Пополнение боевых припасов

Боевые припасы являются главным источником боевой силы артиллерии.

Скорострельность орудий, дающая возможность выпускать большое число выстрелов в короткое время, длительность и грандиозность современных сражений вызывают огромный расход боевых припасов. В решающие периоды сражения и во многих других случаях боя артиллерия не имеет права жалеть снарядов. Необходимо, с одной стороны, в возможной степени ограничивать расход снарядов, с другой — обеспечивать непрерывный и обильный прилив их на пополнение израсходованных.

«Наставлением для действия полевой артиллерии в бою» 1912 г. (§ 102) указывалось: «Артиллерийские начальники всех степеней обязаны принимать меры для бережливого расходования боевых припасов; но в решительные минуты боя огонь должен вестись с полным напряжением, хотя бы с риском израсходовать все снаряды».

Причём израсходование боеприпасов не могло служить основанием для снятия артиллерии с позиции. Батарея, расстрелявшая снаряды, обязана была оставаться на позиции и, укрыв людей, ожидать пополнения».

К мерам, обеспечивающим пополнение снарядов, относятся:

а) надлежащая организация службы боевого питания, непрерывная и надёжная связь между тылом и боевыми позициями артиллерии;

б) проявление всеми работниками службы питания широкой инициативы и твёрдой решимости доставить снаряды в боевую линию во что бы то ни стало, если бы даже и не последовало распоряжений старших начальников;

в) соблюдение в частях, обслуживающих боевое питание, строжайшего порядка и дисциплины, так как малейший беспорядок в тылу может повлечь за собой загромождение путей и повести к гибельным последствиям.

Служба питания боеприпасами распределяется между батарейными и дивизионными резервами (взводами, боевого питания), артиллерийскими (подвижными) парками и организуемыми в тылу подвижными артиллерийскими складами, называвшимися местными парками.

Для своевременного и непрерывного пополнения боеприпасов требовалось, чтобы работа питания начиналась, даже в самых тыловых эшелонах, одновременно с первым открытием артиллерийского огня.

Войсковые боевые комплекты боеприпасов возились в орудийных передках и в зарядных ящиках батарей, дивизионных резервов и подвижных артиллерийских парков.

Выше указывалось, что в боевом порядке батарейные передки (отделение тяги) располагались в небольшом удалении от батареи, по возможности укрыто, и что батарейные резервы сводились в большинстве случаев в общий дивизионный резерв в непосредственном подчинении командиру дивизиона и располагались укрыто в 0,5–1 км от боевых частей дивизиона. Причём при выборе места для передков и батарейных резервов требовалось иметь в виду быстроту и беспрепятственностъ сообщения с боевыми частями, а также возможно лучшее укрытие от наблюдения и огня неприятеля. Командир дивизиона являлся распорядителем питания боеприпасами боевых частей батарей из резервов. Он регулировал расход снарядов батареями, пополняя его из резерва по своему усмотрению и передавая боеприпасы, в случае надобности, из одной батареи в другую.

Командиры батарей должны были следить за расходом снарядов, но с них снималась непосредственная забота относительно их пополнения. Только находящийся в отделе командир батареи получал в своё распоряжение батарейный резерв и обязан был следить не только за расходом, но и за пополнением боеприпасов.

Передковый комплект боеприпасов считался чрезвычайным, как бы неприкосновенным, запасом и расходовался только в случаях крайней необходимости, причём сделанный расход из передкового запаса пополнялся при первой возможности.

Непосредственное питание орудий боевыми припасами производилось из зарядных ящиков боевой части, которые в свою очередь пополнялись подачей боевых припасав на позицию из батарейных резервов. Дальнейшее пополнение производилось из артиллерийских парков и местных парков (складов боевых припасав). В зависимости от удаления местных парков от войск артиллерийские парки разделялись на эшелоны: при удалении не свыше четырех переходов — на два, а при большем — на три. Головной эшелон располагался в 3–5 км от боевой линии войск, второй (промежуточный) — в полупереходе за головным, тыловой — на полупути между промежуточным эшелоном и местным парком. Пополнение батарейных резервов производилось посылкой зарядных ящиков из резервов за боевыми припасами к головным эшелонам парков; головные парки пополняются посылкой своих ящиков за боевыми припасами в парки промежуточных эшелонов, а эти парки пополняются посылкой своих опорожненных ящиков в тыловые эшелоны парков, если же их нет, то посылкой ящиков к местным паркам (складам огнеприпасов); тыловые эшелоны артиллерийских подвижных парков пополнялись посылкой зарядных ящиков к местным паркам.

Схема подачи боеприпасов в армейском районе батарейными и дивизионными резервами и артиллерийскими парками показана на рис. 8.

Пополнение боеприпасов местных парков (армейских передовых огнескладов) производилось в порядке, указанном выше (см. том II, третью часть «Боевое снабжение русской армии»).

Питание батарей боеприпасами из резерва производилось путём подачи снарядов на позиции. Каждая батарея пополнялась из своего резерва, если не последовало иного приказания командира дивизиона.

Способ доставки боеприпасов завысит от условий местности и обстановки. Предполагалось подвозить зарядные ящики с боеприпасами возможно ближе к орудиям. Под огнём трудно подвозить запряженные зарядные ящики. Поэтому приходилось подкатывать зарядные ящики на руках, выпрягши лошадей и пользуясь ящиком как защитой. Для выкатывания удобнее не разъединять ходов зарядных ящиков, но иногда требовалась частичная их разгрузка. При невозможности подвезти или подкатить зарядные ящики, боеприпасы выгружались и доставлялись в лотках на руках или та вьюках.

Иногда обстоятельства могут заставить выдвинуть зарядные ящики в боевую линию, несмотря на огонь противника. В этих случаях необходимы быстрота и внезапность выезда зарядных ящиков, быстрая выгрузка боеприпасов, укладка пустых лотков и немедленный отъезд ящиков, причём для уменьшения потерь выгоднее выезжать по 1–2 ящика.

Начальник дивизионного резерва (взвода боевого питания) должен быть постоянно осведомлен о количестве боеприпасов в батареях и резервах. Он являлся ответственным за непрерывность доставки на позиции боеприпасов из резерва и был обязан заботиться о своевременном пополнении резерва боеприпасами из артиллерийских парков.

При перемене позиции батареи и резервы заблаговременно пополнялись боеприпасами до нормы, а всё почему-либо оставленное из позиции боевыми частями батарей подбиралось резервами и перевозилось ими.

Боевое питание каждой артиллерийской бригады производилось из парковой артиллерийской бригады, состоящей из трёх парков (в начале войны — см. том I, первую часть, «Организация артиллерии»)616.

Отдельные артиллерийские дивизионы, за исключением конных, пополнялись боеприпасами из соответствующих им парковых артиллерийских дивизионов, состоящих из двух парков каждый, (см. том 1, первую часть).

Мортирные (гаубичные), горные и тяжёлые батареи пополнялись из своих парков, назначаемых по одному на каждую батарею.

Конно-артиллерийские дивизионы и другие части конной артиллерии не имели своих парков и пополнялись боеприпасами из парков ближайших артиллерийских бригад и дивизионов.

В военное время все артиллерийские парки, входившие в состав того или иного армейского или гвардейского корпуса, состояли по специальной их службе в ведении старшего артиллерийского начальника в корпусе.

В предвидении боя артиллерийские парки, предназначенные в первый (головной) эшелон, двигались на походе непосредственно за войсковыми колоннами, а предназначенные во второй (промежуточный) и в третий (тыловой) парковые эшелоны шли в голове колонны обозов второго разряда, составляя самостоятельный парковый артиллерийский отдел.

Командиры парковых артиллерийских бригад (дивизионов) находились при старшем в корпусе артиллерийском начальнике, а при распределении парков по дивизиям (стрелковым бригадам) — при начальнике дивизии (стрелковой бригады).

Командиры парков находились при своих парках.

При пополнении батарейных или дивизионных резервов опорожненные зарядные ящики резерва отправлялись к головным парковым эшелонам; по возвращении пополненных зарядных ящиков подвезенные боеприпасы принимались начальником резерва (или старшим вожатым зарядных ящиков) по выданным из парка талонам.

В исключительных случаях разрешалось, по письменному требованию командира батареи, за личной его ответственностью, отправлять к батарее из головного паркового эшелона не более четырёх зарядных ящиков с боеприпасами для непосредственного боеснабжения батареи.

Пополнение производилось путём перекладки боеприпасов (в лотках, цинковых коробках и т. п.) без обмена при этом зарядными ящиками. Зарядные ящики, в особенности опорожненные, двигались по возможности усиленными аллюрами.

Парки головных эшелонов начинали пополнение своё посылкой опорожненных зарядных ящиков за боеприпасами к промежуточным парковым эшелонам. При этом допускалось для более успешного пополнения выгружать по усмотрению командиров парков не более половины боевого комплекта каждого парка для образования временных складов боеприпасов в пунктах расположения головных парковых эшелонов.

Парки промежуточных эшелонов, удовлетворив первое требование об отпуске боеприпасов головным паркам, начинают свое пополнение посылкой за боеприпасами к местным паркам или к тыловым парковым эшелонам, если таковые назначены, опорожненных зарядных ящиков взводами или более крупными частями, выгружая при этом свой боевой комплект для образования временных огнескладов.

Парки тыловых эшелонов пополнялись из местных парков (армейских передовых огнескладов) применительно указанному для парков промежуточных эшелонов.

Места парковых эшелонов указывались: а) головного эшелона артиллерийского парка — в приказе для боя; б) промежуточного и тылового парковых эшелонов — распоряжением старшего артиллерийского начальника, в ведении которого состояли парки, а при распределении артиллерийских парков по дивизиям (стрелковым бригадам) — распоряжением командира, парковой артиллерийской бригады (дивизиона)

Командиры парков обязаны были: установить связь с командиром своей парковой бригады или дивизиона (телефон, конные ординарцы, телеграф, сигналы и пр.) и принять меры для более лёгкого нахождения места расположения парков (маяки, флаги, ночью фонари и пр.).

Места расположения местных парков (армейских передовых огнескладов) должны были быть известны заблаговременно всем парковым начальникам.

Пункты расположения головных парковых эшелонов, указанных приказом для боя, изменялись лишь по распоряжению начальника, отдавшего приказ для боя. В исключительных случаях пункты эти могли изменяться за личной ответственностью командиров парков, но с немедленным об этом донесением непосредственному начальнику, а также начальнику, отдавшему приказ для боя.

В течение боя парки обязаны были прилагать все усилий к тому, чтобы батареи могли поддерживать огонь непрерывно, хотя бы и не при полных боевых комплектах.

Все артиллерийские начальники, до командиров батарей и парков включительно, обязаны были постоянно знать наличное количество и расход боеприпасов в подчинённых им частях и периодически, а вечером каждого дня боя обязательно доносить об этом своим непосредственным начальникам.

Парки обязаны были приложить все усилия, чтобы в ночь после боя боеприпасы в войсках были пополнены, а их собственный запас был доведен до возможно большего количества.

Парки должны были удовлетворять во всякое время требования об отпуске боеприпасов как письменные, так и словесные приёмщиков, к какой бы войсковой части они ни принадлежали. При выдаче из парков боеприпасов требовалась лишь расписка приёмщика в талонной книге парка с указанием войсковой части, для которой отпускаются боеприпасы, и их количества.

Указанный порядок питания войск боеприпасами, установленный для боевых действий в маневренных условиях борьбы, признан был вполне целесообразным, как показал опыт войны на русском фронте.

Боевое питание войск посылкой за снарядами назад, как требовалось «Наставлением» 1912 г., отличалось от способа боепитания, установленного во французской армии, в которой, наоборот, боеприпасы подавались войскам подвозом с тыла вперёд. Русская артиллерия не могла заимствовать этого порядка у французов, так как не была настолько богато снабжена выстрелами, чтобы подавать их батареям с началом боя во всех случаях, не считаясь с тем, израсходованы ли ими имеющиеся снаряды и нужно ли их пополнение или нет. При относительной бедности русской артиллерии в снарядах считалось более целесообразным и отвечающим экономному расходованию снарядов подвозить их с тыла средствами самих войск, нуждающихся в снарядах.

Для позиционной войны организация питания снарядами была несколько изменена. При прорывах укреплённой полосы противника подача артиллерийских выстрелов к войскам малыми порциями, дающими возможность только поддерживать огонь, вместо того чтобы наносить мощные удары, считалась недопустимой. Поэтому производились заблаговременно расчёты снарядов, необходимых для выполнения той или иной боевой операции, которые и подавались заранее возможно ближе к батареям, как указано на рис. 9. Снаряды, необходимые для предполагаемого расхода на первый день операции, выкладывались накануне на батареях (сверх возимого при батареях боевого комплекта). В 3–5 км от батарей устраивались головные склады, обеспечивающие суммарно потребность в снарядах второго дня операции. Подвоз из головного склада до позиций производился средствами батарей (при удобстве подвоза снаряды при батареях не выкладывались, а в головном складе сосредоточивался запас на первые 2 дня операции).

Возле головных складов располагались подвижные артиллерийские парки со своим комплектом боеприпасов.

В расстоянии не более 15 км от головных складов устраивались промежуточные склады, обеспечивающие, в сумме, огневую работу артиллерии еще на три последующих дня (3, 4 и 5-й). Подвоз снарядов из этих промежуточных складов в головные производился средствами артиллерийских парков.

Наконец, в расстоянии не более 30 км от промежуточных складов, обычно возле или на станции железной дороги широкой колеи, располагался армейский передовой склад (местный парк) с двухдневным запасом выстрелов. Из армейского передового склада в промежуточные склады снаряды подвозились транспортами (конными или автомобильными) или по прокладываемой узкоколейной железной дороге. В случаях небольшого удаления (12–20 км) армейского передового склада от головных промежуточные склады не устраивались и совпадали с передовым армейским, в котором в таких случаях сосредоточивался запас выстрелов на 5 дней операции.

При обороне укреплённой полосы разрешалось выкладывать при батареях для отбития атак снаряды на однодневную потребность по расчёту, указанному в части III «Наставления для борьбы за укреплённые полосы» (по 250 патронов на 76-мм пушку), но с оговоркой, что выкладывание больших запасов на батареях крайне нежелательно, так как хранение в погребах вредно отражается на балистических качествах пороха, а в случае неудачи обороны запасы выстрелов будет трудно вывезти.

Отпуск снарядов войскам из головных складов (головных парковых эшелонов) производился по требованиям войск. Пополнение запасов головных и промежуточных складов производилось по их требованиям из армейских передовых складов.

В армейских передовых складах боеприпасы пополнялись из армейского тылового склада по требованиям передовых складов, не не иначе, как по распоряжениям зача, согласованным с оперативными указаниями командарма. Подача боеприпасов из армейского тылового склада в передовые производилась по железным дорогам или транспортами.

Подвоз боеприпасов к армейскому передовому складу должен обеспечивать подачу в размере дневной потребности.

На рис. 10 показана примерная схема кругооборота питания лёгких 76-мм батарей при распределении огнескладов согласно схеме, представленной на рис. 9. Из схемы на рис. 10 следует, что при удалении армейского передового огнесклада на 25–30 км от промежуточного и отсутствии узкоколейной железной дороги или автотранспортов на 8-й день наступит полное истощение боеприпасов, если между промежуточным и головным складом работают два парка и только один парк выделен для работы между промежуточным и армейским складом. При работе же между головным и промежуточным складом одного, а между промежуточным и армейским передовым складом двух парков результат ещё хуже: полное истощение боеприпасов в районе батарей, их резервов и головного склада наступит на 5-й день операции.

Питание боеприпасами тяжёлых батарей обеспечивалось ещё хуже. При некоторых тяжёлых артиллерийских бригадах имелись автомобильные парки, но для использования их необходимы отличные дороги, при плохих же дорогах, каких было большинство на русском театре войны, на автомобильные транспорты нельзя было рассчитывать.

По схеме рис. 10 парки должны проходить по 30 км ежедневно, а такие переходы сильно изматывали лошадей при длительных боях.

При движении вперёд питание боеприпасами без содействия железной дороги или автотранспортов обеспечивалось плохо: обычно к вечеру 6-го дня движения вперёд питание боеприпасами было уже не обеспечено.

В общем выяснилось, что для полного обеспечения артиллерии боеприпасами необходимо: питание головного склада из промежуточного вести всеми имеющимися парками полностью, не выделяя парков для питания промежуточного склада из армейского передового; питание промежуточного склада из передового армейского вести конно-железной или паровой узкоколейной дорогой и транспортами, при условии общей суммы подвоза не менее суточной потребности в боеприпасах.

При организации питания боеприпасами предлагалось иметь в виду, что подача боеприпасов батареями малыми порциями, дающими возможность только поддерживать огонь вместо того, чтобы наносить мощные удары, или расходовать только «дневные порции» боеприпасов недопустима.

Для обеспечения правильности доставки боеприпасов необходимо было заблаговременно составить соображения о «кругообороте» артиллерийских парков и своевременно испросить содействие от корпуса или армии к устранению возможной задержки в питании боеприпасами. Контроль организации питания и ответственность за последствия нарушения правильности питания возлагались на инспекторов артиллерии корпуса, армии и фронта.

Работа по организации огнескладов и по осуществлению питания боеприпасами распределялась так: от позиций батарей до головных складов — на начальников артиллерийских частей; от головных до промежуточных складов, включая те и другие, — на инспекторов артиллерии корпусов; от промежуточных до армейских передовых складов, включая последние, — на заведующих артиллерийской частью армии (зач).

Армейские передовые огнесклады питались распоряжением штаба армий фронта.

Для обеспечения питания боеприпасами требовалось: распоряжением общевойсковых начальников привести дороги в полный порядок и поддерживать их в надлежащем состоянии, привлекая к работам местных жителей по специальным нарядам или команды солдат; устроить на огнескладах подъездные пути и крытые помещения хотя бы только для гильз с зарядами, дистанционных трубок и взрывателей; при сыром грунте устроить помосты под бунты со снарядами.


615 «Наставление, для действия полевой артиллерии в бою», 1912 г., § 99, 101–114. «Указания» и «Наставление для борьбы за укреплённые полосы», Ч. II и III, 1916 и 1917 гг.

616 На парках, сверх питания боеприпасами артиллерии, лежало пополнение ружейных и револьверных патронов в войсках всех родов (см. том I, первую часть).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4906