Польский банк и российское Министерство финансов
В проектах и дискуссиях 1850-1860-х годов будущее системы денежного обращения напрямую связывалось с дальнейшим развитием деятельности Польского банка — главного эмиссионного учреждения края. Польский банк (ныне Национальный Польский Банк) — одно из старейших государственных кредитных учреждений Европы. Созданный в 1828 году по образцу передовых европейских банковских институтов, Польский банк, пожалуй, не имел равных среди кредитных учреждений Российской империи, по крайней мере, до учреждения Государственного банка в i860 году — ни по идеологическому значению, ни по экономической эффективности.
Польский банк по праву считается детищем главы Комиссии финансов и казначейства Царства Польского Ф.К. Друцкого-Любецкого, автора программы экономических реформ в Польше в 1820-1830-х годах. По замыслу Любецкого банк, выступая в качестве финансового агента польского правительства, должен был участвовать во всех кредитных операциях казначейства, в том числе заключении внешних займов, а также в выплате государственного долга. Все казенные и общественные учреждения обязаны были хранить свои свободные средства на депозитах Польского банка. Создание банка должно было не только служить поддержкой финансовой автономии Царства, но и обеспечить экономический рост — развитие промышленности и сельского хозяйства.

Основным видом деятельности Польского банка на рынке капиталов являлись операции с векселями. Банк принимал векселя с двумя подписями, размер кредита зависел от мнения авторитетных представителей торгового и промышленного сообщества и торговых советников. В период 1829-1838 годов сумма учтенных векселей составляла ежегодно от 2 до 5,2 млн. руб.53, а после 1865 года объем этих операций резко вырос, составив в 1884 году 69 млн. руб. в год. Особенность вексельного кредита Польского банка состояла в том, что им могли воспользоваться не только промышленники и купцы, но и земледельцы, владевшие торговыми свидетельствами.
Существенное значение для поддержки промышленности и сельского хозяйства в Польше имело предоставление банком ссуд под залог ценных бумаг, сельскохозяйственной и промышленной продукции. С1828 по 1870 год ежегодный объем ссуд составлял в среднем около 1 млн. руб. Большой популярностью пользовались краткосрочные ссуды — сроком до 9 месяцев, выдававшиеся под залог фабричного оборудования. В то же время Польский банк являлся, пожалуй, единственным в империи кредитным учреждением, дававшим долгосрочные ссуды промышленным предприятиям под залог недвижимости или фабричных машин сроком до 12 лет. К 1870 году общая сумма долгосрочных ссуд составила 7 259 975 Руб., из нее больше трети получили сахарозаводчики, следом шли металлургические заводы. В целом в течение первых 50 лет своего существования банк выдал на торговые и промышленные нужды ссуды на сумму 90 боб 964 руб.54

При учреждении банка в его основной капитал было перечислено 10 млн. злотых из казначейства и еще 8,1 млн. злотых поступило в закладных листах Земского кредитного общества. Впоследствии капитал банка был увеличен за счет поступивших в него сумм по государственному займу и за счет прибылей самого банка. Несмотря на то что он не был ориентирован на коммерческую прибыль, уже в первый год своего функционирования (1829) банк получил чистого дохода 11% по основному капиталу. В 1840 году капитал составил 42 млн. злотых. Операции Польского банка и в дальнейшем всегда приносили прибыль (за исключением революционного 1831 года). За период 1828-1878 годов сумма общей прибыли составила 28,6 млн. руб.55
Несмотря на активную и довольно успешную деятельность банка, особенно в области кредитования сельского хозяйства, торговли и промышленности, уже в середине 1840-х годов правительство подняло вопрос о реформе главного кредитного учреждения Польши56. Возросшие потребности в кредитовании промышленности и сельского хозяйства требовали изменения характера деятельности и статуса банка — превращения его из органа финансовой администрации в активно действующее кредитное учреждение. Варшавский генерал-губернатор в отчете за 1856 год писал, что для развития земледелия и «рукодельного промысла» необходимо «движение капиталов, а между тем Польский Банк, учрежденный более 30 лет тому назад, неподвижно держится на черте, первоначально ему назначенной»57. В том же, 1856 году председатель банка Бенедикт Непокойчицкий поручил составление проекта преобразования Польского банка известному польскому финансовому деятелю Леопольду Кроненбергу.

В подготовленном Кроненбергом проекте синтезировались различные принципы организации европейских банков. С помощью акционирования Польского банка Кроненберг рассчитывал привлечь необходимые для кредитования промышленности и сельского хозяйства капиталы. Акционерный капитал, сформированный путем выпуска акций, должен был быть равен в сумме казенному капиталу (Кроненберг был готов сам предоставить 10 млн. руб.). Но главная идея реорганизации состояла в привлечении акционеров к участию в управлении банком. Тем самым предполагалось уничтожить «бюрократический дух» учреждения, сделать его более независимым от администрации и ориентировать на работу с промышленниками и земледельцами. Эти идеи были заимствованы Кроненбергом из практики организации Прусского банка. Проект предусматривал создание «надзорного» комитета, состоящего из выбранных акционерами лиц, глав важнейших подразделений банка, а также выборного главы банка — презеса.
Предполагалось, что банк будет выдавать кредиты земледельцам под залог сельскохозяйственной продукции, предоставлять им в период дороговизны различные сорта хлеба для посева, приобретать и продавать имения, кредитовать железнодорожное строительство, строительство заводов, осуществлять ипотечное кредитование, а также многие другие кредитные операции, в том числе от лица правительства. Проектируя расширение сферы деятельности Польского банка, Кроненберг опирался на опыт французского Credit Mobilier и немецких банков. Этому расширению должно было способствовать создание филиалов в городах Царства, увеличение эмиссии банковских билетов, выпуск процентных облигаций и другие мероприятия58.

Проект банковской реформы Кроненберга был несколько изменен Непокойчицким. Он, внося коррективы в проект, сохранил главные идеи — привлечение акционеров к управлению, а также расширение сельскохозяйственного кредита, но усилил бюрок-ратический элемент в руководстве банка и вычеркнул из проекта почти все, что касалось промышленного кредита. По мнению польского исследователя Францишека Долежала, Непокойчицкий был хорошо осведомлен о настроениях российской бюрократии и полагал, что предложенный проект реформы не будет одобрен в Санкт-Петербурге.
В 1857 году Кроненберг, учтя замечания Непокойчицого, составил новый вариант проекта, в котором функции в области промышленного кредита были существенно сужены (для этих целей Кроненберг наряду с реформой Польского банка проектировал создание специального независимого кредитного учреждения). В новом проекте права акционеров на участие в управлении банком были сформулированы иначе, чем в первом. Значительно большее влияние получило правительство. Акцент в этом значительно более скромном проекте был сделан на создании условий для развития сельскохозяйственного кредита и увеличении капитала банка59. В 1857 году проект был представлен Непокойчицким на рассмотрение наместника и российского правительства.

Однако и этот проект ограниченной реформы был отвергнут. Идея акционирования, по мнению российских министров, полностью противоречила принципам организации государственного кредитного учреждения60. Несмотря на уверения Кроненберга, что именно такими принципам, какие он предложил ввести в устав Польского банка, и руководствуются ведущие европейские кредитные учреждения, принося при этом доход и акционерам и государству, проект реформы не был одобрен. Такая же участь ожидала и проект учреждения Промышленного банка, который должен был дополнить формирующуюся кредитную систему Царства Польского.
И все же Непокойчицкий не оставлял мысль провести ре-организацию главного кредитного учреждения Польши и тем самым «оживить» лежащие в нем капиталы. В 1861 году, выступая с отчетом о деятельности банка за предыдущий год, Непокойчицкий заявил, что «Банк, будучи учреждением чисто правительственным, а тем самым не возбуждая личного интереса, подчинен еще и стеснениям и контролю, неизбежным при каждом правительственном расходовании общественного достояния и вместе с тем уничтожающим дух инициативы и усыпляющим специальные способности». По мнению председателя, Польский банк мог перейти «на путь более приличный коммерческому учреждению» и расширить свои обороты, прежде всего за счет развития личного кредита61. Идеи банковской реформы были одобрены Комиссией финансов и казначейства и Советом управления Царства Польского62. Более того, решение Совета управления относительно подготовки реформы, основанной на «соучастии частных лиц и капиталов» и ориентированной на содействие развитию польской промышленности, получило одобрение Александра II, который поручил приступить к разработке проекта.
Вспыхнувшее в 1863 году восстание приостановило работы над преобразованием банка. Назначенный уже после подавления восстания в конце мая 1864 года новый глава Польского банка возобновил подготовку реформы и пригласил представителей торговых и финансовых кругов Варшавы к обсуждению проекта. Члены совещания единогласно признали, что единственно возможный путь реформы состоял в акционировании банка.

Руководство банка предложило обсудить подготовленный несколько лет назад первый проект реформы — проект Кроненберга, а также устав Прусского банка, на который Кроненберг частично опирался при разработке реформы. Большинство участников совещания признали, что модель, предложенная Кроненбергом и зафиксированная в уставе Прусского банка, вполне применима к Польскому банку, так как предоставляет права на активное и вместе с тем ограниченное участие акционеров в управлении банком63. Единственный спорный вопрос состоял в том, существует ли необходимость освобождать банк от обязанности принимать кредитные билеты империи или обязательный прием этих ценных бумаг вполне совместим с акционированием.
В результате по инициативе директора Комиссии финансов Совет управления Царства принял решение учредить комитет для подготовки проекта нового устава банка64. В состав комитета под председательством главы Польского банка Александра Крузе вошли представители Комиссии финансов и казначейства, Комиссии погашения долгов, Контрольной палаты, Учредительного комитета, Ликвидационной комиссии, а также представители польской финансовой элиты — И. Блиох, А. Ляский, М. Эпштейн, Л. Кроненберг и др.

В течение четырех лет комитет рассматривал и обсуждал различные модели и концепции банковской реформы. Польский исследователь Ф. Долежал сообщает о проектах Александра Ляского, Станислава Мясковского, а также о новом проекте Леопольда Кроненберга, составленном специально для комитета. По словам Долежала, Кроненберг попытался максимально согласовать правительственное влияние на управление банком с интересами акционеров. Сравнение содержания проекта Кроненберга с окончательным вариантом, подготовленным комитетом в марте 1869 года, свидетельствует о том, что именно идеи Кроненберга составили его основу65.
Главные принципы реформы Польского банка, сформулированные в проекте комитета, состояли в привлечении частных акционеров к управлению банком «с сохранением, однако, преимущественного влияния правительства», в присвоении банковским операциям направления, «более соответственного коммерческому учреждению», и в распространении деятельности банка, «поныне сосредоточенной главным образом в Варшаве», на все Царство66. Перечень производимых банком операций был пересмотрен. С одной стороны, предполагалось лишить банк функций, не соответствующих целям кредитного учреждения, таких, как содержание промышленных предприятий и управление ими67, осуществление операций с публичными фондами, которые имели характер «биржевой игры», и т.д. Вместо этого банк получал право производить ряд новых коммерческих операций.

Предполагалось, что одновременно с реформой банка будет произведен пересмотр законодательства о векселях, и проект нового устава банка оговаривал активное проведение операций с векселями, в том числе предполагалось увеличение срока их погашения до 6 месяцев. Кроме того, банку планировалось поручить ведение счетов казны. Большой новизной для польской кредитной системы являлось введение практики операций с чеками, заменявшей расчеты с наличностью. Вместе с тем банк сохранил за собой привычные для населения коммерческие операции, а также право эмиссии банковских билетов на сумму, равную основному капиталу.
Согласно проекту устава, банк заключал договор с акционерами сроком на 15 лет. Акционеры должны были предоставить половину основного капитала банка — 5 млн. руб. Акционерный капитал формировался путем выпуска 10 тыс. акций по 500 руб.
Администрацию банка предполагалось сформировать из главного директора, комитета акционеров и правления. Главный директор назначался императором и являлся членом Совета управления Царства. В состав правления банка входил его председатель, председатель комитета акционеров и директора отделений. Комитет акционеров формировался из 9 членов, избираемых на три года общим собранием акционеров. Комитету акционеров предоставлялось право составлять список кандидатов на должность директора отделения торговли, промышленности и земледелия, рассматривать и оценивать ведомость о состоянии кассы и всех оборотов банка, представлять директору мнения и предложения относительно операций банка, изменений в регламенте, определения процентной ставки при учете векселей, штатов банка и т.д. Общее собрание акционеров должно было рассматривать годовой отчет и баланс банка, выбирать членов комитета акционеров и куратории — контрольного органа, а также высказывать мнения о состоянии основного капитала, о выпуске банковских билетов и об изменении устава банка68. Проект предусматривал также возможность создания отделений банка в тех местностях, где это будет необходимо.

Проект реформы, представленный комитетом, так и не был реализован и даже серьезно не обсуждался69. Напротив, в 1869 году, когда был уже практически завершен процесс объединения финансовых систем России и Польши, в Петербурге была созвана специальная комиссия для обсуждения вопроса о порядке подчинения Польского банка Министерству финансов. Таким образом, вместо акционирования и дебюрократизации Польскому банку предстояло не просто стать подобием Государственного банка империи, являвшегося, по сути, одним из департаментов министерства70, но и превратиться в одно из территориальных подразделений главного банка империи.
Сама необходимость подчинения Польского банка Министерству финансов, очевидно, не подвергалась сомнению. Комиссии предстояло ответить лишь на вопрос: «Может ли Польский банк с подчинением Министерству финансов сохранить то устройство, которое определено действующим его уставом, и оставаться самостоятельным кредитным учреждением, каким он был до настоящего времени, или же надлежит слить его с Государственным банком Империи?» Комиссия рассуждала таким образом: поскольку Польский банк «есть учреждение правительственное», основной капитал его образовался из сумм Государственного казначейства, прибыли оборотов банка составляют принадлежность казны и, помимо этого, все проведенные в последние несколько лет реформы были направлены на унификацию финансовых и административных институтов империи и Царства, то «и Польский банк не может сохранить на будущее время значение самобытного учреждения и подлежит присоединению к Государственному банку». Предполагалось, что Польский банк будет обращен в Варшавскую контору Государственного банка и получит «то же устройство, какое имеют конторы банка в других значительных городах Империи»71.

Особое мнение о дальнейшей судьбе банка высказал участвовавший в работе комиссии барон А.Л. Штиглиц. Как ни парадоксально, бывший управляющий Государственным банком (он первым занял этот пост в 1860 году и занимал его до 1866 года) выступил против подчинения Польского банка Государственному банку. Он отметил, что Польский банк имеет хорошую репутацию в деловых кругах Европы и что «внезапное исчезновение фирмы этого учреждения могло бы произвести невыгодное для промышленных интересов и для кредитов края впечатление». Поэтому Штиглиц предложил подчинить Польский банк Министерству финансов, не объединяя его с Государственным банком72.
На защиту самостоятельности банка встал и его глава Крузе. Он заявил, что обращение Польского банка в контору с прекращением не свойственных конторе операций отзовется неблагоприятно на промышленности страны, привыкшей находить в Польском банке в течение 40-летнего его существования легкий и дешевый кредит. Большинство членов комиссии сочло опасения Штиглица и Крузе необоснованными. Один из членов комиссии — Иванов заявил: «...опасение неблагоприятных впечатлений от исчезновения фирмы Польского банка несогласно... с достоинством правительства, которое не может допустить, чтобы замена ее фирмою Государственного банка могла иметь какие-либо иные последствия, кроме выгодных для государственного кредита»73.

Таким образом, комиссия приняла решение о слиянии банков. Конечно, такая операция не могла быть проведена в течение года-двух. Польский банк впредь до окончательного его преобразования в Варшавскую контору Государственного банка мог продолжать свои операции, но с существенными ограничениями. Круг деятельности банка должен был соответствовать его новому статусу — провинциальной конторы. Было решено прекратить выдачу ссуд под залог имений, не допускалась выдача новых ссуд промышленным заведениям, землевладельцам и арендаторам на покупку земледельческих машин, скота и др. Это решение лишило возможности промышленников и землевладельцев пользоваться долгосрочным кредитом, так как, кроме Польского банка, ни одно кредитное учреждение не предоставляло таких услуг. Кроме того, банк был лишен права выпуска банковских билетов. Против последнего ограничения особенно энергично возражал глава банка Крузе, полагая, что следовало бы по крайней мере сохранить право выпуска кредитных билетов, которые гарантировались бы капиталами банка. Но в этом вопросе рассчитывать на согласие со стороны Министерства финансов было бессмысленно. Оно и ранее в течение 1860-х годов неоднократно отказывало банку в разрешении на эмиссию бумаг74.
Мнение комиссии было одобрено министром финансов, который высказался за постепенное преобразование банка. 26 марта 1869 года последовал указ о подчинении Польского банка Министерству финансов.
Еще в течение 15 лет после принятия решения о лишении Польского банка самостоятельности он продолжал свою деятельность. Уже в 1870 году было решено восстановить право банка выдавать ссуды под залог земледельческих орудий и для покупки сельскохозяйственной техники для всех видов имений75. Таким образом, банк мог, по крайней мере, выполнять одну из основных своих функций — кредитование сельского хозяйства. С другой стороны, попытки банка восстановить свое право эмиссии банковских билетов оказались безуспешными.

Разумеется, приостановление выпуска билетов и прекращение некоторых видов деятельности, прежде всего связанных с кредитованием промышленности, уменьшило значение банка в кредитной системе Польши. Ограничение роли Варшавской конторы Государственного банка чисто торговыми краткосрочными операциями вывело на первое место акционерные банки76. И хотя обороты банка за пятнадцатилетие с 1870 по 1885 год значительно выросли, характер и объем его деятельности не соответствовали интенсивности экономического развития польских губерний. По мнению польской прессы, банк «был не в состоянии удовлетворить даже в скромных размерах местным нуждам и неоднократно вынужден был за недостатком соответствующих капиталов временно уменьшать, а иногда даже совсем приостанавливать крупные платежи по открытым кредитам»77.

Существенным препятствием для развития деятельности банка был недостаток оборотного капитала. В1874 году гильдейский комитет Варшавы выступил с инициативой увеличения капитала Польского банка с 8 до 12 млн. руб. из казенных средств путем перечисления банку 4 млн. в возврат причитающихся ему ипотечных и других сумм. Министр финансов М.Х. Рейтерн признал увеличение капитала в принципе желательным, но считал, что казна не может быть источником пополнения банковского капитала. Рейтерн предложил банку продать принадлежавшие ему процентные бумаги. Дирекции банка не оставалось ничего другого, как сделать это78.
В следующем, 1875-м, году Польский банк обратился в Ми-нистерство финансов за кредитом в размере 3 млн. руб. под залог государственных ценных бумаг. Кредит был предоставлен, но на очень тяжелых условиях. Под залог ценных бумаг удалось получить лишь боо тыс., залогом остальной суммы являлись векселя. Кредит предоставлялся на трехмесячный срок, по истечении которого мог быть не продлен. В случае, если банк нуждался в его продлении, он должен был уплатить причитающиеся проценты, размер которых равнялся размеру процентов кредита для коммерческих предприятий. В 1876 году Польский банк опять вынужден был просить о ссуде Государственного банка под залог векселей в размере 1,5 млн. руб., но получил лишь 0,5 млн. руб. Условия займа были настолько тяжелы, что банк уже через неделю полностью вернул его. В дальнейшем Польский банк старался обходиться без кредита Государственного банка79.

Таким образом, несмотря на то что правительство рассматривало Польский банк как учреждение сугубо государственное и стремилось к его объединению с Государственным банком, взаимоотношения между этими кредитными учреждениями складывались по принципу отношений между коммерческими организациями, без уступок и взаимной поддержки.
Последняя попытка восстановить значение Польского банка и расширить сферу его деятельности была предпринята в 1885 году. Варшавское «Общество для содействия русской промышленности и торговли» предложило Центральному комитету общества в Петербурге ходатайствовать перед министром финансов о расширении операций Польского банка и изыскании средств к увеличению его оборотных капиталов80. Но практически одновременно с представлением этого доклада стало известно о том, что Государственный совет принял решение об окончательном преобразовании Польского банка в Варшавскую контору, а его отделений — в отделения Государственного банка. Таким образом, Польский банк прекратил свое существование.

Польские коммерческие круги выражали некоторый оптимизм по поводу будущей деятельности Варшавской конторы Государственного банка, рассчитывая, что это учреждение сохранит традиции Польского банка и вместе с тем будет иметь возможность более активно осуществлять поддержку местной промышленности. Но для того, чтобы новая контора Государственного банка не только могла «с успехом заменить упраздняемое кредитное учреждение в таких операциях, как выдача ссуд под процентные бумаги и учет векселей, но даже принести, благодаря значительным средствам, какими располагает Государственный Банк, гораздо большую пользу краю, чем какую приносил ей лишенный многих из своих атрибутов Польский Банк», необходимо было учитывать особенности потребностей местного хозяйства в кредите. Так, большой популярностью у населения пользовались осуществлявшиеся Польским банком операции с некрупными суммами: размер векселя Польского банка был в 3 раза меньше, чем в Государственном банке, при приблизительно равной сумме учтенных векселей. Чтобы население могло активно пользоваться кредитом, следовало понизить для Польши минимальный размер кредита до 500 руб. (в Польском банке треть кредитов составляли ссуды до 1000 руб.), а также распространить учетные операции и на векселя землевладельцев. В Польше большое значение имела ипотека, поэтому в Варшавской конторе Государственного банка необходимо было сохранить эти операции, а также выдачу ссуд на покупку сельскохозяйственных машин и орудий. Эти операции не приносили большого дохода, но были очень важны для населения81.
Любопытным документом, свидетельствующим об отношении российских кредитных учреждений к польскому коллеге, является отчет специальной комиссии, созданной в 1885 году, после упразднения Польского банка и учреждения Варшавской конторы Государственного банка. Комиссии было поручено сравнить и проанализировать организацию и деятельность двух кредитных учреждений. Комиссия признала, что уставы Государственного банка и Польского банка существенно отличаются друг от друга. Коренные различия заключались в направлениях и целях операций банков. Польский банк, ориентируясь на кредитование промышленников и сельских хозяйств с небольшим капиталом, создавал максимально удобные условия для своих клиентов. Комиссия отметила, что Польский банк оказывал более дешевые услуги по денежным переводам, а также совершенно иначе организовывал обслуживание депозитных счетов. Он в отличие от Государственного банка выступал не только хранителем, но и «администратором» вклада. Инструкция Польского банка предусматривала более простую процедуру открытия расчетных счетов, благодаря чему в банке к 1885 году было открыто 700 таких счетов — в два раза больше, чем в Государственном банке и его отделениях. Клиентам, имевшим подобные счета, Польский банк выдавал простые квитанции, а не расчетные книжки, как Государственный банк, что упрощало процедуру перевода денег третьим лицам. Польский банк не имел временных вкладов, выплачивая проценты по вкладам в расчете не по целым месяцам, а по дням. Эти и другие особенности осуществления операций не должны были иметь место в дальнейшем ввиду унификации инструкций Государственного банка и Варшавской конторы82.
В целом комиссия весьма строго отнеслась к деятельности Польского банка, осудив его за чрезмерное развитие практики вексельного кредита. После введенного в 1870 году ограничения на предоставление кредитов землевладельцам банк стал активно практиковать выдачу ссуд под векселя, причем размер ссуд иногда составлял от 75 до 100 руб., а клиентами банка были не только промышленники, но и ремесленники и даже «особы свободных профессий». Таким образом, Польский банк, используя практику немецких кредитных учреждений, в частности имперского Райхсбанка, по мнению комиссии, превратился в «заемное место»83.

Таким образом, Польский банк был осужден за чрезмерную активность и коммерциализированность, что не пристало, видимо, государственным кредитным учреждениям. В результате комиссия рекомендовала унифицировать правила осуществления кредитных операций, согласовав их с правилами Государственного банка, пересмотреть список лиц, которые могли пользоваться кредитом в Варшавской конторе, предоставлять кредиты землевладельцам только под залог недвижимости. Эти и другие изменения были зафиксированы в новой, появившейся во второй половине 1885 года инструкции Варшавской конторе Государственного банка.
И все же критика в адрес банка не могла повлиять на его репутацию как одного из наиболее активных кредитных учреждений на территории империи. Косвенно его заслуги были признаны и правительством: опыт деятельности и организация операций Польского банка были взяты за образец при составлении в 1884 году Положения о соло-векселях и при обсуждении вопроса о «промышленных ссудах» в Комиссии по пересмотру Устава Государственного банка в 1892 году84.
Причины упразднения Польского банка очевидны, особенно если сравнить его судьбу с судьбой второго по значению кредитного учреждения Царства Польского — Земского кредитного общества.

Земское кредитное общество также имело хорошую репутацию среди финансовых институтов и служило образцом для создания аналогичных учреждений в России. Созданное по инициативе К. Любецкого в 1825 году на основе круговой поруки, Общество выпускало 4% закладные листы, выдавая кредит под залог земельной собственности. С 1825 по i860 год состоялось три выпуска закладных листов (в 1825,1838 и i860 годах). Общество представляло особое в своем роде учреждение земского кредита85, и поэтому не случайно организация общества была предметом тщательного изучения в Петербурге в период подготовки устава о российских земских банках. Второй том материалов Комиссии по подготовке реформы земского кредита в России большей частью состоит из публикаций устава, инструкций и других документов, касающихся организации Земского кредитного общества. Публикация материалов мотивировалась тем, что его опыт заслуживал «особенно тщательного изучения в нашем отечестве, не только вследствие единоплеменности Польского Кредитного Учреждения, но и также вследствие многих образцовых его достоинств, признанных во всей образованной Европе»86.

С середины 1860-х годов и само Общество подверглось ре-формированию. В 1867 году оно было подчинено Министерству финансов. 12 июля 1869 года были утверждены новые правила о выдаче ссуд, которые определили следующие радикальные изменения в основаниях поземельного кредита. Систему периодических выпусков закладных листов они заменили постоянной выдачей ссуд. Основанием для оценки имений и для нормальных ссуд они определили поземельную подать, а для крупных ссуд предложили составление особых правил подробной переоценки земельной собственности (taksa)87. Таким образом, Земское кредитное общество из временного института кредитования (формально оно существовало только в период погашения выпущенных закладных листов) было превращено в постоянно действующее учреждение. Кроме того, получение кредита не было ограничено какими-либо сроками.
В 1871 году был представлен проект нового устава Общества, основанный, в частности, на изданных в 1869 году правилах. Проект допускал к кредитованию широкую категорию землевладельцев, в том числе крестьян. Проект был в целом одобрен Комитетом по делам Царства Польского, но окончательное решение об утверждении было отложено до введения в Царстве Польском судебной реформы. После повторного представления проекта в 1877 году его рассмотрение опять было отложено — так же как и в 1882 и 1885 годах88. Ожидаемая кодификация правил, изданных в течение 6о лет, последовала в 1888 году, и Общество получило новый устав89.

В целом Земское кредитное общество почти не пострадало от подчинения его Министерству финансов. Его организация была даже несколько усовершенствована, что позволило Обществу развивать ипотечный кредит в крае. Почему же соображения эффективности и полезности не повлияли на решение правительства о Польском банке? Очевидно, дело в том, что Польский банк для правительства служил таким же символом польской обособленности, как и злотый. В случае акционирования Польский банк стал бы серьезным конкурентом Государственному банку на рынке кредитования и, что немаловажно, усилил бы свой потенциал идеологического воздействия. Вопрос о Польском банке оказался предельно национализирован: петербургским чиновникам банк представлялся средоточием еврейского капитала, охватившего своим влиянием весь Западный край и Польшу. Сосуществование Польского банка и Государственного банка в условиях политического и экономического слияния было невозможно.



53 Краткий очерк деятельности Польского Банка за все время его существования с 1828 г. по 1886 г., а также деятельности Варшавской конторы Государственного банка по ликвидации дел бывшего Польского банка. СПб., 1894. С. 74.
54 Там же. С. 79.
55 Koszutski S. Rozwoj ekonomiczny Krolestwa Polskiego w ostatniem trzydziestoleciu (1870-1900). Warszawa, 1905. S. 74,79.
56 До тех пор организация банка оставалась практически неизменной. Единственной существенной мерой, касающейся реорганизации банка, являлось издание инструкции 1840 года, объединившей изданные в 1828-1840 годах постановления и установившей более жесткий административный контроль над деятельностью Польского банка.
57 Записка по проекту преобразования Польского Банка // AGAD. KRPS. № 2347. Нумерация листов в деле отсутствует.
58 О проекте см.: Doleial F. Leopold Kronenberg i rozwoj kreditu w Krolestwie Polskiem // Leopold Kronenberg, 1812-1878: Monografia zbiorowa. Warszawa, 1922. S. 181-186.
59 Ibid. S. 191-194.
60 Ibid. S. 194-200.
61 Записка по проекту преобразования Польского Банка. С. 1.
62 Там же. С. 2.
63 Там же. С. 9.
64 Интересно, что сам Крузе был противником акционирования банка и предлагал ограничиться разработкой новой инструкции, а не устава, то есть чисто техническими улучшениями. Но, поскольку большинство участников дискуссии, в том числе и глава Комиссии финансов
и казначейства, поддержали вариант полномасштабной реформы, Крузе пришлось согласиться.
65 О проекте Кроненберга см.: Doleial F. Op. cit. S. 215-226.
66 Проект Нового Устава банка: Объяснительная записка // AGAD. KRPS. № 2347. Нумерация листов в деле отсутствует.
67 В собственности Польского банка находился ряд предприятий — Варшавская мельница с маслобойней, бумажная фабрика
в Иезиорне, фабрика полотняных изделий в Жирардове. цинковый плющильный завод в Лондоне и т.д. В целом их содержание было убыточным для банка.
68 Проект Нового Устава банка // AGAD. KRPS. № 2347. См. также: Radziszewski Я. Bank Polski. Warszawa. 1910. S. 195-203.
69 Единственной осуществленной идеей комитета было создание филиалов банка в Лодзи. Люблине, Калише и других городах. Однако децентрализация деятельности банка не сопровождалась расширением операций.
70 Беляев С.Г. П.Л. Барк и финансовая политика России, 1914-1917. СПб.. 2002. С. 198.
71 О преобразовании Польского Банка // РГИА. Ф. 1270. Оп. I. 1869 г. Д. 595. Л. 10-15.
72 Там же. Л. 1506.
73 Там же. Л. 59 об.
74 См.. например: О дозволении Польскому Банку сделать новый выпуск банковых билетов на 2 м.р. (1867 г.) // Там же. Д. 312.
75 См.: О разрешении выдавать ссуды для покупки земледельческих машин владельцам майоратных имений // РГИА. Ф. 1270. Оп. i. Д. 704.
76 Koszutski S. Op. cit. S. 88.
77 Цитата из петербургской польской газеты Kraj в брошюре: По поводу упразднения Польского Банка. СПб., 1885. С. 9.
78 R-skij J.N. Bank Polski w obec potrzeb krajowych. Warszawa, 1881.S. 31-32.
79 Ibid. S. 36-37.
80 По поводу упразднения Польского Банка. С. 9.
81 Там же. С. 20.
82 О деятельности комиссии см.: Краткий очерк деятельности Польского Банка за все время его существования его с 1828 г. по 1886 г., а также деятельности Варшавской конторы Государственного банка по ликвидации дел бывшего Польского банка. СПб., 1894.
83 Radziszewski Н. Bank Polski. S. 209-219.
84 Бугров А.В. Указ. соч.
85 Аналогичный принцип — взаимной ответственности — был положен также в основу организации Херсонского земельного банка (основан в 1864 году), кредитных обществ в Прибалтийских губерниях (Эстляндское - 1802 год, Лифляндское - 1803 год и Курляндское - 1832 год), а также дворянских банков Тифлисской, Кутаисской и Нижегородской губерний, действовавших на складки дворянских обществ // Россия 1913 г. С. 163.
86 Труды Комиссии в. у. го июля 1859 г. для устройства земских банков. СПб., 1860. Т. 2: Материалы. С. i.
87 Объяснительная записка к проекту устава Земского кредитного общества в Царстве Польском // РГИА. Ф. 1270. Оп. I. Д. 761. Л. 89-90.
88 Kirszrot-Prawnicki J. Towarzystwo Kredytowe Ziemskie w Krolestwe Polskiem i kredyt rolny. Warszawa, 1887. P. 129-130.
89 Об уставе 1888 г. см.: Zalewski S. Ewolucja kreditu dhigoterminowego ziemskiego w Polsce. Warszawa, 1938. S. 44-53.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3888

X