули на север, так как угля оставалось только на обратный путь.

Иессен решил возвращаться в свою базу опять через Сангарский пролив, несмотря на то, что Камимура мог его встретить и у входа в Японское море и дальше на всем протяжении до Владивостока. Но японский адмирал, видимо, решил, что русские, обойдя Японию с юга, попытаются соединиться с Порт-артурской эскадрой. Он ждал их у мыса Шантунг в Желтом море.

1 августа крейсеры ошвартовались в Золотом Роге, пройдя за 16 суток 3078 миль.

Хотя отряду и не удалось уничтожить военные транспорты противника, сам факт появления его в Тихом океане, у берегов Японии, всколыхнул весь мир. В торговых кругах началась паника, на поход активно реагировала мировая биржа, резко возросли фрахты, некоторые крупные пароходные компании прекратили рейсы в Японию и т. д.

Особенно взбесились американские бизнесмены. Вся пресса Америки как по команде подняла истошный вой. Объяснялось это просто. Американские капиталисты наживали на поставках в Японии громадные деньги, а владивостокские крейсеры по праву войны начали ловить и топить контрабандистов. Гарриману-старшему и другим крупным спекулянтам Америки было о чем беспокоиться. В газетах сообщалось, что из США в Японию доставляются провиант для армии и лошади для кавалерии, в Сан-Франциско заготовлено и ждет отправки главным образом вооружение на 50 миллионов долларов, в пути находится 10 миллионов банок консервированного мяса. Особенно беспокоились капиталисты в связи с тем, что в пути был пароход с очень ценным грузом, орудиями, а также валютой на сумму в миллион долларов...

Вслед за торгашами завопили государственные чиновники, грозя репрессиями. Трудно сказать, чем бы все это окончилось, если бы владивостокские крейсеры действительно захватили хотя бы одного американского контрабандиста. К сожалению, этого не случилось. Бизнесмены отделались только испугом.

* * *

11 августа во Владивостоке была получена телеграмма от адмирала Алексеева (еще не знавшего о результатах морского боя 10 августа) о том, что Порт-артурская эскадра вышла в море и сражается с неприятелем. Алексеев приказывал крейсерам немедленно выйти в Корейский пролив, чтобы встретиться с Витгефтом и оказать ему помощь. Задача для крейсеров была изложена в инструкции. В ней говорилось, что намерения Витгефта неизвестны, поэтому трудно определить, состоится ли встреча крейсеров с эскадрой и когда и где это может произойти. Неизвестно, когда Витгефт выходит в море и пойдет ли он через Цусимский пролив или вокруг Японии. Если же встреча крейсеров с эскадрой и произойдет, то это будет предположительно к северу от Корейского пролива.

Южнее параллели Фузана крейсерам заходить запрещалось.

Далее в инструкции говорилось, что если крейсеры встретятся с Камимурой, то они обязаны будут отходить на Владивосток, увлекая японцев за собой; никакими иными задачами крейсеры отвлекаться не должны.

Утром 12 августа «Россия», «Громобой» и «Рюрик» вышли в море. В ночь на 13 августа они шли 12-узловым ходом в кильватерной колонне, а днем развернулись в строй фронта с интервалом от 30 до 50 кабельтовов, чтобы как можно больше охватить наблюдением море и не разойтись с Порт-артурской эскадрой. Командующий отрядом, по своим расчетам, предполагал встретить Витгефта в середине дня 13 августа примерно на траверзе острова Дажелет. Но его расчеты не оправдались. Миновав Дажелет и выйдя на параллель Фузана в 4 часа 30 минут 14 августа, Иессен, как ему было приказано, решил в этом районе ждать порт-артурские корабли.

Начинало светать. В 4 часа 50 минут сигнальщики на «России» внезапно увидели во мгле силуэты четырех кораблей, шедших параллельным курсом с отрядом. Через несколько минут были опознаны крейсеры «Идзуми «, «Токива», «Адзума», «Ивате» 120. Неприятель находился примерно в 8 милях севернее, следовательно, русские оказались отрезанными от Владивостока и избежать боя было нельзя. Обе стороны начали маневрировать. Имея превосходство в силе, большую на три узла скорость и лучшие условия для ведения огня, японцы стремились навязать бой.

Когда корабли сблизились до 60 кабельтовов, японцы открыли огонь. На русских крейсерах взвились стеньговые флаги, и из орудий левого борта «России» и «Громобоя» был открыт ответный огонь. После первых залпов последовал большой взрыв на «Ивате», то же произошло и на «Адзума». Бой начался удачно для русских. После из японских сообщений стало известно, что тяжелый снаряд разбил на «Ивате» три 152-миллиметровых и одно 75-миллиметровое орудия.

Скоро снаряды неприятеля накрыли русские корабли. Появились убитые и раненые. На четырнадцатой минуте боя начался сильный пожар на «Рюрике», и крейсер ненадолго вышел из строя; пожар быстро потушили. Около б часов к японцам подошел легкий крейсер «Нанива». В это время Иессен изменил курс и пошел на северо-запад. Японские корабли, в свою очередь, легли на параллельный курс.

В б часов 28 минут «Рюрик», шедший концевым, поднял сигнал: «руль не действует». Для русских это был серьезный удар, так как по силе бортового залпа «Рюрик» был сильнейшим в отряде. «Россия» и «Громобой» повернули на помощь к подбитому крейсеру. Около двух часов они вели бой, чтобы дать возможность «Рюрику» исправить повреждения, но напрасно. Оставаться дальше около поврежденного корабля значило подвергать опасности другие два крейсера, и Иессен повернул во Владивосток, рассчитывая, что японцы будут его преследовать и оставят в покое «Рюрика», команда которого, воспользовавшись этим, исправит повреждения. Камимура действительно пошел за Иессеном, но оставил легкие крейсеры «Нанива» и «Такачихо» для того, чтобы добить «Рюрика». «Россия» и «Громобой» пошли на север; Камимура преследовал их, пытаясь прижать к корейскому берегу.

Сражение закончилось неожиданно. В 10 часов головной крейсер противника круто повернул и прекратил огонь, за ним последовали и остальные корабли.

Камимура отказался продолжать преследование из-за потерь среди личного состава, недостатка в снарядах и повреждений кораблей. На решение прекратить бой безусловно повлияло и то, что Камимура, зная о сражении в Желтом море и не имея сведений о его результатах, должен был быть готовым в любую минуту поспешить на помощь Того или же вступить в бой с прорвавшимися из Порт-Артура русскими кораблями.

В это время «Рюрик» продолжал вести бой с двумя японскими крейсерами «Такачихо» и «Нанива». Постепенно его огонь ослабевал, корабль замолчал: все его орудия оказались подбитыми, почти все комендоры убиты или ранены. Командир крейсера капитан 1 ранга Трусов и старший офицер капитан 2 ранга Хлодовский умерли от ран. Из 22 офицеров остались невредимыми семь человек. Из строя выбыла чуть ли не половина всего экипажа.

Когда к «Рюрику» приблизились возвратившиеся из погони четыре крейсера Камимуры, лейтенант Иванов, вступивший в командование, опасаясь захвата корабля в плен, решил взорвать его. Выполнить это оказалось невозможным: часть бикфордова шнура была повреждена во время боя, а другая часть находилась в затопленном водой рулевом отделении. Тогда Иванов приказал открыть кингстоны.

На глазах неприятеля «Рюрик» медленно погружался и в половине двенадцатого часа скрылся под водой. Носивший на себе парусное вооружение, слабо бронированный, он пять часов вел бой. Поведение его команды было образцом стойкости. Решив не спускать боевого флага перед врагом, моряки сделали все, что могли.

Так 14 августа закончился бой в Японском море.

Выйдя с опозданием на помощь Порт-артурской эскадре, владивостокские крейсеры встретились с эскадрой Камимуры, превосходившей их в боевой мощи. Иессен не мог избежать боя и потерял один свой корабль, не выполнив задачи, которую не в состоянии был выполнить: как известно, часть кораблей Порт-артурской эскадры после боя в Желтом море вернулась в Порт-Артур, другая же ее часть ушла в нейтральные порты и там разоружилась.

По данным японцев, на кораблях Камимуры было 44 убитых и 71 раненый. По другим источникам, только на «Ивате» одним снарядом было убито 40 человек и ранено 37. Флагманский корабль Камимуры «Идзуми» имел до 20 пробоин, в крейсер «Адзума» попало 10 снарядов, в «Токива» — «несколько снарядов» и т. д.

Оценивая действия владивостокских крейсеров, нужно сказать, что эти крейсеры, имевшие против себя более сильного противника, тем не менее нанесли его торговому флоту некоторые потери и отвлекли на себя часть его броненосных крейсеров и других кораблей с главного театра из-под Порт-Артура.

Крейсеры, однако, не были использованы разумно для длительного и постоянного воздействия на коммуникации противника, против перевозок войск, военных материалов и припасов. Они для этого не были подготовлены и действовали без четко разработанного плана и без взаимодействия с Порт-артурской эскадрой.

Отряд крейсеров не сыграл той роли, которая возлагалась на него по плану войны. Базирование четырех крейсеров на Владивосток оказалось грубой стратегической ошибкой.


118 Впоследствии выяснилось, что «Садо-Мару» остался на плаву и был спасен.

119 «Найт Коммандер» имел в трюме 1000 тонн рельсов, 1700 тонн мостовых частей, 300 пар вагонных колес с осями и 400 колес без осей.

120 Тактико-технические данные броненосных крейсеров см. в приложении III.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3943

X