Стрельба по открытым войскам

Стрельба по открытым войскам производилась с успехом по правилам довоенного времени, по» преимуществу из 76-мм лёгких и горных пушек. Попадавшие под убийственный огонь русских лёгких пушечных батарей неприятельская пехота и под огонь лёгких гаубичных батарей неприятельская артиллерия нередко совершенно уничтожались (примеры приведены выше).

В «Наставлении для борьбы за укреплённые полосы» (ч. III. § 121) имелось лишь краткое указание, что стрельбу по открытым войскам производит по преимуществу лёгкая (горная) артиллерия, чтобы заставить противника отказаться от выполнения каких-либо передвижений или работ. Стрельбы эти проводились по инициативе командиров дивизионов, а по целям, быстро преходящим, — по инициативе командиров батарей (отдельных взводов).

«Наставление», между прочим, подчёркивало что «в пределах досягаемости ружейного и пулемётного огня» задача стрельбы по открытым войскам «по преимуществу выполняется войсками, занимающими первую линию окопов», т. е. пехотой или назначенной для обороны окопов спешенной конницей.

В «Правилах стрельбы» 1911 г. были следующие общие указания в отношении ведения стрельбы по неподвижным войскам.

Пристрелка направления (пристрелка угломера) состоит из корректуры направления веера и корректуры самого веера (направления отдельных орудий).

Величины боковых поправок определялись в делениях угломера по отклонению разрыва или края веера от избранного пункта или фланга цели. Предлагалось первую боковую поправку делать «решительной» и назначать преимущественно в целых десятках делений угломера.

Пристрелка направления веера и самого веера считалась законченной, если разрывы снарядов распределялись приблизительно равномерно по обстреливаемому участку цели или если при сосредоточенном веере разрывы получались в пределах около 10 делений угломера.

В отношении пристрелки трубки (высоты разрывов) давались указания: подыскание надлежащей средней высоты разрывов (соответствия между возвышением и установкой трубки) при дистанционной стрельбе производится изменением установок уровня и трубки. На корректуру уровнем надо смотреть, как на корректуру неправильно определённого угла местности. При получении клевков предлагалось иметь в виду, что поправка по уровню без изменения прицела вызывает изменение дальности падения снаряда.

Поправку трубки предлагалось вообще не делать ранее наблюдения четырёх разрывов.

При значительном разнообразии высот разрывов поправку трубки следует основывать на большом числе наблюдений, если не представится возможность обнаружить и устранить причины получаемого разнообразия высот разрывов. Такими причинами могут быть непроверенные уровни и расположение орудий на разных горизонтах.

Для сохранения одной и той же средней высоты разрывов каждое изменение высоты прицела должно сопровождаться параллельным изменением установки трубки.

При стрельбе по целям, расположенным на склонах или гребнях высот, разрывы ниже цели считаются при поправках трубки, как клевки. Клевки выше цели (попадания в скат) не принимаются вовсе в расчёт для поправок трубки.

Для подыскания надлежащей установки трубки в том случае, если пристрелка по дальности производилась ударными выстрелами, делается, по окончании пристрелки, при раздельном огне, очередь выстрелов «батареею» на дистанционных разрывах. Установка трубки для этой очереди назначается с расчётом получить надлежащую среднюю высоту разрывов.

Пристрелка возвышения (по дальности) состоит в отыскании вилки, т. е. двух установок прицела (при стрельбе по уровню — при одной и той же установке уровня): меньшей (малый предел вилки), при которой наблюдаются недолёты, и большей (большой предел вилки), при которой наблюдаются перелёты.

Вилка должна быть отыскана по цели.

По цели, видимой командиром батареи или наблюдателем, вилка отыскивается относительно самой цели.

Если же цель не видна и наблюдения по дальности относительно её невозможны, то пределы вилки по цели отыскиваются по наблюдениям относительно местных предметов и гребней высот, расположенных спереди и позади цели.

В том случае, когда пристрелкой удастся определить лишь один предел вилки, для определения другого предела требовалось принять все зависящие меры, пользуясь данными разведки, картой, сведениями от соседних частей и т. п.

Исходная установка прицела назначается в целых десятках делений, соответственно глазомерной оценке расстояния до цели. При более точном определении дальности исходная установка прицела может быть назначена с точностью до пяти делений.

Угол местности при раздельной наводке принимался во внимание назначением соответствующей исходной установки уровня.

При назначении исходной высоты прицела руководствовались следующими соображениями:

а) начинать пристрелку с перелётов, если можно опасаться поражения своих войск своими снарядами (например, при стрельбе по цели, атакуемой своей пехотой), или чтобы облегчить наблюдение (например, если цель или местный предмет, по которым ведётся пристрелка, плохо выделяется на фоне позади лежащей местности);

б) начинать пристрелку с недолётов выгодно ввиду возможности нанести уже во время пристрелки некоторое пораженке, если пристрелка ведётся по самой цели.

Пристрелка шрапнелью велась, как общее правило, дистанционными выстрелами. Ударные выстрелы применялись лишь в тех случаях, когда не требовался немедленный переход на поражение, и при том на местности, благоприятствующей наблюдению падений снарядов. На расстояниях, превосходящих предел горения трубки, стрельбу надёжнее вести гранатой.

При отыскании вилки дистанционными выстрелами огонь вели обычно «батареею». Иногда тактическая обстановка или желание скрыть число пристреливающихся орудий требовали для отыскания вилки дистанционными выстрелами вести огонь частью батареи и даже отдельным орудием.

Пристрелка возвышения велась при нормальной трубке или при низкой, но при условии, чтобы клевков получалось не более половины.

Получив при первоначальном возвышении наблюдение по одну сторону цели (недолёт или перелёт), меняли возвышение скачками, в целых десятках делений, пока не получалась вилка.

Полученная вилка суживалась половинением до 5 делений. Если по условиям наблюдения такое сужение было трудно достижимым, то останавливались на 10-деленной, а в исключительных случаях и на более широкой вилке. Ограничивались получением вилки в 10 делений и в тех случаях, когда необходимо было воспользоваться скоропреходящими выгодами для обстреливания целей особенно уязвимых или опасных.

Для надёжного суждения о пределах вилки считалось необходимым иметь на каждом пределе по крайней мере по два наблюдения одного и того же знака; двум или более наблюдениям, полученным при одной и той же очереди выстрелов, придавалась особенная ценность для суждения о надёжности предела вилки. Однако в виде исключения ограничивались одним наблюдением на пределе вилки, но с условием — при последующей стрельбе проверить его.

При получении при каком-либо возвышении нулевой вилки (одного недолёта и одного перелёта) испытываемое возвышение проверялось батарейными очередями до получения хотя бы одного наблюдения по дальности. Если при этом получались одни недолёты или одни перелёты, то возвышение увеличивали или уменьшали на 3 деления, чтобы получить вилку.

Стрельба на поражение, до предела горения трубки, производилась при разделённом огне дистанционными выстрелами — с установкой трубки на нормальный разрыв. Стрельба, в зависимости от обстановки боя и характера целей, велась или беглым огнём с назначением числа патронов на орудие, или с назначением промежутков между выстрелами, или по команде.

Поражение может производиться при нескольких или при одном возвышении. Для обстреливания глубоких целей или площадей производилась стрельба при нескольких возвышениях. Стрельба при одном возвышении допускалась по тонким целям и лишь в том случае, когда успех стрельбы при этом возвышении был очевиден.

Пристрелка по движущимся целям (войскам) велась или по самой цели или по тем местным предметам, миновать которые она не могла.

При стрельбе по движущимся войскам представляются случаи, когда в целях ускорения пристрелки возможно ограничиться одним наблюдением на пределе вилки. При этом следует иметь в виду, что из пределов вилки более важное значение имеет тот, к которому приближается цель.

При движении цели поперечно или косвенно к направлению выстрелов: а) при наводке непосредственно в цель исходную боковую установку назначали сообразно с боковым перемещением цели, б) при наводке по угломеру боковые поправки производили сообразно с боковым перемещением цели и временем, необходимым для подготовки батареи к выстрелу.

По получении вилки в 5 или 10 делений переходили на поражение на малом пределе вилки или отступив от него в сторону движения цели на 3–5 или большее число делений, соответственно скорости движения цели.

При наблюдении при каком-либо возвышении несомненного поражения цели немедленно переходили на поражение при этом возвышении или отступив от него в сторону движения цели, сообразно со скоростью её движения.

При весьма быстро наступающих целях ограничивались получением лишь малого предела вилки, выжидая на нём вступления цели в район поражения.

Стрельба на поражение движущихся войск обычно начиналась одиночными (пробными) выстрелами; по мере вступления цели в район поражения, огонь ускорялся и доводился, если было нужно, до беглого огня с назначением числа патронов на орудие.

При дальнейшей стрельбе цель держалась всё время в районе поражения, для чего возвышение изменялось скачками в 3–5 или больше делений в сторону движения цели в соответствии с его скоростью. При этом пользовались каждой, хотя бы кратковременной задержкой в движении цели для более энергичного её обстреливания или для поверки найденных возвышения и направления.

В том случае, если цель подходила к местным предметам, для которых заранее были определены направление и возвышение (пристрелкой, по карте, прежней стрельбой), она встречалась беглым огнём с назначением числа патронов на орудие.

Если цель вступала в мёртвое пространство перед батареей (при пристрелке из-за закрытия), не обстреливаемое соседними частями, то орудия выкатывались вперёд (иногда назад) для стрельбы с непосредственной прямой наводкой в цель.

Для отражения внезапной конной атаки на батарею назначался прицел 10, трубка — «картечь» и, выждав приближения цели на 500–600 м, командовался беглый огонь.

В отношении ведения стрельбы по цели, видимой с батареи или невидимой, в «Правилах стрельбы» 1911 г. имелись такие указания:

По цели, видимой с батареи, стрельба ведётся или с непосредственной наводкой в цель, или же с наводкой в общую для всей батареи точку. При ясно видимой цели, которую легко указать батарее, выгодно вести стрельбу с непосредственной наводкой в цель. Если же цель видна неясно или положение её трудно указать батарее, то выгоднее назначать батарее общую точку наводки.

Если батарее назначена общая точка наводки, то разделение огня и пристрелка угломера производятся командиром батареи. Если же ведётся стрельба с непосредственной наводкой в цель, то разделение огня и пристрелка угломера производятся командирами взводов, а командир батареи делает соответствующие указания командирам взводов лишь при повторяющихся ошибках с их стороны.

При стрельбе с непосредственной наводкой в цель командиры взводов делят фронт цели на-глаз, указывают орудиям своего взвода точки наводки и назначают боковую установку, принимая в расчёт ветер и наклон боевой оси.

Взводные командиры, командиры орудий (фейерверкеры) и наводчики должны были при открытии огня следить за направлением выстрелов предыдущих орудий, чтобы убедиться в правильности уяснения ими цели.

В том случае, если командирами взводов цель понята неправильно, командир батареи обязан был принять меры к её уяснению или назначить батарее общую точку наводки; если же цель понята правильно, то командир батареи подавал команду «Верно».

Если после перехода на поражение, при стрельбе с непосредственною наводкой в цель, командир батареи заметит неравномерное распределение огня по фронту цели, то он делает очередь выстрелов «батареею», предупредив взводных командиров, чтобы они могли проследить и исправить направление своих орудий.

При целях в опаской близости каждый орудийный начальник (фейерверкер) самостоятельно избирал для своего орудия участок пели против себя. При этом, если у орудийного фейерверкера была полная уверенность в том, что противолежащий участок цели поражён в достаточной степени, то огонь своего орудия он переносил на соседние участки.

При стрельбе по цели, невидимой с батареи, предусматривалось два случая: командир батареи невдалеке от батареи, командир батареи значительно удалён от батареи.

В первом случае пристрелка угломера и корректура веера производились командиром батареи. Если первые выстрелы давали разрывы в стороне от цели, то назначалась общая боковая поправка всей батарее. Если же наблюдались значительные отклонения выстрелов отдельных орудий, то до назначения им поправки следовало проверить, правильно ли понята точка наводки и верна ли установка угломера.

Если по окончании пристрелки по дальности корректура веера не закончена или если пристрелка велась частью батареи, то перед переходом на поражение производится на малом пределе вилки одна или несколько очередей выстрелов «батареею» для проверки правильности направления отдельных орудий.

Во втором случае, при значительном удалении от плоскости стрельбы, командир батареи должен выводить разрывы на линию своего наблюдения. Сопровождая затем изменения прицела соответственными изменениями направления, вместе с вилкой по дальности командир батареи отыскивает боковую вилку, в пределах которой находится цель. В этом случае командир батареи не может, судить о виде и ширине веера и поэтому корректуру веера выполняет старший на батарее, для чего командир батареи, со своей стороны, перед переходом на поражение делает одну или несколько очередей «батареею» на достаточно высоких разрывах, изменяя соответственно установку уровня и отдавая приказание старшему на батарее проверить и исправить веер. Старший на батарее докладывал командиру батареи о том, видны ли ему поднятые разрывы и требуется ли для исправления веера повторение подобной очереди.

«Наставлением для действия полевой артиллерии в бою» 1912 г. требовалось (§ 89) при стрельбе по развернувшейся пехоте огонь направлять по передним линиям и распределять его по всему фронту цели.

Признавалось также полезным обстреливать, кроме передних линий, и тыловые части противника — поддержки и резервы, стараясь при этом определить укрытые места расположения крупных резервов.

Согласно «Наставлению» 1912 г. огонь по пехоте, не защищённой закрытиями, требовалось вести дистанционной шрапнелью.

При стрельбе же по селениям, земляным закрытиям и местным предметам, занятым противником, первоначальной задачей артиллерии является ослабление огня неприятельской пехоты и лишение её свободы движения (§ 90 «Наставления» 1912 г.). С этой целью наружная окраина местного предмета или линии огня окопа должна обстреливаться дистанционной шрапнелью в сочетании с ударной стрельбой гранатой. Для сокращения расхода времени и снарядов признавалась весьма полезной заблаговременная, возможно точная пристрелка.

Признавалось также необходимым обстреливать из пушек и гаубиц внутреннее пространство местного предмета, занятого неприятелем с целью разрушения построек, производства пожаров, прекращения сообщения внутри и т. п., и держать под шрапнельным огнём тыловые и фланговые подступы, чтобы изолировать защитников помощи извне.

Согласно «Наставлению для борьбы за укрепленные полосы» 1917 г. (ч. III, § 122 и 123) обстрел тыла противника и его путей сообщения выполнялся по преимуществу лёгкой (горной) артиллерией, а вне досягаемости её выстрелов — 107-мм, 127-мм (5-дм) и 120-мм французскими пушками (120-мм пушки Обуховского завода и завода Виккерса применялись как исключение).

Для обеспечения успеха этой стрельбы необходима была помощь самолётов и змейковых аэростатов. Непрерывное наземное и воздушное наблюдение, обеспечивающее успех стрельбы артиллерии, заставляло неприятеля отказаться от передвижений днём. Занятые противником постройки, дома и деревни, находящиеся в пределах досягаемости артиллерийского огня, требовалось сжечь зажигательными снарядами («Указания для стрельбы 3-дм. зажигательными снарядами» изд. 1917 г.) или обстреливать периодически, чтобы сделать невозможным пребывание в них противника.

Тем же «Наставлением» 1917 г. (ч. III, § 126) предусматривалась так называемая стрельба «в отместку» или ответная стрельба по окопам и тылу противника.

Стрельба эта имела целью показать неприятелю, что мы готовы вернуть ему с избытком каждый выстрел, а нашей пехоте показать, что артиллерия открывает огонь в отместку за стрельбу противника по нашему расположению. В этих случаях огонь вели по неприятельским окопам или квартирным районам, подвергая одновременно, если возможно, обстрелу и неприятельские батареи, которые сели огонь.

Требовалось хорошо изучить позиционный район противника, определить чувствительные места его расположения и затем установить, каков должен быть ответный огонь на различные неприятельские стрельбы, беспокоющие наши войска, и занести эти ответные стрельбы в план наших артиллерийских действий.


679 «Правила стрельбы» (лёгкой, конной и горной артиллерии), 1911 г. «Пособие по стрельбе полевой артиллерии», 1911 г. «Наставление для действия полевой артиллерии в бою», 1912 г. «Наставление для борьбы за укреплённые полосы», ч. II, артиллерийская и III, 1917 г.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3313